Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Комната старинных ключей" Елена Михалкова

Роман с ключом

А вы действительно думали, милая девочка, что можно дать человеку ключ, и он откроет им дверь, через которую можно уйти от трудностей?

Полина, 23 года, не замужем, без детей, без жилья, без родственников ищет работу. В институте она тоже не доучилась, до последнего времени компетентности хватало, чтобы торговать компьютерами, но с кризисом попала под сокращение и теперь обстоятельства ее таковы, что за 12-метровую комнату-гроб, как у Раскольникова, скоро нечем будет платить. Поэтому вакансия домоправительницы в загородном поместье для нее та соломинка, за которую хватается утопающий. Дом, впрямь, необычный, как и его жители. Хозяин, Анжей Ковальский, не то психотерапевт, не то шарлатан, но чем бы ни зарабатывал - достаточно, чтобы построить и содержать этот необыкновенный дом с псевдофамильными портретами, потайными комнатами и "оживающей" головой дракона над входом.

Collapse )

Книга сильно не новая, но аудиоверсия в исполнении Игоря Князева вышла вот только что, его чтение всегда в радость.

"Маленький плохой заяц" Константин Михайлов

Мы все такие разные

Известный исторический анекдот: узнав от миссионеров о наполеоновских войнах, маори больше всего были поражены их бессмысленностью: как можно было перебить столько людей и ни одного потом не съесть? Даже если эта история – вымысел, идею она передает хорошо. Нельзя судить другие культуры по нашим стандартам, тем более если им приходится выживать в чрезвычайно непростых обстоятельствах

Вторая из трех книг Альпины, которые я наметила прочесть после

11:26

и на сей раз довольно читабельная. Нонфикшн Константина Михайлова о взаимосвязи бытия и сознания или религии и окружающей среды - читается легко, с неизменным интересом, и нет соблазна назвать набором абсолютно бесполезных сведений, ну хотя бы по причине четкого донесения простой мысли: нельзя судить всех по одному стандарту.

Кстати, почему "Маленький плохой заяц"? Все просто, потому что в африканской культуре и фольклоре заяц такой трикстер, примерно как наша Лиса. Там другие условия, иной уровень адаптации, и даже фертильности. Тамошние зайцы не плодятся как наши и, в отличие от европейских, заботятся о своем потомстве. Братец Кролик, пройдоха и плут - это как раз отголосок африканской заячьей ипостаси. А губа у него раздвоена потому, что ее рассекла оцарапанная им Луна (откуда на Луне пятна). А повздорили они после того, как Заяц отказал людям в возможности воскресать после смерти, о чем просила для них Луна, которая умирает и возрождается. Потому-то мы и умираем насовсем, все из-за маленького плохого зайца.

Collapse )

"Одсун" Алексей Варламов

Душа моя Павлик

Откуда берется зло? Почему нельзя устроить жизнь так, чтобы у каждого народа, у каждого человека был свой дом, свой кусок земли и никто бы не зарился на соседний?

По правде говоря, его приезд в Чехию имел целью не чтение лекций по литературе, о которых говорит аннотация, какое уж там от человека, отродясь нигде не преподававшего? Работа в университете была частью легенды в операции, довольно неуклюжей и бестолковой, как все в жизни героя, по сбыче его серебряной мечты о мирной обеспеченной старости вдали от потрясений родины. Предполагалось. что он поработает в Оломоуце, через несколько лет получит европейские документы, а дальше волен жить где вздумается. Ого! Ага, и все это ему обеспечит доброе расположение друга детства, олигарха с несерьезной фамилией Павлик.

Но не спешите завидовать, человек предполагает, а Бог располагает, и расположение оказалось не в пользу героя, который остался в Судетах без денег, без возможности связаться со своим покровителем, с довольно хлипкими документами. Добавьте к этому возраст под полтинник, выраженную алкогольную зависимость и язык страны пребывания, которым он не владеет. Уже не так лучезарно, правда? Но чудеса таки случаются, и герой, которому ни на что, кроме депортации, надеяться не приходилось, обрел приют в доме православного священника Иржи.

Collapse )

Я большая поклонница биографических книг Алексея Николаевича, однако его художественная проза сильно выбивает меня из зоны комфорта, "Одсун", заставляющий пересмотреть некоторые элементы картины мира, не исключение. Ключевая идея романа для меня - неподсудность, так внезапно созвучная западнославянскому одсун в заглавии.

"Мальчик, который рисовал кошек" Лафкадия Хирн

Японские боги

Ползи, ползи
Улитка по склону Фудзи.

Рецензия на "Пропавшие наши сердца" стала последним текстом, которые я написала для портала "Литературно" накануне его закрытия, а вспоминаю об этом сейчас, потому что книга "Мальчик, который рисовал кошек" - важная сюжетообразующая деталь романа Селесты Инг. В мире, где все связано и переплетено, такая синхроничность обычное дело, книги передают друг другу приветы, используя нас, читателей, как вестников, и это не худшее из того, что может с нами случиться.

Я думала, что книга про мальчика и кошек, сюжет которой пересказывается в романе, выдумана писательницей, но нет, в англоязычном мире эта история и ее автор довольно известны. Он удивительный, Лавкадио Хирн: родился в Греции в 1850 году, рос в Англии и Ирландии, молодость провел в Америке в зрелости уехал в Японию, где и нашёл своё место. Японцы называют его Якумо Коидзуми и мало кто из носителей западного канона сделал столько для популяризации японской культуры.

Collapse )

"Фудзи-но-Яма" Документальный отчет о восхождении на священную для японцев гору Фудзи, которое Хирн совершил в компании двух проводников-гориков. И это вовсе не простое паломничество. Но история молодого метеоролога с женой, которые намеревались перезимовать на вершине в деревянной хижине без топлива, едва не замерзли насмерть, но отказывались спуститься, когда спасательная экспедиция явилась спасти их - таков гордый дух самураев - эта история прямо ух! И на обратном пути, когда спускались по песчаному склону бегом, как у них из-под ног прыснула стая мышей, и один из гориков поймал мышку на бегу, дал ее Лавкадио, тот рассмотрел и отпустил - рыльце у нее было вытянутым. Ну такая милота.

Классная книга и совершенно неоценимый источник сведений о японской мифологии для тех, кто интересуется темой.

"Мандала" Сондон Ким

Хлопок одной ладонью
Совместимы ли религия и литература? Исходя из тезиса, что обе заняты поиском правды и истины, можно ли считать их тождественными? Чушь собачья…

Сказать, что Южная Корея в моде - ничего не сказать. Страна, в которой в пятидесятые лучшим подарком ребенку было яйцо, а нынче самый высокий в мире уровень востребованности услуг пластических хирургов, и апгрейд внешности успел стать настолько естественным, что лицевая коррекция - стандартный подарок к совершеннолетию. У внешне привлекательного человека больше шансов на получение хорошей работы с большей оплатой и перспективами карьерного роста.

Collapse )

На некоторое время монахи становятся спутниками: Пёнчин продолжает странствие, Чисон изгнан и монастыря со сменой настоятеля. После их пути расходятся, но жизнь то и дело сталкивает молодых людей. Классик корейской литературы Ким Сондон в своем дебютном романе отчасти рассказал собственную историю. Он так же, как Пёнчин ушел в монастырь, оставив учебу, и так же, как Чисон, был изгнан, хотя не за аморальное поведение, а за рассказ, который победил в конкурсе малой прозы, но слишком откровенно говорил о коррупции в монастырской жизни. Примерно тогда же была написана повесть "Мандала", позже превращенная писателем в роман.

Темы социальной несправедливости, духовных исканий, отношений между литературой и религией в руководстве духовной жизнью народа - все это близко толстовской проблематике, не случайно роман в коротком списке номинации литературной премии Ясная поляна "Пропущенные шедевры". Не самое простое, но интересное и глубокое чтение

#корейская литература, Ким Сондон, Ясная поляна 2023, Пропущенные шедевры, Южная Корея 70-х, буддизм, духовные искания, социальная проза, перевод Лидии Азариной, АСТ