Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Курт Сеит и Шура" Нермин Безмен

"Хождение по мукам" в формате турецкого сериала

Я уплываю и время несет меня с краю на край.
С отмели к отмели, с берега к берегу, друг мой прощай.
Рабиндранат Тагор "Последняя поэма"

Не родине Нермин Безмен книга о России, революции и эмиграции , о любви молодой русской  аристократки и блестящего  офицера татарина выдержала больше сорока переизданий, став сценарной основой успешного сериала. Такого, с невероятной красы героями, в Турции это умеют, до сих пор вспоминаю, как меня в девичестве заворожила  красота актеров "Королька, птички певчей".

Collapse )

У турецкой писательницы не меньше прав говорить об этом, чем у группы "Белый орел", на концертах которой стадионы жгли зажигалки и подпевали, плача, под "балы, шампанское, лакеи, юнкера". Ручаюсь, лакеем в тот момент никто себя не видел, все только юнкера, можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров (зчркнт) юнкеров. В общем, про любовь.

"Король: Вечный монарх. Зов судьбы" Ким Суён, Ким Ынсук

Волшебная флейта

На мелкие части разбилось имя твое
Среди пустоты растворилось имя твое,
Нет больше того, кто носил бы имя твое.
Назвать на смертном одре я смогу лишь имя твое.
Ким Са Воль

Я не имела понятия о дорамах до этой аудиокниги. Для тех, кто так же далек от этой части южнокорейских реалий, объясняю - корейская телевизионная драма в формате сериала, как правило, по двенадцать или двадцать четыре серии длительностью шестьдесят минут каждая. От западных сериалов отличает в целом более спокойный фон, обусловленный созерцательным конфуцианским миропониманием, уважение к старшим, приоритет семейных ценностей и образования.

Collapse )

Ну круть же и сплошное мимими, согласитесь. А в аудиокнижном формате, да еще в исполнении Игоря Князева, так вовсе именины сердца. Я сейчас к тому, что никто ведь не предлагает рассматривать творение Ким Ынсук и Ким Суён с точки зрения художественных достоинств. Но в качестве своего рода нон-фикшн, дающего представление о целой стороне южнокорейской реальности - почему бы нет?

"60-е мир советского человека" Петр Вайль, Александр Генис

Не Парфенов

Никакие документы, никакие архивы, никакие мемуары не восстанавливают прошлое. Они формируют настоящее, создавая миф о прошлом.

Леонид Парфенов в заглавии неслучаен, его проект "Намедни. Наша эра" первое, что вспоминается, когда заходит речь о десятилетиях советской жизни. И думаешь сначала: "Зачем еще? Это ведь уже сделано и сделано эталонно хорошо". А потом: "Жаль только, мало, галопом-по-Европам и в формате новостной нарезки - видеоряд основное, текст второстепенное, аналитики минимум" Леонид Геннадьевич и сам говорит о том, что программа вместе с дополняющими ее книгами все-таки ближе к телевидению: богато иллюстрированные тома, в которых картинка не менее важна, чем текст и занимает едва ли не больший объем.

Где есть спрос, там явится предложение. Книга Петра Вайля и Александра Гениса захватывающе интересный, что не мешает ему быть обстоятельным и энциклопедичным по полноте охвата, рассказ о времени, получившем в советской хронологии название "оттепель".

Collapse )

Приоритет слова перед картинкой и умная аналитика без назойливого морализаторства и стремления навязать читателю/слушателю свой взгляд на вещи. Интересно, емко, афористично. Бездна читательского удовольствия.

"Дорога в Китеж" Борис Акунин

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Вагоны шли привычной линией,
Подрагивали и скрипели;
Молчали желтые и синие;
В зеленых плакали и пели.
А.Блок

Верный принципу "развлекая, обучать", Акунин создает очередную беллетризованную иллюстрацию Истории Российского государства. На сей раз к восьмой части "Лекарству для империи", охватывающему вторую половину девятнадцатого века и царствованию двух Александров: царя Освободителя и царя Миротворца.

Не отказав себе в удовольствии вспомнить детство, стилистически эту часть доброключений очередного потомка славного рода Катиных, автор решает как оммаж мушкетерской трилогии Дюма. С соблюдением хронологических этапов, герои встречаются трижды через значительные промежутки времени - канонические "Три мушкетера", "Двадцать лет спустя" и "Десять лет спустя". Идеальная форма для показа изменений общественной жизни, через перемены, происходящие с героями.

Collapse )

Как всегда у Акунина, информативно, интересно и печально.

"Возвращение "Пионера" Шамиль Идиатуллин

Значит первый

Я возьму этот большой мир,
Каждый день, каждый его час,
Если что-то я забуду,
Вряд ли звёзды примут нас

Идиатуллин умеет о подростках так, что интересно и взрослым ("Убыр", "Город Брежнев"). Память у него хорошая - не избирательная, в отличие от той, что у большинства бывших соотечественников: только хорошее о стране, которую мы потеряли или только плохое об империи зла ("Город Брежнев", "СССР").

Collapse )

"Возвращение "Пионера" это почти по Стругацким: читательское счастье для всех, и никто не уйдет обиженным. Вот разве что не "даром". Но даром, как показывает практика, в итоге выходит дороже

"Лекарство для империи" Борис Акунин

От всех болезней капель датского короля не найти полезней

Буржуазно-демократическая революция и революция пролетарская – потрясения совершенно разного калибра. Средний класс немыслим без частной собственности, поэтому если бы он к 1917 году составлял большинство, всё, вероятно, закончилось бы февралем. Россия продолжила бы существовать в виде демократической республики и обошлась бы без гражданской войны, без тоталитарного режима.

Вопреки любви к Григорию Чхартишвили во всех его ипостасях (которых известно много и Борис Акунин лишь одна из них), "Истории российского государства" за его авторством прежде не читала. Романы-иллюстрации - да, ни одного не пропустила, но собственно исторических томов, нет, не брала.

Collapse )

Интересная, умная, логически непротиворечивая и политически не ангажированная история России. К тому же отменно исполненная. Ах да, аудиокнигу начитал эталонный Александр Клюквин.

"Тайный год" Михаил Гиголашвили

Абсолютная власть развращает абсолютно

старайся не выделяться - в профиль, в анфас; порой
просто не мой лица. И когда пилой
режут горло собаке, не морщься.
что до вещей, носи
серое, цвета земли; в особенности - белье,
чтобы уменьшить соблазн тебя закопать в нее.
Бродский «Назидание»

Трансформация моего отношения к фигуре Ивана Грозного. Детство, "Иван Васильевич меняет профессию": "Лепота", "Ты пошто, смерд, боярыню обидел?" - руководитель строгий, но справедливый, и чего они нашу Кемскую волость оттяпать хотят? Начальная школа: ну да, царизм зло, но сильный правитель укрепил государственность, присоединил земли. Лет в двенадцать лермонтовское про купца Калашникова - что он за царь был, если такая пакость лютовала, а он и порядка навести не мог? В пятнадцать поездка в Новгород, экскурсовод: "Волхов тек кровью", мгновенное, как удар под дых - пришел, своих людей резать. Мразь.

Collapse )

А впрочем, не попробуешь, как узнаешь? Это исключительно к чтению, не к вещам из предыдущего абзаца. Может вам понравится.

"Карта времени" Феликс Пальма

Части тела
- Но нельзя же отрубить голову, если кроме головы ничего нет?
- Раз есть голова, значит можно рубить!
"Алиса в стране чудес"

А в самом деле, почему нет? И он пластает книги любимого писателя, благо - голова у того большая, да и кроме, найдется, чем поживиться. Не суть, что манипуляции испанского фантаста с творчеством Герберта Уэллса сильно напоминают подход к дрессуре леоновского героя из "Полосатого рейса". Зачем тратить время и силы на то, чтобы приручить и одомашнить, когда можно взять и покромсать на куски (чего там думать, взять все, да и поделить: эта долька для ежа, смерть легавым от ножа).

картинка majj-s

Collapse )

Я сравнивала роман с осликом, на спину которого взгромоздили беседку, предназначенную слону, когда описывала первую встречу с ним. Нынче не убоявшись обвинений в самоплагиате, повторюсь. с тем дополнением, что на самом деле животине не тяжело, потому что конструкция надувная. Финтифлюшек много, а внутри пустота.

"Предместья мысли. Философическая прогулка" Алексей Макушинский

Фило-софистика

Вас положат — на обеденный,
А меня — на письменный.
Цветаева.

На осине не растут апельсины, на апельсине растут, а сын великого писателя не может не унаследовать некоторого количества генов литературной одаренности, хотя бы даже к самореализации позвала его отличная от родительской стезя. Алексей Макушинский сын Анатолия Рыбакова и он хорошо пишет. Нет, прежде не читала, даже не слышала до финала прошлогодней Большой книги, в котором был отмечен, тогда же книга и попала в читалку - зрительское голосование этой премии предполагает свободный доступ к произведениям-финалистам. Вот только теперь собралась прочесть.

Collapse )

Что, если Кант и Кьеркегор понятнее и ближе мне, чем Камю и Сартр, надобно пойти и убиться ап стенку? Вот кстати же, свободы окончательного выбора, осуждаемой всеми религиями, моя религиозность меня не лишает. Сколько понимаю, это один из основных упреков автора вере. Но за исключением воинствующего атеизма, отличная книга. Интересная и познавательная.