Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Лингвисты, пришедшие с холода" Мария Бурас

Отсвет Касталии

В лингвистике были спады и подъемы, но такого времени не было больше никогда. Такого, когда можно было скрестить математику и языкознание, и назвать это лингвистикой. Когда, еще не видя компьютеров, можно было объявить эру машинного перевода. Когда одни занимались математической лингвистикой, другие машинным переводом, третьи семиотикой, но в каком-то смысле  все были вместе, хотя каждый был индивидуальностью.

Может показаться, что книга Марии Бурас не для широкой аудитории, все-таки лингвистика, ученые, история науки. Где все это и где мы, простые читатели. А теперь подумайте, есть в современном  мире человек, который ни разу не обращался к Google-translate (Яндекс-переводчику, как вариант)?  Ну да, исключим столетних старцев, младенцев, представителей племен бассейна Амазонки, хотя есть мнение, что доступ к интернету сейчас имеется у большего количества людей, чем возможность пользоваться канализацией. В том смысле, что да будь я и негром преклонных годов, неужто не захотела бы узнать, о чем песня на автореверсе в наушниках?

Идея машинного перевода и ее воплощение, поначалу топорное, бывшее предметом нездорового веселья, с годами все более изощренное - честно, порой загоняешь текст в Яндекс-переводчик, и на выходе он получше, чем иной книжный фрагмент.  Так вот, это предмет исследования структурной лингвистики в ее прикладной ипостаси. Разумеется, не  автоматическим переводом единым, он лишь одно  из направлений, наиболее наглядное, помимо него, структурная лингвистика решает множество теоретических задач, результаты которых не столь очевидны профанному восприятию.

"Лингвисты, пришедшие с холода" книга обо всем этом. А еще о становлении, о первых шагах совершенно новой науки. О людях, стоявших у ее истоков. О невероятной общности ученых, приводящей на ум не то гессевскую Касталию, не то Мир Полудня Стругацких. О совершенной внутренней свободе, словно бы явившейся в мир, чтобы опровергнуть тезис о непоротом поколении и заодно уж постулат марксисткой философии о приоритете материи. Они родились и росли  в том сталинском СССР, с лагерями и шарашками. Их родственники, а кое у кого и родители были репрессированы. Они должны были с хлебом и водой  впитать осторожный конформизм, а дышали, вопреки всему, воздухом свободы.

Да, длился этот период недолго и закончился печально:  увольнение и разжалование для большинства, эмиграция для многих, принудительное лечение в психиатрической лечебнице и арест для тех, кому особенно не повезло. Но это было в отечественной истории науки, потрясающе талантливые люди, с нуля создававшие новую дисциплину, которые общались не только в учебное время, ходили вместе в походы, и там продолжая обсуждать животрепещущие научные вопросы. Они писали протестные письма, выходили с пикетами на Красную площадь (представьте только!), создавали правозащитные организации. И это в стране, едва похоронившей тирана.

И нет,  конечно их деятельность не ограничивалась протестной, в противном случае не отнеслись бы так лояльно, у государственной машины много способов давления и подавления. Они двигали новую науку, результаты которой могли принести огромную пользу народному хозяйству. Жолковский, Зализняк. Падучева, Успенский, Мельчук - это только вершина айсберга,  у книги колоссального объема справочный раздел.

Вообще, оформление заслуживает того, чтобы на нем остановиться отдельно. Мария Бурас не только писатель, но и ученый, "Лингвисты, пришедшие с холода" вполне себе академическое издание, с развернутыми комментариями в разделе "Примечания" с помянутым "Указателем имен", и тут нельзя  не сказать о превосходной работе редактора Дарьи Сапрыкиной.

Книга выстроена как практически не беллетризованная серия бесед с теми, кто успел застать период расцвета отечественной структурной  лингвистики до ее разгрома.С сохранением лексики интервьюируемых. И это еще одна интересная особенность - возможность "услышать" живые голоса участников событий. Закончу словами Евгения  Водолазкина: "Мария Бурас написала книгу о великих лингвистах для лингвистов невеликих, каковыми являемся все мы."

"Посольский город" Чайна Мьевиль

Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.

Мьевиль, которого безоговорочно приняла. В личной табели о рангах он абсолютный рекордсмен по числу вариантов отношения, свое к каждому роману. Четыре стандартных: любимая книга любимого писателя; неудача любимого; отличная, хотя автора не жалую; полный хлам - довольно примитивно, да ведь мы в обыденной жизни не усложняем, для меня чтение обыденность. С Мьевилем шаблон разрывается. Совершенно своим не назову, хотя девять его книг прочитала, две из них в оригинале. И на "Моби Дика" сподвиглась во многом благодаря его "Рельсам". При этом культовый "Вокзал потерянных снов" одолела лишь с четвертого подхода, а не будь аудиокниги в исполнении Олега Булдакова, могло и вовсе не случиться. Сколько ни читала потом, восхищаясь, недоумевая, очаровываясь, маркируя: "для общего развития", "гимнастика для ума", "история родины", "головоломка" - всегда оставалась дистанция. Которую "Посольский город" уничтожил.

Collapse )

Улетела, значит, чтобы начать совсем другую жизнь, веселую и интересную? Да, но иногда они возвращаются. Не насовсем, только в отпуск и только в качестве свадебного подарка мужу лингвисту, фанатично увлеченному изучением языка ариекаев. Нет, это не было пересказом книги, скорее увертюрой. Все самое интересное впереди. Вместе с трудностями перевода и вопросами языкознания. Книга дивно хороша, спасибо Наталье Екимовой, в ее переводах Мьевиль обретает кристальную прозрачность, а чтение его книг превращается в настоящее удовольствие ("Рельсы" тоже она делала)

Ариекаи любят ариекаев. Этот глагол оказался единственным в человеческом языке, который подошёл. Не безупречно, но с переводами всегда так. По крайней мере, правды в нём было не меньше, чем лжи.

"Посольский город" Чайна Мьевиль

Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.

Мьевиль, которого безоговорочно приняла. В личной табели о рангах он абсолютный рекордсмен по числу вариантов отношения, свое к каждому роману. Четыре стандартных: любимая книга любимого писателя; неудача любимого; отличная, хотя автора не жалую; полный хлам - довольно примитивно, да ведь мы в обыденной жизни не усложняем, для меня чтение обыденность. С Мьевилем шаблон разрывается. Совершенно своим не назову, хотя девять его книг прочитала, две из них в оригинале. И на "Моби Дика" сподвиглась во многом благодаря его "Рельсам". При этом культовый "Вокзал потерянных снов" одолела лишь с четвертого подхода, а не будь аудиокниги в исполнении Олега Булдакова, могло и вовсе не случиться. Сколько ни читала потом, восхищаясь, недоумевая, очаровываясь, маркируя: "для общего развития", "гимнастика для ума", "история родины", "головоломка" - всегда оставалась дистанция. Которую "Посольский город" уничтожил.

Collapse )

Улетела, значит, чтобы начать совсем другую жизнь, веселую и интересную? Да, но иногда они возвращаются. Не насовсем, только в отпуск и только в качестве свадебного подарка мужу лингвисту, фанатично увлеченному изучением языка ариекаев. Нет, это не было пересказом книги, скорее увертюрой. Все самое интересное впереди. Вместе с трудностями перевода и вопросами языкознания. Книга дивно хороша, спасибо Наталье Екимовой, в ее переводах Мьевиль обретает кристальную прозрачность, а чтение его книг превращается в настоящее удовольствие ("Рельсы" тоже она делала)

Ариекаи любят ариекаев. Этот глагол оказался единственным в человеческом языке, который подошёл. Не безупречно, но с переводами всегда так. По крайней мере, правды в нём было не меньше, чем лжи.

"Код слова" Олжас Сулейменов


Казахстан, ты огромен —
пять Франций —
без Лувров, Монмартров —
уместились в тебе все Бастилии
грешных столиц.
Ты огромной каторгой
плавал на маленькой карте.
Мы, казахи, на этой каторге родились.

"Ты читаешь этого националиста?" В Казахстане восемьдесят седьмого вопрос звучал почти как если бы в сегодняшней России спросили: "Ты что, читаешь "Майн Кампф"?" И я отложила Сулейменова на многие годы, при упоминании о нем отделываясь фразой о том, что слово "секс" считает казахским по происхождению, потому что "сегез" по-казахски восемь, а это дело похоже на восьмерку - странный, правда? Дома был томик «Определения берега» , но знакомство со стихами Олжаса Омаровича началось не с него. У подруги в песеннике (тетрадки, куда девочки переписывали тексты популярных песен, вклеивали красивые картинки, писали друг другу пожелания, вроде "Что пожелать тебе, не знаю. Ты только начинаешь жить. Но от души тебе желаю. С хорошим мальчиком дружить", туда иногда попадали избранные стихотворения, вроде "Баллады о прокуренном вагоне" или есенинского "Утром в ржаном закуте").

Collapse )

Итак, что это? Псевдонаучные измышления поэта, который занимается откровенно не своим делом и путается со своим дилетантизмом под ногами у серьёзных людей или новая жизнь языкознания, которая ознаменуется массовым интересом к проблеме слова: происхождения, значения, трансформации? Не профанного стремления завернуть рыбу в страницы, выдранные из священных манускриптов, но языкотворчества, которое вовлечет в себя неравнодушных людей, любящих язык, питающих к нему интерес. Языкознание не священная корова, преимущественное право на которое раз навсегда закреплено за представителями определённой социальной страты и оставь надежду, всяк... Язык - колодец, из которого пьём мы все, а находить соответствия словам одного в другом, возводить родословную тех, какими ежедневно пользуемся, к шумерам или древним египтянам (грекам, римлянам) невероятно увлекательное и благодарное занятие. Не для всех. Так все ведь и не кинутся. Позвольте нам эти игры, и кто знает, не станут ли они началом новой Касталии, менее зависимой и уязвимой, чем созданная гением Гессе. А значит более жизнеспособной.

Древо нынешнего языкознания и не древо вовсе, а сухой столб без корней. На него можно навесить громкоговорители и светильники, но они не заменят живых плодов. Восстановить систему корней языка, и оживет высохшее растение, которое, по сути, и является древом жизни племени Homo Sapiens.

О финском языке.

  Первое время после переезда в Россию было странно не встречать всюду людей с иным, чем у тебя, разрезом глаз, цветом и жесткостью волос. Когда живешь в Азии, привыкаешь чувствовать себя частью социума, включающего два основных типа внешности и огромное количество градаций между ними. Привыкаешь слышать тюркскую речь наравне с русской. Здесь поначалу только русскую. Пока однажды в магазине или на остановке не наткнулась на пару, оживленно что-то обсуждающую на совершенно незнакомом на слух языке. Не тюркском, да и внешность говорящих была утрированно славянской: светловолосые, голубоглазые, белокожие.

Collapse )

  Ты как с твердой почвы на болотистую зыбь ступаешь. Там уже вешки и километровые столбики, а здесь во все стороны равнина и откуда начинать ее мерить, пока непонятно. Так только поначалу. Кумулятивный эффект действует иначе, но работает. Ты уже знаешь, что основа любого языка - глагол, ищешь пособия, дающего внятную структуру и начинаешь плясать от него, как от печки. Таким стал курс Елены Шипиловой, она большая умница, хотя манера говорить и лексическое богатство девушки с городской окраины поначалу могут вызвать культурный шок. Но в преподавателя вовсе не обязательно влюбляться, ведь правда? А уроки у нее дельные.

  А и нам ли бояться финно-угорской группы: "Пайста пейла кури кунун куу. Туоки элла каупа рикасту" - "Буду петь ночью и при свете дня, а понадобятся деньги - заработаю торговлей". Хороший язык - финский. И главное, морально близок мне.