Tags: модерн

"Обретенное время" Марсель Пруст

Нас победили, но мы довольны. Поскольку сами видим себя не побежденными, но победителями.

Фокстрот. Почему-то авантюру с чтением "Обретенного времени", предпринятым через пять лет после "Свана" и без намерения когда-нибудь вернуться к промежуточным пяти книгам эпопеи, обозначала этим словом. Не в смысле танца, но в значении "лисий скок". Своего рода аналог ходя конем - прыжок от начала к завершению. Зачем? Затем, что начатое когда-то следует должным образом заканчивать, хотя бы даже промежуточная стадия казалась пустой тратой времени.

Collapse )

И зря, совсем зря он сомневался насчет своего литературного дара. Прямо даже был близок к отчаянию, считал себя бесталанным. Нет, наступил на чуть смещенный относительно горизонтальной оси камень во дворе замка Германтов, вспомнил во всей совокупности венецианскую площадь Сан Марко и понял, что его великий талант в возвращении нам, неразумным, утраченного времени. Нет, илистая болотная муть Пруста не та вода, в которую когда-нибудь захочу войти снова.

"Эгипет" Джон Краули



Все переплетено, но не предопределено.
Это картина мира тех, кто
Вашей давно противится как секта.
Ведь у всего не единый архитектор.

OXXXimiron

"Барочные романы" Нила Стивенсона уходят корнями в "Эгипет" Краули. Это мое читательское открытие, ни в каких источниках на  мысль не наталкивалась. Хотя имею возможность пользоваться лишь самыми простыми и не сомневаюсь, что для специалистов это влияние давно стало общим местом. Ничего обидного для Стивенсона, я сама его горячая поклонница. У всего на свете есть корни, ствол и крона; все связано и переплетено. Долгие и сложные истории рассказывают себя посредством многих достойных людей и принять эстафету одной из них не зазорно. Просто Краули обратил внимание на определенные ее аспекты, оставив  другим возможность заняться прочими. Никак не потому, что охладел к теме, "Эгипетским циклом" он занимался на протяжении двадцати лет, написав с 1987 по 2007 четыре романа. А в прошлом году вернулся и дополнил рассказом "Кремень и зеркало" ("Flint and Mirror" 2018), написанным от лица героя "Эгипта", писателя Крафта.

  Почему "Эгипет" (в оригинале название начинается с литеры Æ)? Потому что имеется в виду не Египет с его застывшей в косности цивилизацией, и религией, согласно которой человек рождается лишь за тем, чтобы умереть. Герой романа Пирс Маффет начинает собственное исследование (расследование?) с банального вопроса: "Почему люди верят, что цыганки могут предсказывать будущее?" и, посредством нескольких несложных умозаключений: "потому что считают их владеющими тайным знанием" -  "передающимся устно по роду" - "происходящим из источника на родине цыган" - "которая по общему мнению Египет". Так вот, предавшись упражнениям в прикладной дедукции и сопоставив муторно-пирамидальную культуру Древнего Египта, о которой мы имеем представление, с учениями Орфиков и всякой прочей магией, также имеющую местом происхождения страну Ра, герой приходит к выводу, взрывающему мозг (как всякая конспирологическая теория).

Collapse )

У человеческого существа есть пять основных потребностей: в пище, в укрытии; а если не в укрытии, то в одежде; в сексе - или в любви, если это разные вещи; и в Смысле. Будучи лишен смысла, человек вполне может зачахнуть и умереть - точно так же, как человек, лишенный воды или пищи.