Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

"Не спи — кругом змеи!" Дэниел Л. Эверетт

Индейцы все еще иногда слушали Евангелие; ручку магнитофона крутили дети. Сначала я был очень этому рад, но вскоре стало ясно, что им было интересна только казнь Иоанна Предтечи: «Ух ты, голову отрубили! Давай еще раз послушаем!»


Курица или яйцо; материя или идея; бытие определяет сознание или наоборот; не мы такие, жизнь такая или с тобой случается то, чего подсознательно ждешь? Любой из этих вопросов, подспудно занимающий всякого человека на протяжении жизни. а в определенные моменты обретающих остроту необычайную - любой из них неактуален для индейцев пираха, амазонского племени, численностью меньше полутысячи человек.

Collapse )

"Самая легкая лодка в мире" Рассказы Юрий Коваль



Опасайтесь лысых и усатых
Есть на свете такие люди, которые умеют убегать.
Сидят, сидят вместе со всеми за дружеским столом, едят, пьют, смеются – и вдруг вскакивают, хлопают дверью – и бегут!
За ними гонятся, кричат, извиняются, уговаривают, а они бегут, бегут, убегают. А потом уж падают в траву и плачут.


Все-таки детская. В том смысле. что ничего не изменилось. Можно сколько угодно называть детскую литературу гетто, одновременно сетуя на провинциальную местечковость боллитры, но со времени, когда Юрий Коваль сказал, что "Там плохо. Там врут. Там не уступят ни за что, не желают нового имени. Им не нужна новая хорошая литература" - с того времени ничего не изменилась, и лучшее, что сейчас есть в современной русской словесности сосредоточено под эгидой литературы для детей. Однако теперь не о том. Коваль не убежал. Он тихо ушел, навсегда оставшись парнем лет двадцати четырех, который рассказывает о Недопеске, разучивает гитарные этюды с клестом. сидящим на грифе гитары, кормит собаку сырой картошкой и накрывает землероек пустыми стаканами.

Collapse )

"Лори" Стивен Кинг

Щенки - это лучшее, что создал Бог
Перед сном Ллойд сводил Лори на пляж. Он любовался закатом. Она нашла дохлую рыбину и пописала на нее. Оба вернулись довольные


картинка majj-s

Простая история. Одинокому вдовцу сестра дарит щенка. Не то, чтобы совсем дворнягу: породистая мама подгуляла с папой другой породы, потомство подлежит выбраковке. но сердобольный хозяин устроил аттракцион неслыханной щедрости, бесплатную раздачу и все, кроме одной, самой мелкой в помете, благополучно пристроены. Последней предстоит отправиться в приют, где, если за три недели не найдется желающий забрать, щенка усыпят. Ее то и привозит брату Бет.

Разумеется, никакая собака не нужна Ллойду. Разумеется, собака - это последняя вещь в мире, в которой он сейчас нуждается. И она станет гадить на ковер Маргарет...
- Он такой грязный, его вид мало что уже способно испортить, - парирует сестра и добавляет, - Хорошо. я увезу девочку в приют, откуда через три недели ее отправят в газовую камеру. Но ведь этого не случится, не может быть, чтобы не нашелся кто-то. способный оценить эти умные глазки.

После отправляется в супермаркет, чтобы пополнить запас продуктов в холодильнике, оставив малышку на попечение своего бестолкового пожилого младшего брата (пока вернусь из магазина). А вернувшись, привозит в придачу к необходимому, еще и большой пакет собачьего корма, натуральный йогурт (подмешивать в корм для укрепления ушных хрящей), одноразовые пеленки, корзинку и складной манежик - чтобы ей было, где спать. Как ты ее назвал? Лори, неплохо.

Это любимый с детства Кинг, порой уморительно смешной, даже и странно, как в такой маленькой повести уместилось столько смешных моментов. Местами сентиментальный, даже не по-кинговски, а как-то по-диккенсовски, впрочем, это только добавляет тексту очарования. есть аудиокнига, но слушать ее категорически не рекомендую. Запись любительская, качество скверное.

Вы будете смеяться и плакать с этой короткой повестью. И будет момент, когда кровь похолодеет в жилах, а рудиментарные волоски вдоль позвоночника встанут дыбом.
Кинг с годами только лучше.

Фирдоуси. "Шахнаме" В шести томах. Том 1

Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой
Лишь первых познаний блеснет тебе свет,
Узнаешь - пределов для знания нет.


Читаю "Шахнаме". чтобы рассказать о книге в меру своих, пусть невеликих, возможностей. Потому что есть колоссального объема и значения для мировой культуры эпос, о котором никто ничего не знает. Потому что есть "Заххок" Медведева, очевидные реалии и скрытый смысл которого во многом опираются на "Шахнаме". Потому что авестийская традиция, зороастризм и«Так говорил Заратустра» Фридрих Ницше куда глубже укоренены в сознании современников, чем сами мы представляем. а знать источники и составные части своего миропонимания никогда не бывает лишним.

Collapse )

А в мире тем временем воцарится Кей Кавус (150 лет) и мало никому не покажется. Потому что этот добрый правитель из благороднейших побуждений станет творить такие глупости, то и дело влипая в жуткие неприятности, откуда Ростему и Дестану придется его вызволять, что самое подходящее прозвище для него было бы " 33 несчастья". "Шахнаме" выражается о нем чуть более сдержанно:

Средь знатных и малых не знал я, клянусь,
Строптивца такого, как царь наш Кавус.
Знать, мозга его голова лишена.
Не зреет в ней здравая мысль ни одна.

Среди благоглупостей Кавуса поход на страну дэвов с заточением в плен (Ростем спас). Глупое доверие к ненавидевшему его и пленившему тестю (Дестан и Ростем пошли войной и победили). Долгое процветание государства, науки и искусства в апогее, народы счастливы... пока иблис не соблазняет Кавуса полетать с жур... упс, с орлами. Царь упал над Китаем, но Ростем нашел его и спас, как водится. тем первый том и заканчивается, к вящему нашему удовольствию.

Пчел невозможно приручить, о них можно лишь заботиться. на LiveLib


Паутина, в зависимости от размеров, формы, прочности, красоты и искусности ее создателя – выплетает необходимого ей паука. Подобным образом,... Читать дальше...
https://www.livelib.ru/review/1104727-istoriya-pchel-majya-lunde?utm_source=livejournal&utm_medium=referral&utm_campaign=share_review

"Лето разноцветно-косолапое" Павел Калмыков


- А жить мы будем вечно.
- Потому что это хорошо

  Это была здравая идея, не выносить суждения о писателе Павле Калмыкове, не прочитав хотя бы двух его книг. Вообще-то, правило двух книг - мой принцип, всякий человек с сильными Близнецами в гороскопе ощущает на себе влияние закона парности: значимые события, встречи, информация – все приходит в количестве больше одного. О медведях, например, это уже вторая книга за неделю. Больше того, это уже вторая за неделю книга о разноцветных медведях. А что, такие бывают? Н-ну, насчет синих Вальтера Моэрса сильно сомневаюсь (то есть бывают, но не в нашей реальности). А что до разноцветных медведей Калмыкова –  да, есть такие на планете Земля. Правда, в разных ее точках. Что с того, покорные авторской воле, представители разных медвежьих родов соберутся на его родной Камчатке.

  Идеи интернирования и совместного воспитания близки сердцу доктора Калмыкова (а он врач и работает по специальности). Вообще, не только его сердцу, идеи новой общности, новых принципов воспитания витают сейчас в воздухе, но я говорила об этом, когда писала о «Капитане Синем Медведе», не хочу повторяться. Однако к Павлу Львовичу: в «Королятнике» были дети,  собранные в одном месте, без различия кланов и сословий, рас и национальностей. В «Лете...» медвежата, и вот не нужно, пожалуйста, понимающе поигрывать бровями, вспоминая символ главной российской политической партии. Если медведь на партийной эмблеме что и доказывает – так это грамотность политтехнологов Единой России, сумевших обратиться к самым глубоким корням, потому что медведь – главный родовой тотем индоверопейцев. Никакому льву (при моей нежнейшей любви к Аслану) не тягаться с ним на троне Царя Зверей.  Все замирали в ужасе от первой детской страшилки (она отчего-то и сейчас пугает) о медведе, который ходит-ходит вокруг дома на скрипучей липовой ноге. Все играли в «У медведя во бору грибы-ягоды беру». Ох, а ведь одной из первых авантюрных сказок для нас были «Три медведя».

  Итак, в медвежьей школе на Камчатке, под крылом у бурой медведицы Аксиньи Потаповны собрались белый медвежонок Умка, черный американский барибал Тэдди, красный индийский медведь-губач Бхалу, панда Пай Сюн и коала. Чи-во? Коала вообще не медведь.  Да знаем, сумчатое и всякое такое. И все-таки она медведь. Хотя не ребенок и не подросток, а целая бабушка Коала, всех ввели в заблуждение малые размеры и общая умильность плющевой миляги. Так или иначе, а они собрались вместе за тем, чтобы под водительством мудрой бурой Аксиньи учиться всяким медвежьим (и не только) премудростям, влюбляться и влюблять читателя в далекую Камчатку, взрослеть и крепнуть. Дружить. Учиться жить в мире с собой и природой. Печально, что самые горькие слова в книге (и заслуженно) будут сказаны в адрес нашего брата, человека.

  Но не будем о грустном. Будем о хорошем. Дивные речевые характеристики героев, виртуозное умение одной-двумя репликами нарисовать портрет персонажа. Ни один не похож на другого и достигается это даже не отдельными выразительными словами, но ритмикой, лексическим строем, мелодикой, особенностями внутренней организованности речи каждого из героев. Интересны и органичны вставные новеллы «Мифы медведей мира», большинство историй представляют собой космогонические легенды народов Земли и везде главное действующее лицо медведь (за исключением Австралии, где кенгуру, ну тут уж извините).  Славные медведи, в которых ты, прежде не замеченная в сентиментальности, влюбляешься:  во всех вместе и каждого по отдельности. Здоровая, крепкая философия, безупречная внутренняя логика, высочайший гуманизм. От души советую эту книгу всем, кто соскучился по хорошей литературе и хочет отдохнуть душой.

"Замок из стекла" Джаннет Уоллс


        Папа взял мою руку и медленно положил на шею гепарда. Шесть животного была мягкой, но одновременно немного колючей. Гепард повернул голову и уткнулся носом в мою руку. После этого животное раскрыло рот и лизнуло мою руку. Папа раскрыл мою ладонь. Гепард лизнул мою ладонь, словно провел по коже наждачной бумагой. Мне стало щекотно.

  Если вам случилось читать "Прах Анджелы" Френка МакКорта или "Дерево растет в Бруклине" Бетти Смит, можно надеяться, что умение держать удар по определенного рода базовым ценностям выработалось  и "Замок из стекла" не отправит в нокаут. Хотя не факт. У меня едва не выбил почву из-под ног. Признаюсь, ближе к финалу малодушно сказала себе: это выдумка, это не может быть правдой. только не в благополучные семидесятые, только не в благополучной Америке.Так утешаясь, дочитала книгу, а после отправилась гуглить и поняла  - все правда. Это на самом деле происходило с привлекательной, уверенной в себе, рафинированной скуластой рыжухой, когда она была ребенком.

Collapse )

  Хотя семью Джаннет Уоллс никто не назвал бы маленькой, четверо детей - это скорее многодетная. Если вы хотели рждественскую историю, в которой все плохо-хуже-совсем скверно, но к финалу всем будет счастье, берите "Замок из стекла". эффект гарантирую.

"Дни Савелия" Григорий Служитель


Мы разгонялись перед спуском, а потом, поймав ветер, неслись сломя голову. Аскар отпускал педали и разводил ноги. От ветра сбивалось дыхание. Справа и слева трепыхались султанчики, привязанные к рулю. Я визжал от страха и удовольствия. Аскар кричал мне «Карман, Темиржан», а я кричал в ответ «Карманып атам, Аскар, карманып атам!»
 Мое любимое - про гастарбайтеров. Представьте, по центру Москвы несется на трехскоростном велосипеде велорикша в костюме самурая: рогатом шлеме, панцире, шнурованых поножах и с лакированным мечом. За плечами терморюкзак, а в большой корзине на руле одноглазый кот. Темиржан. Вообще-то, его совут Савелием. Наполовину в честь Саввы Морозова, неподалеку от особняка которого герой был рожден. Наполовину в честь трехпроцентного творога "Савушка", им сердобольная продавщица Зина подкармливала маму героя во время беременности. Но такова  кошачья планида, что  всякий новый хозяин дает другое имя. И вот они летят, поймав ветер, киргизский парень Аскар кричит: "Держись, Темиржан!" - "Держусь, Аскар, Держусь" - отвечает кот (разумеется по-киргизски, он кот-полиглот, то есть, смышленый и обучаемый).

  А по-киргизски, потому что едва не убитого благообразным российским пенсионером (просто так, ни за что), искалеченного, истекающего кровью Савелия подбирают и выхаживают уборщики парка. За мужество и волю к жизни давшие ему имя Тимур. Читать о животных не очень люблю, а о котах в особенности. Не могу отделаться от ощущения, что ими заполняют пустоту, когда сказать нечего, а обозначить свое присутствие нужно. "Запощу-ка я кота, да и соберу сегодняшний урожай лайков котолюбие всех нас объединяет. они ведь такие ми-илые". Они хищники, которые сумели приручить человека, они гуляют сами по себе, и заслуживают уважения.

  Эта книга написана, без умилительных охов-вздохов. Спокойно, серьезно, часто забавно, иногда с грустью, порой прорываются отчаянные нотки, но случается и восторг. А надо всем этим покрывая и оборачивая собой - самоуважение, жизнелюбие, конечная уверенность в справедливости мироустройства и в том, что конечный выбор всегда остается за тобой
 

"Жена смотрителя зоопарка" Диана Акерман


Спасатели обладают некоторыми общими чертами. Обычно они решительны, у них быстрый ум, они идут на риск, независимы, предприимчивы, отличаются открытым сердцем, непокорностью и чрезвычайной гибкостью, они не считают себя героями. Как правило, они говорят: «Мы делали это, потому что так было правильно».

Мой друг, женщина умная, независимая, самостоятельная и очень интересная, раздраженно заметила после очередной книги о Второй Мировой, что евреи так много говорят о холокосте, словно они единственные пострадали от нацизма. Мое напоминание о генциде, ее поднаторевшая в сетевых диспутах харизма отмела, как нестоящее внимания. Остались каждая при своем. Она, в убеждении, что проявила бдительность и не позволила в очередной раз придавить коленом свою слезную железу. Я: что напоминать миру о том, как в просвещенном XX веке часть одного народа вознамерилась полностью уничтожить другой, а человечество не возражало - что напоминать об этом надо. Всеми способами вдалбливая в неподатливые умы, простую истину: недопустимость такого перестала быть вопросом морального закона, теперь это залог нашего выживания, как биологического вида.

  Зоолог и натуралист Диана Акерман не пишет художественной литературы и в книге о военной Варшаве придерживается такого взгляда на вещи. А предмет изображения подходит как нельзя лучше. Город, в котором непосредственно под стеной гетто был устроен парк развлечений и деревенские девушки, приехавшие в столицу поразвлечься, смеясь, ловили хлопья сажи от домов, горевших за стеной, многих с людьми внутри. Что, очередной роман о том, как пепел Клааса бьется в чью-то грудь? Нет, это не "Список Шиндлера" и не "Выбор Софи", скорее "Моя семья и другие звери". Каждый должен говорить о том, что знает, естественнонаучник Акерман хорошо знает животных и многое делает для их спасения. И свою книгу она написала о людях, привыкших спасать и заботиться о животных, естественно включивших в круг заботы особей вида Номо Sapiens, которые подлежали уничтожению и не могли рассчитывать на помощь. "Потому что так было правильно."

Collapse )

  Конечно, "Жена смотрителя зоопарка" ни в коем случае не развлекательное чтение. Но это прекрасная книга, из которой понятно не только отчего еще польске не згинело, но и то, что у человечества есть будущее, когда есть такие люди.

"Кошки не всегда молчат" Алекс Гарр


   О некоторых книгах знаешь, что прочтешь, несмотря на подзаголовок "Ведьмовской роман" и аннотацию, обещающую схватку Добра со Злом. Потому что единственный прочитанный у этого автора рассказ ("Когда же тленное сие") ,  оказался настолько хорош, так восхитительно сложен за внешней гиковой киберпанковостью, что нельзя просто взять и прекратить читать написанное им. Ты о каком авторе говоришь, там Алексей Грашин, а про кошек Алекс Гарр? Это псевдоним, объясняю подробно, потому что в ту же ловушку разума я попадала с "Убыром" Шамиля Идиатуллина, известным читающему народу за авторством Наиля Измайлова. И еще со многими хорошими книгами.

Collapse )


  Повесть о дружбе и предательстве сплетется с рассказом о манипуляциях в государственных масштабах и о том, как микронные изменения в настройках пропагандистской машины порождают контролируемую агрессию; как легко государство посредством СМИ делает своих граждан исполнителями самых абсурдных и диких проектов. И еще тут будет о вине, действительной и мнимой; о том, как ошибка из числа тех, какие во множестве совершают все, в некоторых случаях разрастается до космических масштабов, закрывает от человека свет, полностью перекраивает картину мира. Не многовато для подростковой книжки? В самый раз,Тем более, что это не столько "для" , сколько "о", что взрослому человеку почитать никак не зазорно. А что касается плотности текста, насыщенности разнообразными смыслами, множеством внутренних и внешних связей, так эталоном в этом смысле "Остров сокровищ" Стивенсона, каким и по сей день зачитываемся.