Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Вечная мерзлота" Виктор Ремизов

Вечная мерзота
Страна, живущая в бараках и впроголодь, строила грандиозное и никому не нужное. И делала вид, что гордится этим.

Роман в лонг-листе Большой книги 2021. Тема: строительство Трансполярной магистрали - железнодорожного пути общей протяженностью тысяча четыреста километров, который должен был соединить северные области европейской части Советского Союза с Беринговым и Охотским морями. Чтобы понятнее, большая часть пути за полярным кругом с крайне низкой, по причине непригодности для жизни, плотностью населения.

Collapse )

В романе есть по-настоящему сильные сцены: Ася с Севой и Колей в Якутском, смерть Сталина - в первом случае было чудовищно больно, во втором испытала ликование. Но они теряются в этом громоздком объеме скучного, безостановочно эксплуатирующего нижние этажи восприятия: страх, отвращение, безнадежность - текста.

"Красный Крест" Саша Филипенко

– Мы сегодня ели Сталина!
– Это как?
– Я ел голову, но она невкусная – там одно тесто!

Голова Сталина в "Красном кресте" лейтмотивом. Не пугайтесь эпиграфа, это дети рассказывают герою, как папа принес в детсадовскую группу дочери в день ее рождения торт в виде вождя в гробу. Зачем? Тайна сия велика есть. Мрачная полесская готика (?) - дело происходит в Минске. Хотя в целом настраивает на верное восприятие книги. Незамысловато абсурдистским приемом автор дает читателю понять: речь пойдет о том, что же все-таки было у него в голове, отчего эта неупокоенная голова до сих пор влияет на людей, при нем и не живших. Заодно предупреждая, что разговор пойдет средствами предельно китчевыми.

Collapse )

Одновременно Саша (героя-рассказчика автор делает тезкой) переживает свою замысловатую трагедию. Открывать в подробностях не буду, намекну: имеет быть шаблонная в жалостливой литературе неизлечимая болезнь любимой. Однако блюдо, приготовленное из этого нехитрого ингредиента достойно восхищения. О том, что правды в книге ни на грош, говорить излишне. Но Саша Филипенко ведь модный автор, ему о том печься не к лицу. Зато читабельно и в целом кажется имеет под внешним слоем китчевого антисталинского лубка более глубокий смысл. Беда в том, что докапываться до него вряд ли захочется.

– Съели вашего Сталина.
– Что?
– Съели, говорю, вашего Сталина, невкусный он.

Лекция «Стругацкие. Пикник на обочине – вся правда об СССР». Быков


  Кому довелось спознаться с "Пикником на обочине" в детстве, тот на всю жизнь станет поклонником Стругацких. По крайней мере, в моем случае так же верно, как в случае Дмитрия Быкова (хештег "король и я").  Мне в каком-то смысле повезло меньше, потому что только фрагмент из романа в "Библиотеке современной фантастики", томик которой неведомыми путями оказался одной из полутора десятков книг в доме, где не читали в принципе; и я ухватила цыплячьими лапками: "Можно посмотреть?", пока взрослые праздновали какое-то застолье с "Шумел камыш". Да так и утащила домой. А на другой день свалилась с высокой температурой, обеспечившей неделю домашнего счастья с этой книгой, и все хищные вещи века радостно вцепились а неокрепший детский головной мозг. Но ядовитые зубы оказались только у "Пикника". И, тотчас позабывшая не только имена авторов, но даже и название романа, обрекла себя многие годы мучительного поиска:  вглядываться в каждое смутно похожее имя, во всякий фантастический сюжет, хоть отчасти напоминающий тот странный отрывок, развила болезненную чувствительность к стилистическим особенностям.

Collapse )


  Об этом, а еще о своем посещении Чернобыля, он и расскажет, почти дословно повторяясь, чего обычно не делает, в обеих лекциях, посвященных роману. СССР, так СССР, всякое понимание имеет право на жизнь и пусть цветут тысячи цветов. Но я вот, пока писала, поняла, в чем коренное отличие моего отношения к стране нашего общего с ДЛ детства от его отношения. Его родители выписывали журнал "Аврора" долго после того, как тот напечатал "Пикник", а мне и спросить не у кого было. Все решает окружение. Когда есть, с кем поговорить, Советский Союз вовсе не такая плохая страна, какой запомнилась мне.

О полезности ненужных вещей.

  Я выросла в Алма-Ате и не помню никакого взаимного недовольства между людьми, населявшими этот пестрый в национальном отношении город. Мы и не задумывались о том, кто какой нации, играли все вместе, друзей выбирали исходя из личных симпатий,  не руководствуясь цветом волос и разрезом глаз. Случалось слышать разговоры о том,  что национальная политика, которая позволит полуграмотному аульному казаху поступить в институт, отрежет этот же институт от меня. Но в глубине души любой понимал, что добросовестная учеба скорее гарантирует поступление и карьерный рост, чем принадлежность к титульной нации.
Collapse )
  Я хороший сделала реферат, историк остался доволен. И никогда потом мысли не допускала, что имею тут больше прав, чем кто-то другой. Так что бывает и от истории КПСС польза.  Для души.