Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Дамы и Господа" Терри Пратчетт

Сон в летнюю ночь

Если бы кошки были похожи на жаб, мы бы очень быстро поняли, какими мерзкими, жестокими существами они на сам деле являются. Стиль. Вот что люди помнят.

Эльфы и феи, чьим подобием любуемся в осыпанных пыльцой гламура, вытянутых силуэтах моделей. Они, должно быть, прекрасны, не чета нам, простецам. Двигаются с природной грацией, и проблем с лишним весом нет у них, и с волосами, и с кожей и вот бы увидеть когда-нибудь... А если представить себе такую встречу в реальности: вот он, прекрасный эльф (или она, фея), и ты, такая: "Добрый день" с книксеном - а они в ответ не удостаивают взглядом или посмотрят как на говорящую мартышку, или решат позабавиться. Не спеша и с выдумкой убив тебя.

Эльфы "Дам и господ" ("Леди и джентльменов" в другом варианте перевода) такие, и лучше бы им не появляться в наших краях. Но грезящим единорогами романтическим дурочкам это невдомек, они мечтают о всяком таком, и косплеят, и призывают на свою дурную голову. Так начинается четвертая книга подцикла Ведьм, вторая о паразитарной вселенной (первая, если что, "Ведьмы за границей" паразитами там выступали сказки) и вторая шекспировская. На сей раз Пратчетт берет за основу не трагедию Барда, а самую знаменитую из его комедий - "Сон в летнюю ночь"

Collapse )

Пока это все, в наш мир потихоньку просачивается подлая эльфийская магия, прорываясь окончательно в день свадьбы. О, это будет та еще охота, и Маграт в этой книжке просто дивно хороша. Впрочем, все они прекрасны, но "Дамы и господа" ее звездный час.

"Творцы заклинаний" Терри Пратчетт

Ра(в)зные права

Плоский мир предлагает глазу гораздо более впечатляющие зрелища, нежели те, что можно найти во вселенных, сотворенных Создателями с худшим воображением, но лучшими способностями к механике.

Мечты должны осуществляться. То есть, когда вы мечтаете о мире во всем мире, это наверняка сбудется лет через двести, если до того человечество не самоуничтожится. О собственном острове и дворце из розового мрамора - тоже, но в следующей жизни (или в одном из миллиарда параллельных вселенных). Если ваша мечта переслушать подряд все книги Терри Пратчета о Ведьмах, а именно такая была у меня последние несколько лет - то это возможно в "здесь и сейчас".

Именно подряд, потому что в первый раз читала эти книги по мере того, как они попадали в руки, вразнобой, и всякий раз это было прекрасно. Но когда выстраивается последовательность и просто имеешь возможность глубокого погружения в историю - это в тыщу раз круче. Именно переслушать, потому что Александр Клюквин, один из лучших исполнителей русскоязычного пространства, и слушаю я с ускорением, стало быть, десятичасовая книга возьмет часов семь, которые. к тому же, можно совместить с транспортом, прогулкой, выполнением рутинной работы. Это долгое вступление к разговору собственно о книге, чтобы объяснить, что некоторые вещи-для-счастья по-прежнему доступны. Невзирая.

Collapse )

Пратчетт - это процентов на семьдесят пять голос рассказчика: стиль, язык и особый темноватый юмор. Именно в оттенках серого, то неповторимое, отчего в пору первого знакомства тотчас причислила его к своей тройке ныне живущих литературных гениев. Пишущих миллионы, сэр Терренс такой один, был и остается. Именно поэтому цикл о Ведьмах, казалось бы, такой заманчивый для кино, не экранизируют. Сама по себе история хороша, но это лишь одна из тысячи хороших волшебных сказок с выражено феминистским звучанием. То, что делает ее уникальной, голос рассказчика, средствами кинематографа передать невозможно.

Но есть и хорошая новость - он передается аудиокнигой. Перевод Елены Кравцовой и Льва Вольфсона достоин оригинала.

"Бесконечная война" Терри Пратчетт, Стивен Бакстер

Двигаясь зигзагом

На Долгой Земле продолжалось лето, а военный корабль «Бенджамен Франклин» летел дальше — довольно хаотически, двигаясь зигзагом.

На самом деле нет. Не Терри Пратчетт, аршинными буквами вынесенный на обложку, а его соавтор, наваявший в общей сложности больше полусотни книг - вот, кто истинный автор этой книги и всего цикла о Бесконечной земле. Не то, чтобы я как-то особенно не любила Стивена Бакстера, я его просто не читала, кроме заглавной книги цикла и вот этой, однако не думаю, чтобы когда-нибудь захотелось продолжить знакомство. Небольшое уточнение для поклонников сэра Терренса: он на самом деле не писал этих книг, ему принадлежит идея, которая возникла еще в восьмидесятых, примерно в одно время с Плоским миром. Однако начав работать над тем колоссальным циклом, Пратчетт уже не имел возможности вернуться к НФ о странствиях между параллельными мирами. Задумки было жаль и он отдал ее Стивену Бакстеру, с которым подружился на одном из фантастических конвентов.

То есть, от Мэтра тут базовая идея и некоторые сюжетные повороты, которые он время от времени подбрасывал соавтору. Об этом стоит помнить, выбирая для чтения "Бесконечную войну" и не находя в ней любимого писателя. Итак, второй роман продолжает цикл о бесконечном множестве параллельных миров, уместившихся в едином пространстве, подобно полчищу ангелов, танцующих на конце иглы. Миров неисчислимое множество, и в этом дополнительная прелесть, можно осваивать какой-то вместе с единомышленниками. То есть, по сути, концепция "Бесконечной Земли" - это перенесенный в материальный мир принцип интернет-сообществ, которые тоже возникают буквально на пустом месте. С добавленными опциями возможности потрогать руками, понюхать носом, пожевать ртом - полная иммерсивность.

Collapse )

Задумка очень недурная, но исполнение скверное. Незаменимые есть и всем нам не хватает Терри Пратчетта. Навсегда.

"Потомокъ. Князь мертвецов" Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Нет, весь я не умру

— Погодите, погодите. Если этот ваш Кощей в самом деле был — а не только в сказках — высшей нежитью, с иглами в яйцах на деревьях…

Давайте по порядку. Во-первых, это лучшая книга и книжная серия (в ней три романа) моего января. Во-вторых, "Потомокъ" - тот редкий случай, когда легкое чтение умно, а умное "проглатывается". В-третьих, внятный динамичный сюжет и яркие живые герои. В-четвертых, это стимпанк с ходячими мертвецами в колорите Российской империи XIX века. В-пятых, стилистически роскошно (хотя стиль стоило бы поставить на первое место, язык - мясо книги). Можно говорить о шестых, седьмых, -дцатых достоинствах, но главное - и это единственное, в чем я, с моим тихим голосом, завидую Галине Юзефович и другим книжным людям с харизмой, которые могут сказать о книге и все тотчас кинутся читать - я хотела бы, чтобы у вас была эта история, потому что она лучшее книжное, что случилось со мной за последнее время, и куда более действенная буктерапия, чем стопицотое пережевывание чужих травм.

Предвижу скепсис: "кто такие, почему не знаем?" Не знаем, потому что на планете нас семь миллиардов и всего хорошего знать нельзя, а Илона Волынская и Кирилл Кащеев пока не попали в фокус внимания критиков и блогеров, не вышли в бумаге ни в одном из топовых издательств (куда вы смотрите, господа!?). Однако соавторы кандидаты исторических наук и к написанию своего альтернативно-исторического фэнтези подошли в высшей степени серьезно, здесь не будет розовых соплей на тему #россии_которую_мы_потеряли; как социальная проза это жестко, порой до жестокости, со всеми мерзостями расеюшки, вроде закона о кухаркиных детях и еврейских погромов, и не уступает силой воздействия бабелевским рассказам или "Месту" Горенштейна. Эпизоды с посмертными воспоминаниями бедняков просто оглушительные по силе воздействия, когда знобко ежишься, слушая.

Collapse )

В первой части, квестом героя было упокоить поднятых чужой злой волей мертвецов, во второй - убить, чего он, естественно, не хотел, но случилось разбойное нападение на город и берсеркизм Мити пришелся кстати. Третья задача потруднее будет - надо умереть, чтобы стать Истинным князем. Это мир, где магия не только возможна, но и сосредоточена, главным образом, у "кровных" - потомков древних славянских богов. Поскольку герой мораныч (ведет род от богини смерти Мораны), то быть ему материализацией Кощея. Мда, не очень заманчиво, особенно для записного франта. Этот основной конфликт лишь часть объемной истории, где калейдоскоп событий, хитрые интриги, яркие персонажи, коррумпированная власть, национальный вопрос, трудности взросления, древнее зло и современное предательство, мощная социальная составляющая, крепкая дружба и лютая вражда и все-все-все.

Как критик (а Школу критики в Ясной поляне таки закончила), я должна бы сказать и о недостатках, но их просто не нахожу. Слушайте на радость.

"Номер Два. Роман о человеке, который не стал Гарри Поттером" Давид Фонкинос

Продолбанные шансы

Профессий много, но прекрасней всех кино.
Кто в этот мир попал - навеки счастлив стал.

А кто не попал? Стал ли несчастлив? Когда в мои тринадцать в нашей секции стрельбы из лука была Света, о которой говорили, что она снимается в фильме Сергея Бодрова "Сладкий сок внутри травы". Мы не общались и время тренировок не совпадало, только иногда перекрывалось, но держалась она так, будто отблеск алмазной пыльцы кинематографа покрывал ее крагу и напальчники. После, когда фильм показали по тв, я готовилась сказать всем: "А вот с этой девчонкой я занималась на стрелковом стенде", рассчитывала увидеть ее в главной роли, но Света мелькнула в крохотном эпизоде. Да и некому оказалось говорить, никто из моих знакомых этого фильма не смотрел, а сама я в четырнадцать уже занималась подводным плаванием.

Но то была проходная картина, снятая на Казахфильме никому тогда не известным режиссером ("Чужая Белая и Рябой" и "СЗР" будут после). Если бы речь шла о кино голливудского класса, по книге, которую читали и любят все, это было бы другое дело. Гонкуровский лауреат Давид Фонконос рассказывает историю, герой которой мог бы сняться в главной роли такого фильма, став навеки счастливым. Но проиграл на финальном этапе.

Collapse )

Отличная история в традициях святочного рассказа, когда все плохо-плохо-плохо, но в финале всех нас ждет большое счастье.

* Мартин Холл и его история полностью вымышлены автором.

"Кобра Аска из клана змей" Марина Комарова

Что за прелесть эта змейка

Моя личная подпись очертаниями напоминает кобру, приготовившуюся к нападению.

Есть соблазн причислить книгу Марины Комаровой к бояръ-аниме: магия, попаданка в тело юной квази-японки, кланы. Однако не меньше здесь от академического романа: героиня и ее подруги учатся в школе боевой магии Годзэн, дружат и враждуют со школой Токугава, есть и персональный оммаж Гарри Поттеру - Аска змееуст, а первое проявление ее дара такая же неожиданность для нее самой и так же шокирует окружающих, как в случае с мальчиком-волшебником.

Остановлюсь на том, что "Кобра Аска из клана змей" очень недурной мультижанровый коктейль. Да и нет необходимость определяться с точностью до миллиметра в жанровой принадлежности, когда написано хорошо, читается с удовольствием, героиня обаятельна, мотивации ее поступков ясны и вызывают сочувствие (выжить, овладеть рёку, восстановить былое величие клана Шенгай). Попутно не потеряв себя, даже в общении с богиней, а это важный опыт, близость к большой власти ломает и сминает самость покруче бед, несчастий и прочих испытаний.

Collapse )

Очень хорошо для фанфика, однако потенциал у авторки куда серьезнее.

"Возрождение Тёмной" Юлия Фим

̶У̶б̶и̶т̶ь̶ Любить Дракона

Азиатская экспансия в культурную сферу завершилась победой по всем фронтам за одну пятилетку. Говоря об Азии, я имею в виду, в первую очередь, Китай. Когда смотришь на процесс в динамике, он не впечатляет, он поражает. Начало 18-го, русскоязычный читатель снисходительно приглядывается к нобелианту Мо Яню и фантасту Лю Цысиню ("ну Нобеля-то за политику дали, но гляди-ка и у них есть фантастика, "); затем вокруг становится много всего качественного китайского, начиная с автомобилей, заканчивая дорамами; в начале 21-го появляется "Павел Чжан и прочие речные твари" Веры Богдановой, до деталей предсказавший сегодняшнюю увлеченность Китаем. И вот, конец 23-го, русскоязычное фэнтези в сеттинге альтернативного средневекового Китая. Круг замкнулся.

Collapse )

Дороги судьбы сводят темную Чживэй и светлого Шэня, дают им спутников, каждый из которых обладает уникальным талантом, и отправляют в долгое, полное опасностей, странствие. Нет, я не прониклась этой историей, вся она построена на жанровых клише разного уровня свежести, а источником вдохновения Юлии Фим служили главным образом дорамы, она сама говорит об этом в послесловии. Но это нравится читателям - пусть цветут сто цветов, как завещал Мао.