majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Трудно быть человеком" Мэтт Хейг

Простые числа
В твоей жизни будет двадцать пять тысяч дней. Живи так, чтобы какие-то из них запомнились.

Не обязательно двадцать пять тысяч, то в среднем, а на деле кому-то дается больше, кому-то меньше, но мысль вы уловили. Мэтт Хейг из числа тех писателей, что не бормочут, уткнувшись лбом в экзистенциальный тупик: "жизнь бессмысленна" и "все равно мы все умрем". У него эта печально необратимая истина звучит как "но хотелось бы попозже" и "carpe diem".

Вместе с тем, он не из числа жизнерадостных весельчаков, у которых все всегда в ажуре, в послесловии к этой книге Хейг говорит, что ее замысел впервые пришел к нему во время депрессии, сопровождавшейся паническими атаками, из которой в результате его вытащило чтение. И письмо.

Верю. В возможности писать заложен мощный психотерапевтический эффект. В сути она способ самоисцеления по типу психотерапии, с той разницей, что там проговариваешь свои проблемы терапевту, а здесь доверяешь бумаге (компьютерному файлу). В том и другом случае дистанцируясь от того, что причиняет боль, вынося это за рамки своего "здесь и сейчас".

Так или иначе, у Хейга сработало, подарив нам множество книг, хороших и разных, которые я дежурно почитываю по одной-две в месяц. И вот эта хохма советских времен про хорошие и разные совершенно относится к Хейгу. С одной стороны, вроде как пишет все время про одно, о ценности человеческой жизни, а с другой - иную его книжку читаешь, думаешь: "какая чушь!", в то время, как другой восхищаешься.

Не факт при этом, что более сильное и цельное впечатление оставит вторая. "Трудно быть человеком" я брала и откладывала дважды с мыслью: "что за хрень?" Голый человек бежит по кампусу, он дезориентирован, неверно истолковывает насмешливую агрессию окружающих, но при этом не затравлен, а высокомерен. Он вообще, кажется, сильно не в себе. Причем буквально. В теле сорокадвухлетнего профессора математики кто-то иной. Из другого мира. Инопланетянин. Вот на этом месте прекращала чтение.

Чтобы снова попробовать, потому что не люблю бросать книг. И снова отложить. Пока не абстрагировалась от начального идиотизма ситуации, словно намеренно рассчитанной на броское начало, призванное приковать читательское внимание (иногда реакция бывает обратной).

Итак, профессор математики, доказавший гипотезу Римана, это одна из Задач Тысячелетия, за решение которых назначена награда миллион долларов. Сути я не поняла, боюсь, это доступно лишь математикам, но как-то связано с простыми числами. Помните из школьной математики, числа, которые делятся только на единицу и на себя, как 2,7,13,31.

В пространстве книги доказательство гипотезы Римана обеспечивает потенциальную возможность прорыва к немыслимым возможностям: мгновенному перемещению в пространстве, целительству и Та-Дамм - бессмертию! Это не считая мелких брызг, вроде решения энергетических проблем и проблемы голода.

Взамен, ну или как дополнительный бонус, представители расы, овладевшей радостями простых чисел, получают свободу от эмоциональности и возможность заниматься преимущественно математикой, непрерывно купаясь в волнах фиолетового света.

И что, говорите, этот профессор доказал гипотезу? И теперь человечество ждёт блестящее будущее? Ну, все не так просто. Прорывные моменты в самом деле могут обеспечивать резкие цивилизационные скачки, примеров тому в новейшей истории много. Вопрос в другом, насколько человечество готово к подобному? То есть? Это к проблемам надо готовиться, хорошее само себя кормит, нет?

Нет, каждая палка о двух концах. Люди агрессивны и слишком часто делали изобретения предметом убийства, а открытие такой мощи может сделать нас опасными не только для локального пространства Земли или солнечной системы, но для Вселенной со всеми далекими галактиками. В общем, открытие нужно закрыть, профессора аннигилировать, а тех, кто с ним контактировал и потенциально может восстановить.

С каковой целью далекий инопланетный разум засылает к нам резидента, того самого мужика, который бежит голым по кампусу. А профессор Эндрю Мартин, должна заметить, при жизни был не только математическим гением, го и редким мудаком: третировал жену, игнорировал сына, крутил интрижку со студенткой (нет, тема Темной Ванессы не сюда, молодая женщина получает второй образование и уже успела помотаться по свету в поисках приключений).

И теперь его невольному преемнику предстоит в авральном режиме разобраться с проблемами, грохнув жену и сына Мартина, перед тем, как вернуться в вечное фиолетовое сияние чистого разума. Вы уже понимаете, что все будет не так просто. Изабелла окажется очаровательной, у Гулливера (ну да, то еще имечко у сына профессора) серьезные проблемы из-за школьного хараcсмента и он серьезно подумывает о самоубийстве.

Ну и? Остается позволить свершиться? Нет, вы ж понимаете, что если бы все было так примитивно, не стоило бы и огород городить. А стоило? На самом деле, да. Неважно, что сюжет достаточно предсказуем, важнее, что автор может сделать с ним. Мэтт Хейг умеет многое, прошлогодний выбор читателей Goodreads, "Полночная библиотека" красноречивый аргумент в пользу этого утверждения. Хорошая книга, не жаль времени на такую.

Tags: английская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments