Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Исландия" Александр Иличевский

Человек в ландшафте

Ах, страна исландская, выбритая кожица - космонавтов привлекла, на Луну похожая

Здешняя Исландия если и имеет какое-то отношение к маленькой северной земле, по одним данным построившей у себя идеальное общество без преступности, по другим обанкротившейся - так вот, если  и  имеет, то довольно опосредованное. Здешняя Исландия - бедняцкий район Иерусалима, названный в честь страны, которая первой признала независимость Израиля. Если название настроило вас на возможность потоптать загадочную ледяную мантию, оставьте напрасную надежду. Зато  раскаленной пустыни здесь с избытком.

Collapse )

Скучно не будет. Понятно тоже. Удовольствие от встречи  с хорошей  прозой вы гарантированно получите, но стихи в прозе скверные.

"Желание быть городом" Дмитрий Бавильский

Желание подарить город(а)

Иной раз существенна не «фактурка», а послевкусие и желание сравнить впечатления. Причем не только от картин и алтарных конх с мозаиками, но и от самого факта перемещения по Италии,  способного превратиться в роман о жизни внутри странной, ни на что не похожей вненаходимости.

Список индивидуальных достижений у всякого свой. Есть среди них такие, какими намечаешь быть более матери-истории ценен: дом-дерево-сын (отчего дочь не котируется?) Есть вещи сиюминутные и преходящие, которые однако отчего-то имеют для тебя значение: переплыть Берингов пролив, подняться на Эльбрус, посетить тридцать пять итальянских городов и о всяком рассказать что-нибудь интересное, прочесть все, номинированное на Большую книгу в текущем году.

Collapse )

Отличная книга, которая может помочь при планировании итальянского путешествия, а может подарить Италию сидящему за домашним компьютером соотечественнику - великое благо интернета позволяет, читая, увидеть то, что видел автор.

Зато какое здесь, в разноязыкой толпе, гротескное и наполненное одиночество...

"Неучтенная планета" Дарья Бобылёва

И снится нам не рокот палиндрома

Муза, ранясь шилом опыта, ты помолишься на разум.

На случай, если кто не догадался - в эпиграфе палиндром (фраза, которая читается одинаково в прямом и обратном порядке).  Особенность языка и письменности неолюдей в палиндромамтичности. Нет-нет, в книге представители этой гуманоидной расы Айа и Селес не будут изъясняться таким способом не будут, она написана на русском, а не на новочеловеческом. Для чего нам сообщили об этом, так и останется неясным. Разве что для объяснения диковинных имен героев.

Таких нестреляющих ружей в книге много. Собственно, она из них состоит. Вообще, автор мистики и хоррора, обращаюющий взор к фантастике,  достаточно большая редкость. Обычно писатели с талантом такого свойства отдают предпочтение фэнтези. В редчайших случаях, когда берутся все-таки за фантастику, это предельно мягкая, гуманитарно окрашенная, без технических подробностей литература. У Брэдбери корабли просто прилетают на Марс, а няня-робот прибывает в семью, упакованная в фанерный ящик.

Collapse )

Дальнейшее знаменуется теми же оборванными хвостами, незавершенностью и логическими противоречиями. Да к тому же, в финале тебе сообщат, что приключения героев этим только начались и надобно ждать продолжения, если хочешь узнать, что будет дальше. Честно говоря, что-то не хочется.

"Слуга двух господ" Карло Гольдони

Коль сойдемся в цене, мы вам послужим
Ну и дела, как дальше жить?
Тут быть скандалу непременно.
Еще никто не мог служить
Двум господам одновременно.

Хотелось праздника. Чтоб одеться и выйти в свет, чтобы нарядные красивые люди вокруг и особая атмосфера причастности к чему-то, кроме поедания зажаренных на открытом огне продуктов или совмещенного с шопингом кинопохода в мегамолл. По счастью, Краснодарский театр Драмы давал "Слугу двух господ" и билеты еще не все были распроданы. Мы пошли. Очень хорошая постановка. Живой, веселый, яркий спектакль, красивые актеры, замечательные костюмы и декорации. Вечер удался.

Collapse )

Пройдоха и враль, не раз на протяжении действия получает возможность распорядиться хозяйскими деньгами, тысячекратно превосходящими его заработок, но обобрать хозяев на большее, чем пара блюд к собственному обеду для него немыслимо. И в целом "Слугу двух господ" можно рассматривать как свод законов подчиненного: служи честно, поворачивайся быстро, будь креативным, своего не упускай, но меру знай. И все у тебя получится.

"Солнечный берег Генуи" Наталь Осис

Лигурийская регулировка
Меня вызвали в школу: Ваш, говорят, сын Пьетро мало общается с иностранными детьми. Все его друзья итальянцы. Может быть, вы внушаете ему шовинистические настроения? Пришлось напомнить им, что Пьетро не совсем Пьетро, а Петр Михайлович, русский экстракоммунитарий.

Определение "экстракоммунитарио" к коммунизму и коммунарам никакого отношения не имеет, а вовсе даже означает человека, рожденного вне Евросоюза, в каковом положении не только Петр Михайлович, но и его мама, написавшая эту книгу Наталья Осис.

Collapse )

Хотя для меня неожиданно трепетным открытием стали итальянские партизаны-антифашисты, о чьей борьбе мы почти ничего не знаем. А между тем, в их рядах сражалось немало наших соотечественников, и память их чтут там - такое грустное и прекрасное соединение Bella Ciao с Катюшей. И еще, чуть не до слез тронул рассказ о генуэзских автобусах, на которых красуется изображение чумазых парня и девчонки с подписью Grazie Ragazzi! - Спасибо, ребята. Но об этом нужно было бы долго рассказывать, лучше почитать в книге.

"Сага о Щупсах" Том Шарп

Проблема нахождения мужа в Нортумберленде
Должна же быть на этом пляже хоть одна нимфоманка. Но как ее обнаружить? Вряд ли уместно ходить по пляжу и выспрашивать у каждой.

При случае попробую читать его еще, но первое знакомство с Томом Шарпом не назову удачным. Может быть проблема в том, что "Щупсов" он написал в возрасте восьмидесяти лет, которые вряд ли кто рискнет назвать временем творческого расцвета? А может абсурдистский юмор просто не совсем мое. Не нахожу забавным ни того, что очередная #онажемать! превращает, и без того не блещущего красотой и талантами сыночка, в совершенно затурканное создание; ни того, что папаша, утомившись смотреть на отпрыска, как две капли воды похожего на себя самого, бросается на него с ножом. Это что вообще, это зачем?

Collapse )

Единственное, что по-настоящему круто - концепция злобного матриархата Щупсов, когда девицы столь уродливы и мужеподобны, что вынуждены женить на себе мужиков силой. Хотя обыкновение удушать собственных младенцев мужеска пола как-то не вызывает живого отклика. Такого рода профанно-живодерский феминизм за пределами моего чувства смешного. Резюмируя: не сложилось у песни начало.

Travels in the Scriptorium by Paul Auster

Цени в себе свинец
Try to remember. That's all I ask of you. Try. Попробуй вспомнить. Это все, о чем я тебя прошу. Попытайся.

Старик просыпается в комнате со спартанской, впрочем наводящей на мысль об отменном качестве, обстановкой. Всего по минимуму: кровать, стол, стул, но все дорогое Даруемое опытом умение оценки, единственное его знание. Больше ничего. Что за место? Больница, санаторий, дом престарелых, тюрьма для привилегированных узников - наконец. Кто он? Не помнит собственного имени, адреса, семейного положения, рода занятий. Сколько ему лет? С равной долей вероятности может быть от шестидесяти до ста.

Collapse )

О Travels in the Scriptorium ("Путешествиях в скриптории"), написанных в две тысячи седьмом, говорят, как о романе вобравшем в себя не только основные черты, и мотивы предыдущих книг Остера но и большинство персонажей написанных им прежде книг обрели пристанище на этих страницах. Такое промежуточное подведение итогов, подобное тому, какое устроил Воннегут в "Синей бороде", поместив на картину Карабекяна героев всех своих книг.

Знатокам остерова творчества разгадывание этой шарады может доствить немалое дополнительное удовольствие. Вот Зиммер из "Книги иллюзий", Гласс и Куин из "Нью-Йоркской трилогии", Анна - "В стране уходящей натуры", Флойд - "Музыка случая", постоянное головокружение Бланка - не отсылка ли к "Мистеру Вертиго"?

Интересный постмодернистский роман, не самый уютный для ценителя линейного нарратива и разного рода "от забора до обеда", но если вы не прочь побродить по саду ветвящихся тропок, милости прошу.

История с географией или Знаете ли вы? на LiveLib


Это могло бы показаться странной идеей - сделать аудиокнигу из богато иллюстрированного издания, предполагающего, что в процессе чтения будут... Читать дальше...
https://www.livelib.ru/review/1834399-parnasskij-peresmeshnik-novelly-iz-istorii-mirovoj-kultury-aleksandr-radaev?utm_source=livejournal&utm_medium=referral&utm_campaign=share_review

"Кто не спрятался" Яна Вагнер

История ползет через нас, тяжелая, как ледник. Наваливается и ломает наши кукольные домики, наши маленькие нелепые жизни. Она раздавила наших родителей, а следом по инерции раздавила нас.

Они приезжают в зимний отель в маленькой восточноевропейской стране, чтобы... Чтобы что? Вволю накататься на лыжах? Отдохнуть несколько дней от забот и треволнений московской жизни? Вкусить прелестей дольче вита, когда ради приятельского междусобойчика девяти человек откупается целый отель, в потенциале способный вместить две сотни гостей? Обсудить и скоординировать дальнейшие творческие планы (среди присутствующих знаменитая актриса, режиссер, писательница, юрист, журналист)? В очередной раз подтвердить незыблемость дружбы длиной в двадцать лет?

Вряд ли. Участникам поездки чуть за сорок - не двадцать, когда шумная компания предел мечтаний. Планы, буде таковые возникнут, можно обсудить и дома. Красивой жизни все они уже попробовали, да она ведь в достаточной мере завязана на социализацию: других посмотреть и себя показать, а на кого смотреть и кому чего показывать, когда вокруг те, кого полжизни знаешь. И здесь не модный курорт. Вот разве что лыжи. На которые за четыре дня, проведенных в отеле, ни один из них так и не встанет. Хотя лыжная палка сыграет значительную роль в событиях.

Collapse )

Стилистически очень хорошо, это мое первое знакомство с прозой Яны Вагнер, не могу сказать, что прямо совсем-совсем оригинально, много общего с тем, как пишет Виктория Платова. Хотя общий пафос с болезненным акцентом на травмы - скорее петрушевский. Как по мне, чересчур безнадежно, такое массированное "оставь надежду всяк, сюда входящий". Но увлекательно и до конца неясно, кто убийца, хотя задавить гадину следовало давно, простите мою кровожадность.