Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Сыновья и любовники" Д.Г.Лоуренс

Надо больше денег

Вышла замуж она по любви, любовь обратилась в прах. У нее росли прелестные дети, но они обременяли ее, и она не любила их. Она спешила скрыть эту вину. Хотя и не знала, что именно ей надо было скрывать... Все в доме мучительно ощущали недостаток денег
"Победитель на деревянной лошадке" Д.Г.Лоуренс

Как-то в разговоре о Набокове прозвучало: «Да не будь Лолиты, кто бы о нем сейчас помнил? Как никто не помнил бы Лоуренса, не будь «Любовника леди Чаттерлей». Оба написали шокирующе-сексуальные романы, которые и сделали их славу.»

Collapse )

Литераторам, с которыми водил дружбу Лоуренс сильно проигрывает. Сложная многозначная поэзия Уистена Одена, обманчиво простой Кристофер Ишервуд, глубокий ироничный трагичный Ричард Олдингтон. На их фоне его проза - сплошь педалированию конъюнктуры, плоская, претенциозная и невероятно скучная.

"Разгадка" Калья Рид

Хроники шизоидной нимфоманки
Мое сердце больно билось о ребра

Она существует. В том смысле. что все время чтения я думала, Калья Рид фейковый персонаж, вроде тех, что рубили малую копеечку литературных негров в годы стихийного книжного рынка девяностых.

Тогда это часто бывало, "наши про их жизнь", когда филологический гений на мели с сальными патлами и с жестокого похмелья строчил на загвазданной кухне про жизнь дочерей американских конгрессменов от первого лица, типа: "Мы мчались по серпантину в его Ягуаре, на мне было платье от Сен-Лорана с голой спиной и глубоким декольте, правая рука стиснула ручку биркин, левая поднялась к груди, на которой сверкало бриллиантовое колье..." и всякое наподобие.

Collapse )

Три сотни страниц отчаянной скуки увенчаются самой идиотической из возможных развязок скучей сюжетных хвостов, а благоуханный язык перевода не раз заставит вспомнить Яндекс-переводчик, который справился бы лучше. Ах да, возвращаясь к тому, с чего начала, автор существует, живет себе в Германии, мать четверых детей и я понимаю, что права издания в случае таких писателей три рубля пучок, но может быть Эксмо лучше бы купить на эти деньги редиски?

"Завидное чувство Веры Стениной" Анна Матвеева

Мышь родила гору
У вас завидное чувство восприятия. Вам нужно всего лишь научиться говорить об этом. Легко сказать! Вера совсем не умела сказать легко.

Анна Матвеева, в отличие от своей героини говорит легко, ярко и многозначно, чувство языка у нее отменное. Вся книга гадание по внутренностям слов, умение вложить в банальные затертые выражения, едва ли не штамповку - второй и третий смыслы, которые вдруг ловишь: ого! А что, так можно было?

Collapse )

Рождению высоких и прекрасных, как горная вершина в снеговой шапке, отношений из сора повседневности, от той самой мыши ревнивой зависти. Хотя бы даже сами героини не мыслили в таких категориях, а скажи им кто, хмыкнули бы саркастически. Отличная книга.

"Писатели & Любовники" Лили Кинг

Амперсанд
Одно-единственное постоянное и верное в моей жизни – роман, который я писала. Это мой дом, место, куда я всегда могу удалиться. Место, где я более всего равна себе самой.

Ждала чего-то, вроде "Эйфории", даже после рецензии Галины Юзефович, которая ясно давала понять, что это про другое. Восторгов по поводу четвертого романа Лили Кинг два года назад бывшего у нас в статусе модной новинки, я не разделила. Потому рада, что экзотики-зротики и разного рода роковых страстей в этой книге не будет. А будет обычная жизнь обыкновенной женщины.

Collapse )

Героиня вызывает искреннее сочувствие. Для ценителей ярких сцен будет замечательно кинематографичный эпизод с Кроками в ресторане (а вот не скажу, кто это), и деньрожденьишный обед Оскара, и тасовка карт, и гольф-турнир. Для ударенных всей головой о литературу гиков, замечательно глубокое эссе об отношении знамениты писателей к смерти их матерей. А для влюбленных в тексты - перевод Шаши Мартыновой, который чистый восторг. Но это как обычно.

"Разводы" Слава Сэ


"Сельская честь"
Свойства автомобиля/ружья/велосипеда/рыбы мужчина приписывает себе. А личные качества – рост, лысина и талия – к нему не относятся. За эти параметры отвечает жена, это её личный позор.
«Сам-то я не толстый, просто она меня раскормила», – объясняет мужчина историю раздавленного мопеда.

Слава Сэ моя давняя любовь. Со ставших уже историей времен "Сантехника, его кота, жены...". Скетчи про санки из китайских синих тазиков и поющего хомяка, даже теперь, больше десятилетия спустя, вспоминаю с улыбкой. А история девочки, которая на заднем сиденье материнской машины распотрошила мамину косметичку, вовсе золотыми буквами на скрижалях моей памяти. Нашла сейчас, перечитала, смеялась в голос.

Collapse )

"Режиссер" более цельная, яркая и живая история, не лишенная светлой грусти по обещанному, но несбывшемуся. К тому же, признание в любви к "Собаке на сене", скорее даже не той, что среди своих четырех сотен пьес написал Лопе де Вега, а к фильму нашего детства, с Тереховой и Боярским. Но, к сожалению, совсем не смешно, хотя мило и проникнуто ностальгией.

"Анахрон" Хаецкая, Беньковский

Гостья из...
-  Сигисмундс, ми йедем Крэмл когда?
-  Никогда, - сказал Сигизмунд.
-  Патамутто? - строго спросила Лантхильда.
-  Патамутто мы живем в другом городе. - Подумав, Сигизмунд добавил: - Лантхильд живет в Петербурге. В Петербурге нет Кремля. И слава Богу!

Время действия - конец девяностых, с четвертьвековой дистанции вполне себе ретро, место - город на Неве. Мелкий предприниматель Сигизмунд Борисович Морж, внезапно обнаруживает девицу в гараже возле дома, где держит старенький жигуленок. Девка более, чем странная, одета не по погоде в какое-то домотканное тряпье, грязна до последней степени и лопочет на непонятном языке.

Поначалу герой принимает ее за хиппи, наркоманку, бомжиху и собирается сдать с рук на руки участковому, но, приволокши домой, видит украшение - золотой полумесяц, эдак на полкило, подвешенный за простой потертый кожаный ремешок. К тому же, гостья поневоле, похоже, не умеет пользоваться туалетом, пугается бегущей из крана воды в ванной, завшивленна.

Collapse )

То есть, убери эту подробность, Сигизмунд куда более четко впишется в образ положительного героя, но и правды, а с ней веры истории, изрядно поубудет. А так, "Анахрон" в моей табели о рангах пример книги о попаданцах, которая литература. В отличие от многих произведений, позиционируемых как боллитра, которые макулатура.

"Иди и жди морозов" Марта Краевская

Говорят, хуже нет занятий, чем ждать и догонять. Отчаянно скучать, читая, тоже не самое приятное. Люблю польское фэнтези и уверена была, что неплохо знаю, но вот наткнулась на статью о новых именах и внезапно поняла, что ни одного женского в моем польском кондуите нет. Как такое возможно, в англоязычной фантастике женщины теснят мужчин на пьедестале Хьюго, Небьюлы, Локуса, в России есть Галина, Славникова, Козлова, Букша - и это только вершина, в Белоруссии Громыко. От поляков ничего. И вот же она, Марта Краевская.

Честно, я ждала большего. Не то, чтобы это было совсем плохо, такое себе славянское этнофэнтези про село в зоне экстремальных аномалий, где нечисть то и дело вмешивается в дела людские, да не просто спутать лошадиную гриву, завить колтун в волосах спящей (все это Мэб!) или сквасить молоко, а прямо насмерть уходить незадачливого селянина. После чего несчастный станет бродить ночами по родным улицам, пугая соседей. У них даже специальное кладбище есть для таких "особых" мертвяков.

Collapse )

Госпожа Краевская, очевидно чувствуя, что надо бы погорячее, чтобы развлечь читателя, добавляет местную богачку и красотку намбе ван, которая на том самом кладбище регулярно предается ласкам местных демонов, но вынуждена выйти замуж за лучшего парня на деревне, питающего к ней искреннюю ненависть (взаимно), и вот тут выясняется, что еще и носит демоническое дитя (салют, "Песнь Сюзанны"). Но надо как-то отношения налаживать и все у них получится - такая прикладная семейная психология.

Все это могло бы быть неплохо, когда бы не было так скучно.

"Увидимся в темноте" Виктория Платова

- И сообщение. Оно тоже пришло с ее номера. Два слова. «GREEN LOVERS».
– Что за зеленые любовники? – закатил глаза капитан после довольно продолжительной паузы, понадобившейся ему для перевода. – Голубых бы еще понял. Розовых. А это – хрень какая-то. Вообще слышал я это название.
– Да не «Зеленые любовники». А «Любители зеленого».
– Прямо страсть у наших людей всякую англоязычную лабуду в мозг себе имплантировать. Ну, так и написали бы – «Любители зеленого». Или там – «Молодо-Зелено». Нет же, им обязательно нужно «ловерс» вставить, а потом удивляются – откуда только новые сексуальные извращения берутся.

Она очаровательна. Вот с такого рода диалогами, с особой атмосферностью, с рваными дизайнерскими стрижками своих героинь, с аллюзиями на французский кинематограф и непременным канадским сфинксом на периферии. И я читала Платову даже в те годы, когда не читала детективов вовсе. Хотя еще раньше узнала и приняла ее "лотерейную" особенность: книги могут доставить огромное удовольствие, но случается нарваться на редкую нечитаемую муру.

Collapse )

Сама по себе идея жуткой серии преступлений с находками молодых женщин без одежды, но в пальто и с начисто срезанными лицами, на место которых приложены восковые маски - это, конечно, круто. Но мальчик аутист Кирилл, лепящий фигурки динозавров из воска, который парафин (вы уж определитесь, все-таки это две разные субстанции с совершенно различными свойствами), с особой любовью к гибискусу по имени Джейсон. Но его странная мама Полина, свалившаяся из князей в грязи. Но кот последней похищенной девушки, кричащий за стенкой брагинской квартиры. Но финал! Ничего не остается, кроме как ждать следующей книги, в надежде, что она окажется лучше.

"Песнь Ахилла" Мадлен Миллер

Мы – всего лишь смертные, мимолетные вспышки факелов. Те, кто придут после, могут как угодно возносить нас или покрывать позором. И может быть, в будущем Патрокл как раз вознесется.

Тут сошлось все. Настойчивые рекомендации Галины Юзефович, перевод Насти Завозовой, ее обожаю со времен "Щегла", аудиокнига в исполнении Ивана Литвинова, разговоры о романе друзей, к чьему мнению прислушиваюсь. Если что и останавливало от того. чтобы немедленно взяться читать/слушать, так только "Кто вы такие. Я вас не знаю..." - совершенное незнакомство с автором (к новым людям всегда чуть настороженно). Пока не поняла, что это Madeline Miller, с чьим романом о Цирцее пережила немало приятных часов прошлым летом. Тогда все стало по местам, значит хорошие сапоги, надо брать.

Collapse )

Тут есть замечательно интересная история, лучшая из возможных, самая соль сути - "Илиада" у истоков западного канона. Есть настоящая любовь и дружба. Изгнание, ревность, и ненависть, Помните, как у О. Генри: тот не жил полной жизнью, кто не знал бедности, любви и войны. Здесь есть все.