Tags: итальянская литература

"С окраин империи. Хроники нового средневековья" Умберто Эко

В ожидании варваров?
Разум - штука непростая, с ним трудно. Но когда он не спит, это сразу заметно. А еще разум очень требователен.

Он из тех, кто счастливо попал в обойму, снискав лавры не только единственного интеллектуала с родины Данте, которого знают все, но также и самого известного из итальянских беллетристов. Ну, потому что трудно представить, чтобы кто-то в сегодняшнем мире не слышал о "Маятнике Фуко" или "Имени розы".

Collapse )

О новом средневековье, завершающей группе статей, нельзя не сказать несколько слов отдельно. "С окраин империи. Хроники нового средневековья" это непрестанная феерия. Будучи специалистом по истории Средневековья, автор рассказывает о нем, как мало кто другой может. Неважно при этом, что в моем читательском активе давно "Осень Средневековья" Хейзинги, однако средневековый цикл Умберто Эко, сплетающий историю с современностью дарит совсем иной уровень читательского удовольствия. Рекомендую.

Техника государственного переворота" Курцио Малапарте

«Восстание – это искусство», – утверждает Карл Маркс: но искусство захвата власти, а не ее защиты.

Мало кто сегодня помнит Курцио Малапарте, а между тем, фигура это одиозная и для социокультурного пространства первой половины XX века довольно значимая, его часто сопоставляют с Эрнстом Юнгером, о чьем "Эвмесвилле", по странному совпадению, писала неделю назад. Впрочем, когда приходит время информации, она идет блоками. Однако вернемся к Малапарте. Урожденный Курт Эрих Зукерт, полукровка, немец папа, итальянка мама. Крупный, крепкий, витальный мальчик, вундеркинд, первое стихотворение опубликовал в четырнадцать, в шестнадцать бежал из дома сражаться за свободу Франции, имеет множество наград за храбрость.

Впечатляющая карьера, в двадцать один год назначен атташе итальянского посольства в Варшаве, в двадцать три вступает в фашистскую партию Италии, в тридцать три пишет "Технику Государственного переворота", резко отрицательную в отношении Муссолини и Гитлера, изгнан из рядов партии и отправлен в ссылку. Спустя два года прощен, строит на Капри знаменитую виллу (вид сверху - лежащий, положив морду на передние лапы лего-щенок), где Годар снимет свое "Презрение" с Брижит Бардо и Фрицем Лангом камео.

Collapse )

Гитлер, который в тридцать первом еще не пришел к власти. Подробный разбор его фигуры, в крайне нелестных выражениях, о безнадежной буржуазности, вплоть до женоподобия и предположений о склонности к половым извращениям. И однако же уже в то время предсказана серьезная опасность угрожающая в результате его прихода к власти. Похоже, Гитлер учел критику, выбрав в качестве эстетического воплощения национал-социализма сумрачный, подчеркнуто маскулинный тип тевтонского воина и белокурой бестии. Мне не было безумно интересно, не люблю про политику. Но, безусловно, информативное чтение.

"Шелк" Алессандро Барикко

- Я пробрался вглубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван...
...И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала его

Почему мы такие? Что нам дано, то не влечет. Запретный плод нм подавай, а без него нам рай - не рай. Может потому, что это в нашей природе? Завоеванное однажды относится подсознанием по разряду долгосрочных активов: удобно сидеть, но сердце не бьется чаще, при воспоминании. А хочется, чтоб билось. Дело даже не в желании - необходимо, чтобы все продолжало крутиться. Чтобы мир не перестал вращаться.

Collapse )

А в промежутках между встречами делать из жены подобие той, другой. В наивной уверенности, что не поймет, не догадается, отчего вдруг оказалась на роли мрамора, от которого отсекают все лишнее. И вытягивать из своей, из ее жизни, из жизни той, третьей, тонкую шелковую нить, другим концом уходящую в самое средоточие жизненной силы. У вас может создаться превратное впечатление,что производство шелка столь же утонченный процесс, как его ношение. Так вот, нет. Для того, чтобы червь, выбираясь, не повредил кокона, его варят прямо внутри. Там еще запашок довольно специфический. Когда б вы знали, из какого
сора.

А когда бы и знали, разве это кого останавливало? Так и будет. Гладкость шелка. Тонкая нить. Кто-то заживо сгорает в своем коконе.

Должен сообщить вам, сударь, одно весьма важное известие. Мы все отвратительны. Мы все на редкость отвратительны.
Господин был родом из Дрездена. Он торговал телятиной и плохо понимал по-французски. Господин разразился оглушительным смехом и закивал головой. Казалось, он уже никогда не остановится

!Восемь гор" Паоло Коньетти

Когда ты стоишь один на пустом плоскогорье под
бездонным куполом Азии, в чьей синеве пилот
или ангел разводит изредка свой крахмал.
когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому, кажется, ничего не надо,
на самом деле нуждается во
взгляде со стороны, в критерии пустоты.
и сослужить эту службу ему можешь только ты.
"Назидание" Бродский

На первый взгляд это о любви к горам. На второй и третий тоже, они здесь фоном, игнорировать не получится, даже если бы хотелось. Тоже люблю горы. Когда ты родом из мест, где пики в короне снегов видны с любой точки, нельзя не полюбить, и где бы ни жила после, недостаток этой детали пейзажа будешь воспринимать именно как недостаток. Но моя любовь к горам тем ограничивается - пусть они будут на горизонте, а карабкаться по кручам, что я, архар?

Collapse )

Очень простая, камерная и предельно честная история, в которой любовь и благодарность к родителям соединены с пониманием, что сам никогда не пойдешь по жизни их путем, Дружба проверяется и подтверждается делами, не требуя ни тесного общения, ни интеллектуального родства. А горечь и чувство вины переплавляются в любовь: к жене, к сыну, к горам. Последняя останется с отцом героя и тогда, когда отношения с женой охладеют, а с сыном сойдут на нет. И неожиданно проснется в повзрослевшем сыне.
Ничто не исчезает бесследно, а любовь и забота, которые мы дарим детям, вернется. Хотя бы даже и не к нам.

"Те, кто уходит, и те, кто остается" Элена Ферранте



Он с усмешкой, но беззлобно иронизировал над моей привычкой всегда и во всем занимать половинчатую позицию и называл меня полуфеминисткой, полумарксисткой, полуфрейдисткой, полуфукуисткой и недобунтаркой.

  Это как семечки: не так. чтобы вкусно и сытости особой не дает, только калории, прилипающие жировыми складками к животу и бедрам, да шелуха кругом. Но если начала, не перестанешь, пока не кончатся. Еще и утешишь себя : "В них уйма полезных микроэлементов" (в нежаренных, добавишь после паузы). Надо было прекращать после первой, и зачем за вторую взялась,а теперь уж поздно, коготок увяз - всей пичке пропасть. Элена Ферранте опытный птицелов и клей, которым мажет силки, патентованного качества.

Collapse )

  В общем, тому, кто решит продолжить, скучно не будет.

"История нового имени" Элена Ферранте


Время ничего не значит, оно просто идет. А нам надо изредка встречаться и слушать безумную музыку, звучащую в голове каждой из нас и отзывающуюся эхом в голове другой.

   На обложке этой книги красуется характеристика, данная ей неким (некой?) Джумпой Лахирн: «Безусловный, безоговорочный шедевр». Не люблю цинизма, но в данном случае не выходит не вспомнить: «А что, отец, невесты в вашей богадельне есть? – Кому и кобыла невеста» Кому и мыльная опера шедевр. Потому что в сути второй роман «Неаполитанского квартета», Ферранте совершенное мыло.  Обаяние детства и сложности пубертата, составлявшие львиную долю прелести первой книги, больше не работают в качестве сюжетообразующих. Героини, а с ними сонм второстепенных персонажей пестрой свиты, превратились в молодых женщин (и мужчин). И значит, пришло время эксплуатировать  основной инстинкт с максимальной степенью интенсивности.

  К чести Элены Ферранте, она не ставит этого во главу угла. История двух подруг таковой и останется, а затейливые узоры, которыми оплетут любовные, дружеские, родственные и прочие связи, лишь оттенят и укрупнят ее. Равно как мастерская игра на комплексах всякой книжной девочки. Все мы в молодости были немного Золушками, Синими чулками и Белыми воронами. Опасались оказаться недостаточно привлекательными, не умели подать себя самым выигрышным образом, и в то же время боялись опростоволоситься, стать объектом насмешек, сморозить глупость или бестактность и сделаться притчей во языцех в компании подлинных интеллектуалов.

  Я ведь не ошибусь, все читательницы отождествляют себя с Леной, рассказчицей, даже те из нас, которым по всему больше подходит роль Лилы – гениальной подруги. Потому что каждой в юности случалось дружить с лучшей девочкой на свете и видеть в подруге такие достоинства, каких сама она, за собой не числила (или не ценила в себе, считая естественной, а потому, не стоящей внимания, особенностью). И в этом очарование книги, не делающее ее шедевром, но выводящее в разряд удачных продолжений яркой первой части, с крепкой жизненной философией и перипетиями сюжета, за которым интересно следить. Для второго романа больше, чем достаточно.

  А немного «Анны Карениной» на моем читательском веку еще ни одной книге не вредило. Вы поняли, да, о какой коллизии я говорю?

"Моя гениальная подруга" Элена Ферранте


Она была нужна мне как стимул, как опора, как потайной ход в мир, расположенный за пределами нашего квартала.

  Появление на горизонте очередного автора, о котором тебе говорят, что его/ее должен знать каждый; и стыдно, живя в современном мире, не иметь о нем/ней представления, обычно вызывает реакцию от противного. Первым откликом на статью с броским заголовком: "Моя гениальная подруга". Почему мир сошел с ума от книги и сериала?", было: "Да неужели?" Но вторым: "А не почитать ли наконец Ферранте? Слышала-то я о ней много и все хорошее". Так я прочла первый из четырех романов "Неаполитанского квартета"

  К музыке тетралогия отношения не имеет, хотя идея назвать четверку романов с двумя сквозными героинями квартетом, оказалась грамотным маркетинговым ходом российских издателей (в англоязычном мире это Neapolitan Novels, Neapolitanishe Saga на немецком и просто Di Quattro Romanzi на родине). "Квартет" как-то сразу поднимает цикл над жвачно-сериальными ретроисториями, имя которым легион. Хотя в сути "Моя гениальная подруга" мало чем от них отличается. Не хочу сказать о книге худого, придумать что-то новое в подлунном мире невозможно и пытаться оценить литературное произведение на основе критерия "о чем" - занятие безнадежное. Важнее становится "как сделано" и "что автор дал читателю" Сделано мастерски. а сказать своей историей сериального толка госпожа Ферранте сумела важные вещи - честь ей и хвала.

Collapse )

  И лишь потом это мыльная опера жарких неаполитанских страстей середины прошлого века. Элена Ферранте так аккуратно завернула в них свои главные темы, что читатель проглотит, не поморщившись. Может даже и не заметив. Но они начнут прорастать в нем, независимо от степени осознанности и желания понимать. Чуточку меняя к лучшему. Сомневаюсь, чтобы это удалось сериалу, каким бы удачным он ни был, все же специфика совсем иная. Но ,может быть, посмотрев его, кто-то захочет познакомиться с источником. Тут-то он и попадется (шютка).

  На самом деле книга чудесная, героини живые и настоящие. а что до шлейфа их мужского окружения, то я и не заморачивалась особенно запоминанием имен и ролей. Они здесь на роли функций.

"Картонки Минервы" Умберто Эко


  Минерва - богиня мудрости в римской мифологии, соответствующая греческой Афине. Уточняю, потому что сама с ходу не опознала небожительницу, спутав ее с покровительницей памяти Мнемозиной. И все время чтения пребывала в уверенности, что именно к памяти, к ее умению сохранять сиюминутное озарение с тем, чтобы сделать из него полноценное размышление на какую-то тему апеллировал синьор Умберто, озаглавливая цикл. Оказалось, изначально нужно было целиться выше и это определенным образом характеризует автора. Зачем он станет обращаться к какому-то из свойств ума, когда можно взять в покровители весь ум целиком, да еще с мудростью в придачу.

  И не скажу, чтобы он себя переоценивал. Интеллектуал милостью божьей, читательские отношения с которым долгое время трагически не складывались, на сей раз Умберто Эко покорил-таки мое трепетное сердце.  Цикл "Картонки Минервы" представляет собой избранные тексты из числа тех, какие Эко публиковал в еженедельниках как колумнист. Такого рода записи на злобу дня в подавляющем большинстве устаревают, когда теряют актуальность породившие их события. Не в случае, когда за перо берется интеллектуал масштаба Умберто Эко.

  Очаровательные короткие спичи на любую тему, казавшуюся привлекательной прихотливой мысли автора в конкретный момент времени, сегодня, спустя четверть века со времени написания большинства из них, удивительно актуальны: те же войны на Ближнем Востоке; та  же, общая для всех, коррупция в политике; а тема эмиграции, переросшей в миграцию, вообще впервые так четко и остро прозвучала у него. Он бывает невероятно смешон. Но заставляет и грустить. И задумываться. А это главное. Думать, вообще, полезно. Браво, мэтр!

Тайна останется тайной на LiveLib


Читателю это явление наверняка знакомо. После интенсивного
воздействия на подсознание наблюдается интереснейший эффект: между... Читать дальше...
https://www.livelib.ru/review/999019-delo-d-ili-pravda-o-tajne-edvina-druda-karlo-fruttero-franko-luchentini?utm_source=livejournal&utm_medium=referral&utm_campaign=share_review

ЧТО ЗА ПРЕЛЕСТЬ ЭТИ СКАЗКИ. на LiveLib


Как от проказницы зимы,
Запремся нынче от чумы.
«Пир во время чумы» Пушкин

Так-кая древность: написано в середине XIV века, впервые прочитано в... Читать дальше...
https://www.livelib.ru/review/910334-dekameron-dzhovanni-bokkachcho