"Блюстители" Джон Гришем

Спасти невиновного

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,
И совершенству ложный приговор...
Шекспир, сонет 66

Для Джона Гришема восстановление справедливости и спасение невинных тема сквозная,  эта книга не  исключение. Несовершенство судебной  системы  обрекает на  страдания, а порой и на смерть, людей, не совершавших тех поступков, в которых их признали виновными. Тысячи людей, отбывающих в тюрьмах наказание, теряя молодость, здоровье, самое жизнь, оказываясь вырванными из реальности, из судеб своих близких, из общества, которому  могли бы  приносить пользу.

Ну ты наговоришь, послушать, так там все ангелы с крылышками. Нет, конечно, хватает и настоящих преступников, и подлинных злодеев, а все же из без малого четырехсот тысяч российских заключенных, неужто, думаете, не наберется тысячи,  мотающих срок в результате судебной ошибки или по вине коррумпированности системы, или за преступление, которое завтра таковым перестанет считаться (как это было с валютчиками в  СССР). И я не знаю. есть ли в России организации, которые помогают  реабилитации таких людей, но в Америке есть.

Collapse )

А в аудиоформате, когда книгу исполняет Игорь Князев, это просто чудо погружения в историю. Не устаю удивляться, как ему удается посредством одного только голоса обеспечивать столь полный и совершенный эффект присутствия.

"Железный совет" Чайна Мьевиль

Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем

Революция, ты научила нас
Верить в несправедливость добра.
Сколько миров  мы сжигаем в час
Во имя твоего святого костра?
ДДТ

Любите ли вы  Чайну  Мьевиля, как его люблю я?  Есть за что. Он  феерически талантлив.  Написал "Вокзал потерянных снов", изменивший  представление о жанре фэнтези, когда ему не было и тридцати. Редкий умница и диссертацию (не  имеющую, заметьте, отношения к литературе), защитил  примерно в том же возрасте.  Чертовски красив, высок и сложен как античное божество.  Он последовательный марксист и придерживался своих взглядов задолго до того, как это вошло в моду. Специалист по истории русской революции ("Октябрь") и поклонник Льва Троцкого -  сквозная для его произведений тема поезда несомненный, оммаж агитпоезду Троцкого, а имя  главного героя Иуда Лев прямая отсылка ко Льву Давыдычу.

Интеллектуал и эрудит, вводит в свои книги сложнейшие лингвистические ("Посольский город"), социопсихологические ( "Город и город"), искусствоведческие ("Последние дни Нового Парижа") идеи.  Бывает невероятно забавным и успешно пародирует классику ("Рельсы")  Написал гомоэротический спагетти-вестерн во времена, когда гей-тема еще не стала "повесточкой", а  вестерн и  вовсе воспринимался ее антиподом (упс, вот тут надо было промолчать, чтобы не настроить против автора воинствующих гомофобов, но что уж поделать, сказалось - пусть остается).

Collapse )

Крутейшая книга, соединение истории любви, политического триллера, фэнтези, стим-, био- и  сплаттерпанка, с вестерном и революционным романом. Но поменьше бы монстров и революции, побольше психологии и отношений - цены б ей не было.

Мы творим историю, но не в тех обстоятельствах, которые выбираем сами.

"Мама, мама" Корен Зайлцкас

Мать моя - враг мой

- Не было никакого физического насилия. Только эмоциональное.
- Эй, - возразил он мягко. - Насилие есть насилие. И как по мне, эмоциональное - одно из худших.

Матери бывают разными. "Мама" и "любящая" "нежная", "заботливая" вовсе не обязательно синонимы. Не то, чтобы писательница с непредставимым именем Корен Зайлцкас открыла этой книгой Америку, кто задумывался хоть раз, почему существуют детские дома и откуда приходят живущие в них дети,  тот большинства иллюзий лишился в самый тот момент, когда задумался. И "Острые предметы" Гиллиан Флинн мы прочли, спасибо, что напоминаете.  И, открою неприятный секрет, в индийской ведической астрологии Джйотиш, насчитывающей четыре тысячи лет истории, есть аспекты, прямо указывающие  на то, что мать будет врагом своему ребенку. Ничто не ново в подлунном мире, но мы по-прежнему бываем шокированы, столкнувшись с подобным.

Collapse )

Нет, между "быть"и "казаться" большая разница, но в этом каждому члену семьи придется убедиться в свой срок и на собственном горьком опыте. Роман о манипуляциях, посредством которых человек, находящийся в близком контакте с тобой, может отравить твою жизнь. О том, что эмоциональное насилие  бывает не менее  травмирующим, в то время, как наносимые им раны далеко не столь очевидны, да к тому же оно маскируется под заботу и участие.

"Золотая чаша" Джон Стейнбек

Респектабельность и пиратство - суть несовместное?

За что же так не любят недотроги
Работников ножа и топора
Романтиков с большой дороги...

А и в самом деле, почему не любят? Да потому что не за что их любить, убийц, насильников и грабителей. Романтизированный  образ пирата, который капитан Блад Сабатини начал, а Джек Воробей продлил в наши дни - в сути своей фикция.  И разного рода: "Или бунт на борту обнаружив, Из-за пояса рвет пистолет, Так, что сыплется золото с кружев, С розоватых брабантских манжет" - точно не к пиратам. Каковы бы ни были обстоятельства, приведшие на преступный путь, как бы ты себя не  оправдывал, это остается твоим  сознательным выбором стать злодеем. За то любим Стейнбека, тем он и хорош, что сам не обольщается золотой обманкой и читателю не позволяет.

Collapse )

Но Стейнбек не очарован, равно как и мы, читатели. В этом раннем романе намечены сквозные темы писателя: потенциальная неспособность сбычи мечт принести счастье; деньги, которых честным трудом не заработаешь; непременные роковые женщины. Напиши эту книгу кто другой, я сказала бы, что вещь слабенькая, но к нему пристрастна. Это начало прекрасной литературной карьеры.