Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Война и мир в отдельно взятой школе"

Толстой перевернулся
- И что делать:
- Если бы знать.
И это было бы прекрасным финалом, если бы внезапно подошедший человек в камуфляже не сказал им осипшим, но бодрым голосом:
- Расходитесь, нечего тут.

Понятие "роман-буриме" требует некоторого пояснения. В детстве большинство из нас играло в такую штуку, когда собиралась компания из нескольких человек, брался листок бумаги и первый рисовал голову какого-то существа, не обязательно человека, после чего край листа заворачивался, второй рисовал шею и верхнюю часть тела, третий нижнюю, четвертый ноги, после рулончик разворачивался к общей радости, потому что, получившийся тяни-толкай бывал очень смешным.

Когда стали постарше и выучились грамоте, писали послание коллективного разума, только в этом случае новая строчка отвечала на один из вопросов стандартного списка: Кто? С кем? Когда? Где? Что делали? Чем все закончилось? В результате могло получиться что-нибудь, вроде: "Василий Иваныч и Пятачок в шесть часов вечера после войны на городской помойке грабили банк и сдали в закрома Родины шесть центнеров с гектара". Такая бестолковая дребедень, но все веселились.

Collapse )

В то время, как главы от тех писателей, которых давно и нежно люблю, к чтению кого приступала, предвкушая пароксизм читательского счастья, совершенно не впечатлили. Все-таки наверно в одну повозку впрячь не можно. То есть, можно, но до Казани это колесо не доедет, даже и до Москвы не доедет.

"Этот берег" Андрей Дмитриев

Люди как люди
Если всей кожей чувствуете, что нашли свое, не бегите, боясь, что ваш привычный мир перевернется. Иначе судьба забудет о вас, вы пойдете по чужой дороге, а в конце ждет тоска, досада и недоумение. Ничего не бойтесь, дети. Но никогда не ройте норы в сухом песке.

Что вы думаете о самоцензуре? Нет, это не то же, что самоконтроль и самодисциплина - благотворные для общей реализованности (в свободное время, чем-то полезным заниматься) и социализации (уметь договориться о приемлемых для тебя и оппонента условиях взаимодействия). Это другое и выражается в том, что заранее подсчитываешь, насколько твои слова, даже самые невинные, не пойдут тебе на пользу в свете генеральной линии социума. И принимаешь решение не произносить их.

Collapse )

А дальше собственно повествование. О буднях дворецкого. О пропажей детей в селе, неподалеку от турбазы. О том. как Капитанская Дочка разыскала Учителя и о чем она его попросила. Об обычных людях на том от нас берегу и их отношениях. Андрей Дмитриев говорит о сложных вещах простым и понятным языком, не профанируя, но делая их более доступными пониманию. Его маленький человек не хуже ветошки и не тварь дрожащая, а право имеет. И это замечательно.

"Клара и Солнце" Кадзуо Исигуро

Переосмысливая Гофмана
...пронзительно закричал: «Куколка, куколка, кружись! Куколка, кружись, кружись!» — с неистовой силой схватил Клару и хотел сбросить ее вниз...
Уверяют, что спустя много лет в отдаленной местности видели Клару, сидевшую перед красивым загородным домом... Отсюда можно заключить, что Клара наконец обрела счастье, какое отвечало ее веселому, жизнерадостному нраву
"Песочный человек" Эрнест Теодор Амадей Гофман

Я не знаю, в какой степени для Кадзуо Исигуро его новый роман соотносится с гофмановым "Песочным человеком". В интервью, приуроченных к выходу книги, он ничего об этом не говорит, хотя об этом его ведь никто и не спрашивает. Но в том, что связь есть, сомневаться не приходится. Да и разбросанные по тексту отсылки достаточно ясно дают это понять.

Collapse )

Исигуро верен себе и спектру тем, значимых для него в прежних романах: морально-этические проблемы; экология; отношения людей, которые предпочли бы остаться неизменными в меняющемся мире; рискованные медицинские и социальные эксперименты. И главное для меня у него - преданность долгу, служение, лояльность на грани, а чаще за гранью самопожертвования. "Клара и солнце" отличная книга. Бесконечно печальная и прекрасная.

"Двинулись земли низы" Вадим Нестеров

Революция, ты научила нас
Не дадим
буржуазным сынкам
по Донбассам
контру вить!
Чрез вуз
от сохи,
от станка
мозговитым
спецом
выдь!
Маяковский

У современной русской литературы есть, по меньшей мере, одна прекрасная историческая книга, рассказывающая не о герое или событии, но о месте, архитектурном объекте, обладающем определенной собственной энергетикой и аккумулирующем энергетические вибрации связанных с ним людей - "Дом Правительства" Юрия Слезкина.

Теперь есть не одна, и вторая тоже замечательно интересна. В центре внимания документального романа-мозаики "Двинулись земли низы" МГА, Московская горная академия, из которой после вырастет МИСиС (Московский институт стали и сплавов), а еще позже, в наше время, конгломерат ВУЗов НИТУ МИСиС, объединяющий девять институтов.

Collapse )

Нестеров историк, что предполагает априори трепетное отношение к материалу, а журналистские навыки способствуют подаче в идеальном для сегодняшнего, избалованного сетевым форматом, и не приветствующего многабукв подряд, читателя. Книга богато иллюстрирована фотографиями персонажей, архивных документов, зданий, интерьеров. Рассказ о двадцатых лишь открывает историю о том, как низы земли получили возможность учиться, чтобы служить своей стране как квалифицированные специалисты. Будут еще тридцатые и сороковые.

"Страна коров" Эдриан Джоунз Пирсон

Добро пожаловать в Коровий Мык, где сходится все
Любовь оптимизировать нельзя. Да и научение чему-то значимому нельзя сделать более действенным; ибо если б можно было, оно тогда бы перестало быть поистине значимым.

Это литературная мистификация. Выпущенный в две тысячи пятнадцатом издательством Cow Eye Press, которое создали, похоже, исключительно с целью напечатать этот единственный роман, он прошел бы незамеченным. Когда бы специалисты пинчоноведы не обратили внимание общественности на удивительное сходство стилистических решений, проблематики, сюжетных ходов, пространственно-временных приемов литературного дебюта Пирсона с книгами Томаса Пинчона. Не говоря о поразительной зрелости первой книги никому не известного автора.

Collapse )

Отдельного внимания заслуживает топоним. Коровий глаз оригинала в переводе превращен в Коровий мык и это остроумное переводческое решение Максима Немцова, в очередной раз убеждает в его феерическом чувстве языка. Не знаю, какие коннотации будит в носителе языка Cow Eye, но в "мыке" русскоязычный читатель слышит и буколическое мычание, и горемычность, и бестолковое мыканье, не приносящее сколько-нибудь существенного результата, и необходимость добиться не мытьем, так катаньем. И "мы", почти по Королю-Солнце" Колледж - это Мы!

Перевод в целом превосходный, имея в виду, что книга очень непроста, референтна к бесчисленному множеству социокультурных реалий: от устройства жизни в кампусе, знакомого русскому читателю преимущественно по англоязычным университетским романам до зооветреалий кастрации теленка и постулатов буддизма. И, хотя я не самая большая поклонница кампусной прозы, не могу не признать, что финал чудесный.

Любите Бога. Доверяйте любви. Поклоняйтесь миру. Платите налоги, чтобы настал день, когда мы сможем располагать внушительным военным присутствием по всему миру. Выполняйте все это, и остальное приложится само собой – даже самая пагубная заявка на региональную аккредитацию…

"Деление на ночь" Аросев, Кремчуков

Я это вижу, но я не верю в это.

Роман неожиданно в шорте Большой книги, с произведениями из которого есть возможность познакомиться в рамках читательского голосования легально и бесплатно. Неожиданно, потому что объем маловат для БК (двести шестьдесят страниц), соавторы если и известны, то в чрезвычайно узких кругах; публикация журнальная. Однако есть, значит, неочевидные достоинства, которые позволили судьям так высоко оценить "Деление на ночь".

Герменевтический детектив. К молодому, но уже маститому преподавателю философского факультета Белкину обращается отец юноши, научным руководителем которого Борису Павловичу в свое время довелось быть с просьбой помочь разобраться в причинах его самоубийства. Собственно даже не выступить в роли детектива, но разгадать пароль ноутбука, содержимое которого могло бы пролить свет на обстоятельства, предшествовавшие смерти парня.

Collapse )

На поверхности попытка разобраться в причине ухода из жизни молодого небесталанного и не имевшего серьезных проблем человека. Глубже - потребность понять, каким он был. Еще глубже - зачем и для чего эта история вошла в твою жизнь, как все это связано с тобой, а в том, что связано, сомнений нет.
Непростая и не самая комфортная для восприятия книга, рассчитанная на подготовленного читателя из числа молодых интеллектуалов.

"Снежный шёлк" Ася Плошкина

— Ну что, к школе готов? — спросил он тоном, в котором читалось: «уж я-то знаю, как общаться с подростками: надо просто спросить их про школу или про ЕГЭ, это ведь их самые любимые темы для разговора».

Россия не страна пубертата. В том смысле, что в эзотерике наше тотемное животное Лошадь, которая соответствует возрасту начальной школы - шесть-восемь лет. Потому тема слезы ребенка и всякого такого, особенно пронзительна. И наоборот, даже когда роман прямо назван "Подростком", герою девятнадцать, не вполне, правда? Потому и тин-лит не выстреливает, даже дивные книги Идиатуллина и Веркина, героям которых по тринадцать-пятнадцать, остаются в нишевой литературе. В Штатах с точностью до наоборот, Америка под знаком Быка, как раз тинейджерство, на которое в значительной степени ориентирована их культура. И у книги о подростке шансов стать культовым произведением много больше.

Это о том, что писать в России янг-эдалт не самое благодарное занятие. Но, тем не менее, если написано хорошо, не зашквар и взрослому прочитать. Представленная на конкурс "Новая книга", повесть Аси Плошкиной написана хорошо: серьезно о серьезных вещах, с мягким юмором о забавных и курьезных, просто, но без намеренного опрощения, с "правильной" любовью-дружбой, многими ненавязчивыми советами по нахождению своего места в жизни, далеко не примитивной фолк-мистической составляющей и крепкой жизненной философией, основанной на эмпатии: если тебе кажется, что у тебя проблемы, оглянись, и поймешь, как на самом деле хорошо тебе живется.

Collapse )

То есть, художница. Ну интересно же. Такая талантливая, так юна, и крыша съехала. Попытки знакомства в сетях отвергает, чем еще больше заинтересовывает парня. А интернет и сарафанное радио, меж тем, бурлят слухами о некоем Шелковом пути - секте с эмблемой бабочки шелкопряда, похищающей подростков. То есть, уходят они сами, ни один из пропавших до сих пор не найден, на месте исчезнувшего находят куклу-мотанку. Наш герой откликается роликом, в обычной скептически-циничной манере объявляя все это уткой, о пропавших высказывается в том духе, что это способ привлечь внимание.

Дальше все закрутится, и мне было интересно, несмотря на то, что из возраста целевой аудитории давно вышла. Фольклорно-мистическая составляющая мрачная, достаточно свежая и необычная. Жаль, что история не уложилась в одну книгу, открытый финал явно говорит о намечающемся цикле, а сериалов сильно не люблю. Но "Снежный шёлк" прочла с удовольствием.

"Элегия хиллбилли" Джей Ди Вэнс

Книгу я написал вовсе не потому, что совершил нечто выдающееся. Я добился чего-то совершенно обычного, но недостижимого для людей с таким происхождением.

Помните "белую голытьбу" или "белую шваль" из "Унесенных ветром"? Помните, как презирала и ненавидела их Скарлетт? Они и есть хиллбили. И не суть, что официально термин имеет географическую привязку к "ржавому поясу" и аппалачским горам, а действие романа Митчелл в южных штатах. Представление о социокультурном феномене малообразованных белых американцев, и об отношении к ним со стороны представителей привилегированных классов дает исчерпывающее.

Что, так-таки ничего не изменилось за два столетия? Как же, много всего нового появилось: сотовые телефоны и социальные сети, государственные пособия и фаст фуд. Главное неизменно: если ты рожден в статусе билли-с-холма, им, скорее всего, и помрешь. И дети твои. И дети детей. Не потому, что существует какая-то особая скрытая сегрегация, все сложнее. И проще. Дело в менталитете, самоощущении и самооценке, отношении к жизни вообще.

Collapse )

Об учебе в колледже и казавшейся немыслимой возможности продолжить образование по стипендии университета в Йёле (да здравствует Америка!) И о том, как немыслимо трудно вывозить холм из Билли. Хорошая книга. Познавательная, трогательная, духоподъемная, дает над чем подумать. А что до "элегии", то в буквальном переводе это "жалобная песня". Она самая и есть.

"Развлечения для птиц с подрезанными крыльями" Булат Ханов

Страшно представить, куда взлетает твоя мысль после щедрой порции пива.

Да, это реально круто. То есть, нет, это нереально круто. С самого начала, с первой прочитанной книги чувствовала, что от автора стоит ждать многого. Предчувствия не обманули, радуюсь, как и возможности, прочтя одной из первых отличную книгу, рассказать о ней.

Но по порядку. Несмотря на то, что Булат Ханов достаточно молод, в короткий список нынешнего Нацбеста попала школьная книга "Непостоянные величины" , тогда и узнала о нем. Понравилось, заинтересовало, продолжила "Дистимией" которая оставила много вопросов, хотя тоже оказалась интересной. Общее впечатление - умная проза, которая легко ложится на восприятие. И это не главное. Неглупых много, в умеющих гладко писать недостатка не испытываем. Нет несущих новое слово.

Collapse )

Марк самая загадочная и трагичная фигура книги. Старше Иры и Елисея, но моложе Хрипонина. Мажор с немыслимыми, на взгляд среднего россиянина, финансовыми возможностями и совершенным отсутствием смысла жизни. Одинок, неприкаян, параноик, алкоголик. Ну да, ну да, вечно эти богатые с жиру бесятся, вот дать бы ему лопату, да заставить копать от забора до обеда, он бы тогда научился Родину любить. Может и так, спорить не стану. Однако есть как есть, раз в месяц на карту отпрыска падает миллион и сообщение: "Мы беспокоимся о тебе, сынок".

Судьба столкнет этих четверых, кого в лоб, кого по касательной. События станут неспешно развиваться пару месяцев. Кульминация наступит на пивном фестивале. И, поверьте, вам будет интересно, что же они придумают. Мне было.