Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Дорога в Китеж" Борис Акунин

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Вагоны шли привычной линией,
Подрагивали и скрипели;
Молчали желтые и синие;
В зеленых плакали и пели.
А.Блок

Верный принципу "развлекая, обучать", Акунин создает очередную беллетризованную иллюстрацию Истории Российского государства. На сей раз к восьмой части "Лекарству для империи", охватывающему вторую половину девятнадцатого века и царствованию двух Александров: царя Освободителя и царя Миротворца.

Не отказав себе в удовольствии вспомнить детство, стилистически эту часть доброключений очередного потомка славного рода Катиных, автор решает как оммаж мушкетерской трилогии Дюма. С соблюдением хронологических этапов, герои встречаются трижды через значительные промежутки времени - канонические "Три мушкетера", "Двадцать лет спустя" и "Десять лет спустя". Идеальная форма для показа изменений общественной жизни, через перемены, происходящие с героями.

Collapse )

Как всегда у Акунина, информативно, интересно и печально.

"Возвращение "Пионера" Шамиль Идиатуллин

Значит первый

Я возьму этот большой мир,
Каждый день, каждый его час,
Если что-то я забуду,
Вряд ли звёзды примут нас

Идиатуллин умеет о подростках так, что интересно и взрослым ("Убыр", "Город Брежнев"). Память у него хорошая - не избирательная, в отличие от той, что у большинства бывших соотечественников: только хорошее о стране, которую мы потеряли или только плохое об империи зла ("Город Брежнев", "СССР").

Collapse )

"Возвращение "Пионера" это почти по Стругацким: читательское счастье для всех, и никто не уйдет обиженным. Вот разве что не "даром". Но даром, как показывает практика, в итоге выходит дороже

"Лекарство для империи" Борис Акунин

От всех болезней капель датского короля не найти полезней

Буржуазно-демократическая революция и революция пролетарская – потрясения совершенно разного калибра. Средний класс немыслим без частной собственности, поэтому если бы он к 1917 году составлял большинство, всё, вероятно, закончилось бы февралем. Россия продолжила бы существовать в виде демократической республики и обошлась бы без гражданской войны, без тоталитарного режима.

Вопреки любви к Григорию Чхартишвили во всех его ипостасях (которых известно много и Борис Акунин лишь одна из них), "Истории российского государства" за его авторством прежде не читала. Романы-иллюстрации - да, ни одного не пропустила, но собственно исторических томов, нет, не брала.

Collapse )

Интересная, умная, логически непротиворечивая и политически не ангажированная история России. К тому же отменно исполненная. Ах да, аудиокнигу начитал эталонный Александр Клюквин.

"Тайный год" Михаил Гиголашвили

Абсолютная власть развращает абсолютно

старайся не выделяться - в профиль, в анфас; порой
просто не мой лица. И когда пилой
режут горло собаке, не морщься.
что до вещей, носи
серое, цвета земли; в особенности - белье,
чтобы уменьшить соблазн тебя закопать в нее.
Бродский «Назидание»

Трансформация моего отношения к фигуре Ивана Грозного. Детство, "Иван Васильевич меняет профессию": "Лепота", "Ты пошто, смерд, боярыню обидел?" - руководитель строгий, но справедливый, и чего они нашу Кемскую волость оттяпать хотят? Начальная школа: ну да, царизм зло, но сильный правитель укрепил государственность, присоединил земли. Лет в двенадцать лермонтовское про купца Калашникова - что он за царь был, если такая пакость лютовала, а он и порядка навести не мог? В пятнадцать поездка в Новгород, экскурсовод: "Волхов тек кровью", мгновенное, как удар под дых - пришел, своих людей резать. Мразь.

Collapse )

А впрочем, не попробуешь, как узнаешь? Это исключительно к чтению, не к вещам из предыдущего абзаца. Может вам понравится.

"Карта времени" Феликс Пальма

Части тела
- Но нельзя же отрубить голову, если кроме головы ничего нет?
- Раз есть голова, значит можно рубить!
"Алиса в стране чудес"

А в самом деле, почему нет? И он пластает книги любимого писателя, благо - голова у того большая, да и кроме, найдется, чем поживиться. Не суть, что манипуляции испанского фантаста с творчеством Герберта Уэллса сильно напоминают подход к дрессуре леоновского героя из "Полосатого рейса". Зачем тратить время и силы на то, чтобы приручить и одомашнить, когда можно взять и покромсать на куски (чего там думать, взять все, да и поделить: эта долька для ежа, смерть легавым от ножа).

картинка majj-s

Collapse )

Я сравнивала роман с осликом, на спину которого взгромоздили беседку, предназначенную слону, когда описывала первую встречу с ним. Нынче не убоявшись обвинений в самоплагиате, повторюсь. с тем дополнением, что на самом деле животине не тяжело, потому что конструкция надувная. Финтифлюшек много, а внутри пустота.

"Предместья мысли. Философическая прогулка" Алексей Макушинский

Фило-софистика

Вас положат — на обеденный,
А меня — на письменный.
Цветаева.

На осине не растут апельсины, на апельсине растут, а сын великого писателя не может не унаследовать некоторого количества генов литературной одаренности, хотя бы даже к самореализации позвала его отличная от родительской стезя. Алексей Макушинский сын Анатолия Рыбакова и он хорошо пишет. Нет, прежде не читала, даже не слышала до финала прошлогодней Большой книги, в котором был отмечен, тогда же книга и попала в читалку - зрительское голосование этой премии предполагает свободный доступ к произведениям-финалистам. Вот только теперь собралась прочесть.

Collapse )

Что, если Кант и Кьеркегор понятнее и ближе мне, чем Камю и Сартр, надобно пойти и убиться ап стенку? Вот кстати же, свободы окончательного выбора, осуждаемой всеми религиями, моя религиозность меня не лишает. Сколько понимаю, это один из основных упреков автора вере. Но за исключением воинствующего атеизма, отличная книга. Интересная и познавательная.

"Лекарь. Ученик Авиценны" Ной Гордон

Роман с медициной
Не навреди

Чем больше читаю и узнаю о книгах, тем сильнее убеждаюсь, что знаю мало. Недурная страховка от интеллектуального высокомерия и от того, чтобы даже мысленно произнести: все, стоящее внимания, мне известно. Это к тому, что о Ное Гордоне впервые услышала несколько дней назад, аккурат перед тем, как погрузиться в его роман: медицинский, псевдоистоирический, еврейский.

Collapse )

И Персия, с ее обычаями и установлениями, вожделенная учеба, в которую удается поступить далеко не сразу, шахский калаат (это такая особая милость, включающая жалование дома, коня, некоторой суммы денег). Борьба с чумой, состязание скороходов, поход на Индию и гонки на верблюдах - все здесь прекрасно и удивительно. Книга, от которой не оторваться, а прочитав, чувствуешь расширение энергетики - такое: мир движется в нужном направлении.

"Люди, принесшие холод" Вадим Нестеров

Идем на Восток
О славе прошлой - и о том,
Как, удручен своим венцом,
Такой-то царь, в такой-то год,
Вручал России свой народ.
Лермонтов

Примерно так представляла себе присоединение Казахстана к России, когда училась в школе. И это при том, что, родившись и выросши в Алма-Ате, помимо курса истории СССР, учила Историю Казахстана. Параграфов, посвященных присоединению, было больше и воды о братском единстве советских народов в них залили обильнее, но суть в обоих учебниках была одна: миролюбивые казахи попросили могучего северного соседа о защите от воинственных джунгар и киргизов, Россия не отказала. Нет, о Великом белом царе не было. Потому что, вы ж понимаете, царизм - зло.

Collapse )

Книга аккумулировала колоссальные архивные изыскания, и пафос Великих деяний вырастает в ней из каторжного труда повседневности, являя прекрасный образец исторической прозы.

Здесь мы лежим, в бараках, в степях, в болотах среди гнилья,
Чтобы дорогу нашли по костям сыновья.

"Вербовщик" Иван Просветов

Летавший быстро
Я пробрался вглубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван...
...«И в стране озер пять больших племен
Слушались меня, чтили мой закон...
...«Я узнал, узнал, что такое страх,
Погребенный здесь в четырех стенах
Гумилев "У камина"

Он был поклонником Николая Гумилева и водил в Норильлаге знакомство со Львом Гумилевым. Он знал двадцать два языка, на девяти из которых изъяснялся свободно. Он объездил мир, поставлял родине невероятной ценности секретные сведения. Был чешским студентом, английским лордом, венгерским графом, итальянским бизнесменом. Осужденным по пятьдесят восьмой статье, бригадиром на лесоповале, лагерным фельдшером, паралитиком после инсульта в лагерном лазарете. Освобожденным по болезни инвалидом, ночным сторожем реабилитированным, переводчиком, писателем, сценаристом, художником.

картинка majj-s

Collapse )

И все-таки это была немыслимо яркая интересная жизнь. За возвращенное имя Ивану Просветову стоит быть благодарной.