Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Будущее уже началось. Что ждет каждого из нас в XXI веке?" Брюс Стерлинг

Устроены так люди, желают знать, что будет
Будущее предполагает органическое поведение внутри технологической матрицы.

Футурология занимается прогнозированием будущего, не путайте с уфологией, нацеленной на контакты с иными мирами. С гаданием на кофейной гуще, рунах, картах таро, бараньей лопатке тоже мало общего (хотя, порой они демонстрируют удивительную точность). Основной, но не единственный метод Ф. экстраполяция - попытка предсказать развитие переносом какой-то тенденции с частного на общее. Поскольку Ф наука, статистические методы и матанализ в равной степени ей не чужды. А также ролевые игры и опросы экспертов.

Collapse )

Сцена седьмая, Полузабытье. Поскольку тема мрачная, знаменует приближение смерти, то здесь Жак (помните Введение?) уступает место Кассандре. Всевозможные способы, какими человечество может покончить с собой, если о том, чтобы покончить с ним не позаботятся космические угрозы, земные катаклизмы и внезапно ставшие хищными вещи века, прежде безопасные. Соглашусь с Еленой Соловей из "Рабы любви": "Господа, мы звери". Но пока живем, надеемся, а помрем - так помрем.

Я бы порекомендовал человеку XXI века два новых качества: гибкость и терпимость. Гибкость потому, что «затяжная» нестабильность будет в действительности постоянной. Терпимость – потому что она может пережить все это.

"Доктор Гарин" Владимир Сорокин

Сорокин-квест
- Я не пробировал ничего уже десять лет.
- И прекрасно! Вы дождались продукта нового поколения.

Не могу. сказать, чтобы продукт нового поколения от Сорокина превзошел лучшие из его прежних. Интереснее и ярче "Манараги", но "Метели" и "Теллурии", прямым наследником традиций которых должен явиться, сильно уступает. Вы уж не обессудьте, Владимир Георгиевич, но мы, читатели, так устроены, не можем не сравнивать впечатлений от нового с тем, что уже знаем. И по этой субъективной шкале новый роман примерно так же отстоит интенсивностью ощущений от двух лучших ваших, как конус-трип от пирамидки.

Collapse )

Нынешний Сорокин мудрее и лиричнее прежнего, а кроме того, о, как на склоне наших лет нежней мы любим и суеверней, сияй, сияй, прощальный свет любви последней, зари вечерней! Скажу без экивоков, эпизод с буквой "Л" в финале (кто прочтет - поймет) тронул меня чуть не до слез. Автор и тут, конечно, не обошелся без ерничества, но такой уж это писатель, хотя бы для поддержания реноме, должен смазать краски будня, плеснув, в общем, разным.

Emergency Skin by N K Jemisin

We realized it was impossible to protect any one place if the place next door was drowning or on fire. Мы поняли, что невозможно защитить какое-то одно место, если место по соседству тонет или горит.

Нора Кейта Джемисин в определенном смысле ужас, летящий на крыльях ночи для русских любителей англоязычной фантастики. Чернокожая женщина, которая собрала все главные премии мировой фантастики и фэнтези, а еще, поучаствовала в составлении списка ста самых значимых произведений XXI века в этих жанрах для какого-то топового издания (чуть ли не "по версии Нью-Йорк Таймс"), беззастенчиво протолкнув в него три(!) свои книжки. Мне, во всяком случае, приходилось слышать, что "Хьюго" ("Небьюла", "Локус") уже не те.

Collapse )

Забавно, что выражено американский, с антитрамповскими, антирасистскими настроениями, направленный против всевластья элит - рассказ замечательно иллюстрирует ощущения советского человека, попавшего на Запад: "может быть он и загнивает, но как при этом хорошо пахнет!" А назойливый искин, объясняющий, что это только кажется тамошняя жизнь хорошей, на самом деле все гадко-гадко-гадко - ну просто инструктор Бюро Райкома (или кто там в Союзе был поставлен бдить, остерегая советских людей от возможных провокаций?)

Хороший рассказ. Незамысловатый, но милый и внушающий надежду.

"Пруст и кальмар. Нейробиология чтения" Марианна Вулф

Так век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.
Гумилев.

Увлекательный, что не мешает ему быть серьезным и умный - что не мешает быть интересным - нон-фикшн, посвященный чтению и тому, как оно изменяет наш мозг. Автор психолог, когнитивный нейробиолог и психолингвист Марианна Вулф видный борец за глобальную грамотность, долго работала в Африке, отмечена многими наградами, а тест на определение скорости декодирования прочитанного, разработанный ею в соавторстве с Мартой Денкла стал классикой в изучении дислексии.

Книга рассматривает чтение, как в интеллектуально-поведенческом плане, и первая часть названия символически отражает этот аспект - у Пруста, кроме мадленок, размоченных в ромашковом чае, которые позволили воскресить целый пласт детских воспоминаний, есть эссе о том, как досадовали мы на помехи, отрывавшие от чтения в детстве и как та же книга, взятая в руки взрослым, обмелевшая содержанием и уже ничуть не интересная, становится машиной времени, позволяющей вернуться в блаженный край.

Collapse )

Книга отличная, но мне не хватило, как и в "Истории чтения" Альберто Мангеля, разговора об аудиокнигах и голосовых синтезаторах. Для сегодняшнего читателя умение воспринимать текст с голоса совершенная необходимость, открывающая колоссальные когнитивные возможности. Львиная доля того, что я читаю сейчас глазами - книги на иностранных языках, на русском, в основном, слушаю. Простительное Мангелю, писавшему свою историю четверть века назад, воспринимается досадным упущением сегодня, когда технологии сделали такой способ чтения доступным.

"Небо сингулярности" Чарльз Стросс

1. Я - Эсхатон. Я не бог ваш.
2. Я происхожу от вас и существую в вашем будущем.
3. Да не нарушишь ты принципа причинности в моем историческом световом конусе. А не то.

Чарльз Стросс, потому что и прежде слышала о "Небе сингулярности" и "Железном рассвете", а в последнее время, в связи с выходом русского перевода «Accelerando», о нем опять заговорили. Решила составить представление. Прочла "Бродячую ферму", влюбилась; продолжила "Антителами", ничего не поняла, возненавидела автора (а кому понравится чувствовать себя тупым?) Стросс весь такой, весь качели от понимания и радостного осознания: вот блин, как мудрено закрутил мужик, а я поняла - мы с ним классные ребята, до: чё за пургу он несет, нифига не понятно.

Collapse )

От головной планеты, Нового Петербурга, мощной тирании, строгостью порядков напоминающего Республику времен террора, к Рохарду отправляется корабль "Полководец Ванек",на борту которого, помимо беременного адмирала (а чего, там равноправие и мужчины тоже рожают) и команды находится представитель ООН землянка Рашель Мансур, спецагент, чивоуштам, с имплантированными навыками супербойца, правда за применение в течение минут приходится расплачиваться сутками абсолютной беспомощности, а также Мартин Спрингфилд, инженер и тайная креатура Эсхатона.

Вот, теперь можете читать, все вам будет понятно.

"Странная погода" Джо Хилл

Это было… чем? Устройством? Машиной? В каком-то роде – да. Что вызывает следующий очевидный вопрос. Что под капотом? Где, черт возьми, этот капот?

Прежде читала у Джо Хилла "Коробку в форме сердца", "Рога", "Страну Рождества" "Пожарного" - всё крупные формы. Два свежих сборника повестей отчего-то пропустила. Начала одновременно, "Full Throttle" в оригинале, этот на русском.

С "Полным газом повожусь еще, а "Странную погоду" проглотила быстро. Укрепившись во мнении: отличный писатель, но моему читательскому сердцу никто не заменит его отца. И да, Кинг оказал существенное влияние на творческую манеру, но в большей степени как корифей жанра. Хилл талант самобытный, куда более хардкорный, в нем очень мало или вовсе отсутствует кинговский интерсекфеминизм (космический гуманизм) - деятельное сострадание ко всем униженным и оскорбленным, которое - оно, а не умение сделать нам страшно, в основе его немыслимого успеха.

Collapse )

"Дождь" завершает сборник и да, это достаточно яркая вещь о дождях из иголок и булавок, изливающихся на землю как апокалиптическая напасть. О том, как любая дополнительная гадость в нашем, не славном терпимостью, мире, может стать триггером для полного уничтожения. О подлых сектантах, о бесконтрольных научных экспериментах, проблемы меньшинств еще по касательной. Но на мой взгляд самая политизированная и неинтересная повесть. Общее впечатление от квартета замечательное, а кроме того, сборник награжден премией Брема Стокера.

"Геном" А. Дж. Риддл

История инфекционных заболеваний всегда сводилась к пассивному реагированию. Впервые мы имеем возможность засечь момент, когда новый патоген проникает в организм первого носителя, и имитировать воздействие вируса, виртуально испытывая методы лечения. Лекарство можно распространять в онлайновом режиме

А.Дж.Риддл продолжает оптимистичный цикл "Вымирание", начатый "Пандемией". Запланированная трилогия "Геномом", вторым романом, закончится. Что, в целом, к лучшему,. Потому что уже здесь "смешались в кучу кони, люди", страшно представить, что было бы, решись автор еще на один роман.

Collapse )

Напрасно ждешь вразумительного развития событий. Взамен тебя закармливают конспирологией, родственной любовью в количествах, несовместимых с жизнью, завиральными квазиэволюционными теориями и Алисой Кэрролла. А последнее к чему? Ну, автор подумал, и решил, что каши маслом не испортишь - Алису ведь все любят, почему не вставить ее в книжку про проект "Зеркало"?

В общем, единственное, на мой взгляд, достоинство романа - аудиоверсия, начитанная Игорем Князевым. По крайней мере, в части его исполнения, удовольствие гарантировано.

Galileo's Dream автора Kim Stanley Robinson

Бог создает мир посредством математики, и он дал нам мышление, позволяющее это видеть. God makes the world using mathematics, and He has given us minds that can see it.

Рождение Галилея совпало со смертью Микеланджело, вернее, случилось за три дня до нее. Далекие от теории инкарнаций современники, связали, тем не менее, эти события. И видели в великом ученом прямого продолжателя дела художника. Ким Стенли Робинсон посвятил книгу Галилею, как нетрудно догадаться по названию. И всякий, знакомый с творчеством писателя, поймет. что это не будет традиционным историко-биографическим романом по типу "Жизнь замечательных людей".

Collapse )

Будучи весьма непростым чтением, "Сон Галилея" выражено дуалистичен: архаика противопоставляется футуризму, невежество эрудиции, грубость утонченности, утилитарный подход к пониманию природы, признанию мира как живого и мыслящего; примитивная каузальность - изощренному взаимопроникающему плетению причин и следствий. Сложно, но невероятно круто и прекрасно.

Czarne oceany Яцек Дукай

Массовое производство портативных солнечных батарей и солярных нанотканей обрушит нефть Рынок всегда об этом знал. Оd czasu potanienia nanotkanin solarnych oraz przenośnych megabaterii; kiedy te ostatnie wejdą do masowej produkcji, ropa ostatecznie spadnie na łeb. Giełda wiedziała o tym o dawna.

В этой части пан Яцек тоже не вполне угадал, нефть и сама по себе имеет тенденцию падать, без участия нанотехнологий. Почему "тоже"? Потому что в здешнем варианте апокалиптики человечество становится жертвой беды, принципиально отличной от тех, с какими сталкивалось прежде - вируса, поражающего не физическое тело, но психику. Хотя, написанный девятнадцать лет назад, "Черный Океан" Czarne oceany, удивляет точными прозрениями подробностей сегодняшних реалий. С требованием самоизоляции в квартирах, но и необходимостью втискиваться в переполненный общественный транспорт, где о социальной дистанции думать смешно.

Collapse )

После, когда выяснится, чьими воспоминаниями спровоцирован этот припадок, придет время задуматься о целях, средствах и степени этической оправданности фаустианского стремления к чистому знанию. Это не единственная в романе коннотация к "Фаусту", виртуальный менеджер Ханта Дьявол (помните, говорила о цифровых помощниках?). Так-то да,

Принятие эстетики зла первый шаг на пути к принятию зла, как такового. Acceptance of an aesthetic of the evil is the first step to accepting the evil itself.

Хочу еще только добавить, что идея монад восходит к "Солдатам Вавилона" Лазарчука, там такого рода вирусные психомемы, вытесняющие основную личность, называются кодонами. К вопросу преемственности.

Роман роскошный, очень непростой, объемный и удивительно актуальный.

Мое рабочее место там, где мои мозги. Gdzie mózg mój, tam biuro moje.