Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Нил Гейман, "Американские боги" и не только.

Гейман

О Ниле Геймане впервые я услышала очень давно. Было что-то обзорное на тему мистики-фантастики и новой готики. Там мелькнуло его имя, тогда же для меня прозвучало словосочетание "Американские боги". И уже тогда для себя отметила, что очень хочу почитать этот роман. Когда-нибудь позже, при случае...
Лет пять назад купила дочери странную книжку "Коралина в стране кошмаров". Детскую и не совсем, пронизанную сложными ассоциациями , кое-где пугающую даже меня, давнюю поклонницу жанра и оставляющую богатое послевкусие, как бокал очень хорошего вина.
Однако, по-настоящему Гейман случился в моей жизни год назад. Что-то разладилось в действующем обычно, как часы, механизме подачи новых книг (всякий читающий человек имеет одну, реже две, книги в процессе, одну-две в очереди и полтора десятка в листе ожидания). А может быть, просто пришло время. Потому что, начав со сборника рассказов, не могла оторваться, пока не перечитала вообще всего, переведенного у него на русский язык.
Хорошо все. Может быть, слабейшее впечатление было от "Никогде". Главным образом, по причине неприязни к разного рода подземельям (физическим и моральным). Самое мощное - от "Американских богов" (кто-бы сомневался!). И, знаете. все хорошо в романе: Один, Локи, Дух озера, славянские божества, мистер Нанси - отдельный респект, Тень - в него влюбилась и с ним же идентифицировала себя, читая.
Но совершенно особое, щемящее, порой как звон на высокой до боли ноте - его Лора. Любовь, предательница, жертва. Смысл жизни, повод желать более достойных ее условий, причина держать себя в жесточайших рамках в тюрьме. Пустота. Боль, еще боль со стыдом и обидой. Прощение и прощание. И послесмертное возвращение, ну да, Тень случайно бросил в могилу золотой доллар, квинтэссенцию жизни в пространстве романа, случайно же выигранный им у лепрекона. Будто бывают такие случайности. На самом деле обеты супружеской верности были слишком тяжелы для нее при жизни или она стала фигурой на шахматной доске, которой пожертвовали, чтобы вернее заполучить в аватары Тень, но после смерти Лора была такой женой и другом, о которых любой мужчина может только мечтать.
Есть еще один женский образ у Нила Геймана, который против воли, оттиснулся в памяти. Рассказ "Кровь, яблоко и снег", "Белоснежка" наоборот. История, увиденная глазами и рассказанная мачехой. Кого как, меня потрясла.
Сегодня узнала об еще одном проекте писателя - серии интеллектуальных комиксов "Песочный человек" (The Sandman), прежде в любви к этому жанру замечена не была, но это же Гейман - непременно почитаю.
Кстати, адаптацию мультфильмов Хаяо Миядзаки ("Ходячий замок", "Унесенные призраками", "Принцесса Мононоке") для англоязычной аудитории делал тоже он. К нам, сами понимаете, это пришло как раз оттуда.

"Изумруды на завтрак" Наталья Александрова

Изумрудные мои
Ипполит Матвеевич оглянулся. По темным углам зачумленной дворницкой вспыхивал и дрожал изумрудный весенний свет. Бриллиантовый дым держался под потолком. Жемчужные бусы катились по столу и прыгали по полу.

Вспомнилось начало нулевых, когда мы с подружками тоннами поглощали иронический дамский детектив. Не самая питательная снедь. И точно, не полезная. По большей части ни уму, ни сердцу, о некоторых авторках, вроде Юлии Шиловой, до сих пор вспоминаю с внутренним содроганием, в то время, как Донцова, которой теперь не пнул только безногий, тогда воспринималась без особого отторжения. До тех пор, пока не стало физически тошно от ее книг. Серьезно, несколько раз пыталась открывать новые томики, результат все один, с первых же строчек рвотный рефлекс.

Наталья Александрова тогда производила на общем фоне довольно приятное впечатление. Такое: "простенько, но мило". И вот я подумала, а что если попробовать взглянуть на тогдашний круг чтения сегодняшними глазами, взяла "Изумруды на завтрак", начала читать, и словно в те годы вернулась. Некоторые вещи не меняются.

Collapse )

Ну, что я могу сказать. По крайней мере, от этого не тошнило.

"Серьга Артемиды" Татьяна Устинова

Лично мы, например, хотим кино хорошее снимать, а получается у нас все больше какое-то дерьмо.
– Ну, снимайте хорошее.
– Не идет.

А и правда, почему так? Никто ведь не идет в профессию с целью напортачить. Все хотят делать хорошее. Думаю, и Татьяна Устинова принималась за очередной детектив, имея в виду написать хорошую книгу, тем более, что прежде у нее получалось. Последние лет пятнадцать я не читала, утомили шаблонность схематизм и самоповторы в ее книгах. Там же, помните, всегда есть большое зло и мелкие пакости: первое совершает преступление, остальные запутывают картину так, что не разобраться. Когда удается отделить агнцев от козлищ, зерна от плевел, мух от котлет - тогда истина и восстает во всем нагом великолепии. Освещая безжалостным светом не столько подробности картины происшествия, сколько устроенную в объятиях олигарха личную жизнь героини.

Мы же за тем и брались читать Устинову, что истории золушек любят все. Вот живет умница, ничем не примечательная, хотя с золотым сердцем и особенным, ироничным взглядом на мир (не циничным и не саркастичным, а с мягкой доброжелательной иронией). Сама себя особенной не считает, окружающие безжалостно эксплуатируют ее таланты, работоспособность и безотказность, семейная жизнь не задалась и теперь в прошлом, главные радости жизни - вкусная еда и хорошая книга. Типаж, в котором девять из десяти читательниц узнавали себя.

Collapse )

Громоздкая, глупая, неуклюжая конструкция с рядом моралей: 1. кино у нас пока плохое, но скоро умные продюсеры женятся на талантливых сценаристках, и все станет отлично; 2. телефон - плохо, книга - хорошо; 3. пить запоем плохо, но в меру и в приличной компании прямо-таки необходимо; 4. хорошие люди любят собак, плохие - не очень и 5. всякой приличной одинокой женщине сыщется олигарх Истины сомнительной достоверности. Роман производит впечатление осетрины второй свежести.

"Bella Германия" Даниэль Шпек



Любовь - это мечта, семья - реальность
Все восхищаются талантливыми людьми, теми, кто делает что-то необыкновенное, кто следует своему призванию, главной своей страсти. Но талант – это проклятье. Он гонит тебя, он никогда не оставляет тебя в покое. Он владеет тобой. Многих убивает.

Талант классная вещь. Особенно когда в придачу к нему заботливые родители, которые вовремя заметят и начнут развивать, семья с устойчивым финансовым положением и связями, возможность делать главное, не беспокоясь о куске хлеба для себя и для тех, кто от тебя зависит.

Collapse )

"Bella Германия" не семейная сага в привычном смысле, скорее интересный и подробный рассказ о Европе второй половины XX века в части трудовой миграции итальянцев в Германию. Повесть о гастарбайтерах и горьком хлебе чужбины. Ода автомобилестроению с замечательно интересным экскурсом в историю: от микролитражки Изетты, спасшей после войны концерн BMW, до роскошных гоночных болидов и вечного соперничества немцев с итальянцами на этой стезе.

Рассказ о таланте, который не всегда пробивает себе дорогу, а только в режиме благоприятствования, пусть минимального. О разных способах добиться жизненного успеха: ни один из героев не становится миллиардером и персонажем таблоидов, но находят себя, раньше или позже, все (кто ищет, трудится, и имеет достаточно времени, чтобы дожить). Отличная книга.

"В ожидании Божанглза" Оливье Бурдо

Он так нам и сказал: мол, я - Мистер Божанглз.
А после, прямо в камере, и станцевал чуток,
Штаны поддернув, чтобы ловчей плясать.

Жить в режиме нескончаемого праздника, приятно? Не то слово. Шампанское рекой, затейливые коктейли, изящно сервированный стол искрится хрусталем и сверкает серебром. Мужчины элегантны, дамы изящны, а лучше всех Мамочка. Вы и вообразить не можете, до чего хороша.

Collapse )

04:59

Нет, они еще повоюют за себя. Выпьют бокал до последних капель. И вдребезги разобьют. Не дожидаясь Божанглза. Странная и обаятельная книга. Непростая. Не дающая ответов. Нина Симон дивно хороша с этой композицией.

"Старомодная комедия" Алексей Арбузов

У меня с мужем отличные отношения… Дай Бог каждому! Не более двух месяцев назад, перед отъездом на Каспий, он даже одолжил у меня сто пятьдесят рублей… И может быть, отдаст их! Возможно, все…

Это был фейсбучный пост. Кадры из какого-то черно-белого советского фильма конца шестидесятых, совсем коротенький сопроводительный текст. В комментариях кто-то сказал: А помните "Старомодную комедию", Алиса Бруновна великолепна и вообще шедевр Арбузова. Смутно вспомнилось, как не любила этого фильма в детстве: ждала комедии, вроде "Брильянтовой руки" или "Ивана Васильича", и жестоко разочаровалась - какая же это комедия, двое пожилых людей весь фильм разговаривают о чем-то, и ни капельки не смешно. Когда тебе лет десять, те, кто старше сорока, кажутся стариками, а чувство смешного охотнее всего откликается на "Шел, споткнулся, упал, очнулся, гипс", "И тебя вылечат...", "Часовню тоже я развалил?"

Collapse )


Фильм хорош необычайно: он такой апофеоз удачных дуэтов и соавторства: Фрейндлих и Владимиров удерживают зрительский интерес полтора часа экранного времени одними только диалогами. Дивная музыка Таривердиева в исполнении дуэта Бесединой-Тараненко просто гармония сфер. И сценарий Алексей Арбузов писал в соавторстве с Владимиром Железниковым (помните "Чучело" с Никулиным и маленькой Орбакайте?) Отличная пьеса и такая неожиданно актуальная.

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье, —
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

"Сквозь зеркала. Тайны Полюса" Кристель Дабо

Рассказывать о прошлом, утаивая факты о войне, значит искажать историю.

Вторая книга Зеркальной тетралогии Кристель Дабо - редчайший случай, когда продолжение не только не хуже начала, но в чем-то даже превосходит. Блистательно минуя сериальные ловушки - ненужные длинноты, провисающее действие, пережевывание в сотый раз ненужных подробностей - история движется в ровном темпе, обрастает плотью, полнится перипетиями. Одновременно начинает работать кумулятивный эффект сериала: мы уже знакомы с героями, примерно знаем, чего от них ждать, определились с симпатиями-антипатиями вовлечены в хитросплетение интриг - тратить время и силы на прорыв пленки поверхностного натяжения не нужно.

Collapse )

Отдельно о романтической линии. В смутные времена, подобные сегодняшним, отношения с ближним кругом меняются: больше думаешь. сильнее беспокоишься, проявляешь заботу и участие. И разного рода любовь-морковь-кровь-брови-и-вновь, от которой в книгах морщилась пару месяцев назад, начинает восприниматься иначе. Есть твой человек на свете. Тот, кто принимает тебя со всеми твоими недостатками, и он тебе дорог, пусть не из тех, кого можно назвать "мистером-Популярностью". вы смотрите в одну сторону и вам есть, за что ценить жизнь. Ах да, и семью, конечно.

Семейные трапезы обычно проходили очень оживленно. В прямом смысле: солонки летали от одной тарелки к другой, пробки в графинах дребезжали от нетерпения, а ложки устраивали настоящие дуэли, когда на блюде кончался десерт.

"Красный Крест" Саша Филипенко

– Мы сегодня ели Сталина!
– Это как?
– Я ел голову, но она невкусная – там одно тесто!

Голова Сталина в "Красном кресте" лейтмотивом. Не пугайтесь эпиграфа, это дети рассказывают герою, как папа принес в детсадовскую группу дочери в день ее рождения торт в виде вождя в гробу. Зачем? Тайна сия велика есть. Мрачная полесская готика (?) - дело происходит в Минске. Хотя в целом настраивает на верное восприятие книги. Незамысловато абсурдистским приемом автор дает читателю понять: речь пойдет о том, что же все-таки было у него в голове, отчего эта неупокоенная голова до сих пор влияет на людей, при нем и не живших. Заодно предупреждая, что разговор пойдет средствами предельно китчевыми.

Collapse )

Одновременно Саша (героя-рассказчика автор делает тезкой) переживает свою замысловатую трагедию. Открывать в подробностях не буду, намекну: имеет быть шаблонная в жалостливой литературе неизлечимая болезнь любимой. Однако блюдо, приготовленное из этого нехитрого ингредиента достойно восхищения. О том, что правды в книге ни на грош, говорить излишне. Но Саша Филипенко ведь модный автор, ему о том печься не к лицу. Зато читабельно и в целом кажется имеет под внешним слоем китчевого антисталинского лубка более глубокий смысл. Беда в том, что докапываться до него вряд ли захочется.

– Съели вашего Сталина.
– Что?
– Съели, говорю, вашего Сталина, невкусный он.

"Осень Европы" Дэйв Хатчинсон

– Забудь этот сраный идеализм Шенгена. Люди в этом бизнесе заботятся только о двух вещах. Деньги и престиж.

"Осень Европы" написана в 2014, когда о брекзите еще слыхом не слышно было. Думаю, не в последнюю очередь сегодняшний интерес к роману обусловлен сакраментальным Как он все угадал! Лоскутная Европа Хатчинсона нарезана на политии - куски, иногда абсурдно крошечные, как Новый Потсдам (несколько домов), центробежные тенденции лишь нарастают. Провинция всюду недовольна, что средства уходят в жирующий на поступлениях центр и стремится отделиться. Напрочь забыв о том, насколько поддержание сложных социальных программ зависит от государственных дотаций.

Collapse )

В целом чтение занятное, из антиутопии к финалу прорастает недурственное фэнтези, основанное на геодезии (а вы как думали, то ж интеллектупальный бестселлер). Но в моем расписании, так вышло, "Осень Европы" вклинилась между "Лавиной" и "Криптономиконом" Стивенсона. Сказать, что Хатчинсон сильно проигрывает - значит предельно смягчить впечатление. По всем возможным критериям оценки.

Острые предметы Гиллиан Флинн



      – Странно себя ощущаешь, когда твой успех строится на чем-то столь ужасном.
А еще более странно должна бы ощущать себя, осознанно сгребая грязь, которой в нормальных условиях побрезгует желтая пресса самого низкого пошиба, тщательно разминая и вылепливая конфету, которую непритязательный читательский/зрительский вкус не только схарчит, не поперхнувшись, но еще, глядишь, объявит шедевром психологической прозы. Должна бы, но не ощущает, да и с чего бы? Успех, как война, все спишет. Знакомьтесь: Гиллиан Флинн. признанная мастерица сделанных на потребу вашему дурновкусию книг. Хотя, вы наверняка знаете ее "Исчезнувшую", пусть не роман (я тоже не читала), но фильм, снятый по нему, четыре года назад, шел с большим резонансом.

  Берем красавицу-южанку-аристократку (тип Скарлетт) с глубокими психологическими проблемами и болезненной потребностью в сепф-харме. Добавляем четыре грана Лолиты и восемь унций Лоры Палмер.  Приправляем умершей много лет назад при неясных обстоятельствах младшей сестренкой и матерью, что обрушила на героиню груз травмирующей нелюбви. Остро перчим серийными убийствами девочек-подростков с ужасающими подробностями и томим все на медленном огне атмосферы Твин-Пикса. Можно подавать. А если от этого блюда вас стошнит или случится несварение - что ж,значит вы еще не безнадежны. В отличии от миллионов поклонников Гиллиан Флинн.


  Она такая Донна Тартт для бедных и я не случайно назвала это имя, "Маленький друг" ко времени появления "Острых предметов" уже четыре года. как был написан, а предположить у госпожи Флинн отсутствие знакомства со знаковыми для родной американской литературы остросюжетным романом, было бы равнозначно обвинению ее в непрофессионализме. В сути "Острые предметы" - адаптированный к масскульту "Маленький друг". То же застывшее мошкой в янтаре вневременья лето в южном штате, та же аристократическая семья, где со смертью среднего ребенка остальные перестают существовать для матери; те же предоставленные самим себе девочки, которые творят, что хотят. Где у Тартт безупречно психологически выверенно, Флинн берет количеством шокирующих подробностей; что у Тартт филигранно - у Флинн неряшливо (к чему стараться, пипл и так схавает); Тартт пишет драму, в которой сочувствуешь всем, Флинн балаганный фарс, где не жаль никого. включая героиню и убитых девочек.

  Надо бы и хорошего чего сказать о книжке, что же все хаять. Сюжет неплохо держит в напряжении. Хотя сакраментальное: "Убийца - садовник!" я восликнула в конце первой трети и не ошиблась. Боже ж мой, ну что еще? Ну  хотя бы крохотную симпатичную деталь, которая разбавила бы этот бред собачий. О, вот, Гиллиан Флинн в студенчестве подрабатывала, рекламируя забегаловку быстрой еды в костюме гамбургера. Может быть, останься она по сей день на этом посту, пользы человечеству было бы побольше, хотя качество жизни в этом случае было бы на порядок ниже. На несколько порядков. Она выбрала успех и кто кинет в нее камень. А вы поддержите - читайте и смотрите.