majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

Об опиатах.

   И  все  сразу  начинают  говорить:  "Да  она  наркоманкой  была,  потому  и  вела  себя  так  неадекватно,  оттого  и  под  поезд  бросилась,  абстиненция".  При  этом, пожимая    плечами  и  приподнимая  бровь  так,  словно  речь  идет  о  вещах,  само  собой  разумеющихся  и  очевидных.  У  кого-кого,  у  очередного  говорящего  и  сомнений  никаких  не  было  в  причинах,  побудивших  героиню  выбрать  такой  способ  ухода  из  жизни.  Не  читавшая  великого  романа  по  причине  физической  непереносимости  Толстого,  ни  в  чем  подобном  Анну  не  подозревала.

До  британского  фильма  с  Кирой  Найтли.  Который  полюбила  нежно  и  всей  душой,  ну,  хотя  бы  за  то,  что  он  подарил  мне  шедевр  мировой  литературы.  Пусть  в  усеченном  виде,  но  без  малейшей  толики  внутреннего  отторжения,  всегда  сопровождавшей  попытки  чтения.  И,  знаете,  ведь  много  доводилось  слышать  рассуждений  о  трагедии  Анны  Карениной  и  о  жуткой  смерти,  лишающей  уходящую  последнего  иллюзорного  утешения:  я  буду  лежать  вся  такая  красивая,  а  вы  плачьте...  И  до  джорайтовского  фильма  никто  прямой  зависимости  не  выстраивал.

  Между  тем,  потребление  опиатов  в  качестве  болеутоляющего,  успокоительного,  снотворного  распространено  ведь  было  в  европейской  культуре  XIX в.  И  чему  еще  отразить,  как  не   литературе.  Хотя  для  меня  первое  знакомство  с  литературным  наркоманом,  было  именно  встречей  со  злом.  Омерзительным  и  преступным.   "Человек  с  рассеченной  губой"  из  "Рассказов  о  Шерлоке  Холмсе".  И  курильня  опия,  и  утратившие  человеческий  облик  курильщики  и  как  же  это  скверно!  Пристрастие  к  морфиновым  инъекциям  самого  великого  сыщика,  вообще  не  запомнилось.

  А  потом  был  "Лунный  камень"  Уилки  Коллинза  и,  помните  тамошнюю  сюжетообразующую  коллизию?  Угу,  бедолаге-жениху,  в  угоду  любимой  бросившему  курить  и  мающемуся  бессонницей,  без  его  ведома  домашний  доктор  из  самых  добрых  побуждений  добавляет  в  питье  несколько  капель  настойки  опия.  После  чего,  малый  в  наркотическом  трансе  перепрятывает  Алмаз  Хоупа.  Наутро  совершенно  заспав  процесс.   Вот  ведь  гадость  -  подумала  -  эти  наркотики.  Мало,  творить  заставляют  непонятно  что, еще  и  память  о  сотворенном  отбивают.

  Миледи,  помнится,  вкручивая  бедолаге  Фельтону  горестную,  хотя  и  фиктивную  историю  своего  падения  от  рук  (или  не  совсем  от  рук)  Бэкингема,  тоже  упоминает  наркотик,  подмешанный  в  еду.  И  у  Джейн  Остин  в  "Мэнсфилд-парке"  леди  Бертрам  перманентно  обдолбана  до  состояния,  позволяющего  держать  на  коленях  левретку,  не  роняя,  но  не  дающего  заметить,  что  творят  под  ее  носом  собственные  дети.

  Это к  тому  сейчас,  что  читаю  "La  Isla  Bajo  El  Mar"  Исабель  Альенде  и  впервые,  пожалуй,  встретилась  с  примером  благотворного  действия  наркотического   вещества.  Сначала  там  богатому  плантатору  подсунули  в  жены  девицу  с  наследственным  безумием.  Почти  как  Рочестеру  в  "Джен  Эйр".  В  отличие  от  любимца  всех  женщин,  этот  не  парился  с  заточением  съехавшей  с  глузду  супруги  в  отдаленной  башне  замка.  Ей  просто  капали  из  синего  пузырька  лаундаум  в  периоды  обострения.  И  никто  посредством  Эухении  не  пострадал.

  А  когда  пожар  все  же  случился  (как  в  приключенческой  книге  без  пожара?),  то  горело  имение,  подожженное  повстанцами.  И  остатки  настойки  использовали  для  того,  чтобы,  одурманив  маленьких  детей,  вынести  их  из  зоны  поражения.  Тем  спасая.  Спящий  ребенок  не только  молчит,  не  привлекая  чужого  жестокого  внимания,  он  не  испытывает  голода  и  жажды.  Что  для  героев,  выбиравшихся  из  охваченного  восстанием  района,  куда,  как  актуально. Так-то  вот.  Все  относительно.
Tags: география
Subscribe

  • "Язык как инстинкт" Стивен Пинкер

    Ваш великий и могучий Структуральнейший лингвист Во все времена во всех человеческих сообществах язык изменялся, хотя разные части языка…

  • Beautiful World, Where Are You by Sally Rooney

    Где все мы будем счастливы когда-нибудь Dublin is, and I mean literally and topographically, flat. Дублин, я имею в виду: буквально и…

  • "Нечего бояться" Джулиан Барнс

    Жизнь и так далее Бог есть, но Он знает об этом не больше нашего Жюль Ренар Джулиан Барнс эссеист и он же рассказчик - это все-таки сильно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • "Язык как инстинкт" Стивен Пинкер

    Ваш великий и могучий Структуральнейший лингвист Во все времена во всех человеческих сообществах язык изменялся, хотя разные части языка…

  • Beautiful World, Where Are You by Sally Rooney

    Где все мы будем счастливы когда-нибудь Dublin is, and I mean literally and topographically, flat. Дублин, я имею в виду: буквально и…

  • "Нечего бояться" Джулиан Барнс

    Жизнь и так далее Бог есть, но Он знает об этом не больше нашего Жюль Ренар Джулиан Барнс эссеист и он же рассказчик - это все-таки сильно…