majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Дальний Восток: иероглиф пространства" Василий Авченко

Сколько раз нас спасал и ещё спасёт наш Север, который мы проклинаем
Дальний Восток — раскалённый докрасна, шипящий в океанских водах металл, который может принять любую форму. Это земля маргинальная, мерцающая. Ещё неустоявшаяся, неотвердевшая, как старая континентальная Россия.

Он, в самом деле, немыслимо огромен - здешние районы принято измерять в Бельгиях и Португалиях. Понятие "Дальний Восток" объединяет такие диаметрально противоположные, в обыденном понимании, географические зоны, как Сахалин - вторые Сочи, солнце греет, но не очень и запорошенный рай Магадана, курильский бамбук и чукотскую тундру. Он, самим своим существованием, смещает географический центр России от Москвы в Сибирь. Расстояния огромны, климат суров, отток населения значителен, а все же он есть, русский Дальний Восток.

Книга Василия Авченко, которого помним по биографии Олега Куваева "Повесть о нерегламентированном человеке" посвящена этому удивительному неласковому краю. Как, прямо или косвенно, посвящено все, что он пишет. Не травелог и не Песнь о Родине советского образца. Скорее попытка объять необъятное, заглянуть в самую суть, найти единое и емкое , как иероглиф, понятие, которое вместило бы все значения этого места. За попытку, спасибо.

"Дальний Восток: иероглиф пространства" - книга в шести, неравных по объему и, наверняка, по значимости для автора, частях. Для меня, читательницы неюного возраста, наиболее интересными были первая "Архипелаг Джетлаг" (гениальное название, правда же?) и заключительная "Слова" Связанное с железом и мальчишескими игрушками в войну: "Акватория: человеки и пароходы", "Небо. Люди с крыльями", "Редкие земли. Сокровенное", "Огонь на сопках Маньчжурии" - оставило довольно равнодушной. Нормально, не сомневаюсь, что читателю мужчине все эти железные вещи будут много интереснее.

Сделаю краткий обзор частей. "Архипелаг Джетлаг" начало, момент, когда автор, как коробейник раскладывает перед восхищенным зрителем все богатства. Невероятно интересный и проникнутый любовью к своей земле, гордостью за ее людей историко-географический обзор. В какое время, кем и когда заселялись. Что строилось вначале, что потом. Что живет и работает, а что на сегодняшний день брошено и ветшает. Священники, бывшие летописцами и Дальневосточная Республика. И мне очень понравилось, что книга развеивает миф о грядущей китайской экспансии - они и свой-то Север пока не освоили, не заселили, им не до нашего, успокойтесь.

"Акватория: человеки и пароходы" замечательно информативный рассказ о судах, в разное время игравших значительную роль в жизни региона. Больших и малых; героях, предателях, честных трудягах. История судостроения и мореплавания, неразрывно сплетенная с судьбами людей. О словах, обретающих иные, множество иных значений при переходе с суши на море и о капитане Анне Щетининой.

"Небо. Люди с крыльями" включает рассказ об эволюции отечественного самолетостроения, историю безногого летчика Маресьева, который стал прототипом
Мересьева из "Повести о Настоящем человеке" Бориса Полевого, бывшего уроженцем Дальнего востока. О Водопьянове, основоположнике гражданской авиации в регионе. где за отсутствием разветвленных железных и автодорог, самолеты стали главным видом сообщения. О челюскинцах.

"Редкие земли. Сокровенное" о том, чем, кроме Сибири будут прирастать богатства земли русской. Колымское и алданское золото, якутские алмазы, редкоземельные металлы. Как осваивали, как проходили через золотые лихорадки, как обеспечивали геологоразведку. Эта часть во многом пересекается с книгой об Олеге Куваеве. И да, заключительная глава "С чем едят Дальний Восток" ни одну женщину не оставит равнодушной. Не потому, что любим поесть больше, чем мужчины, но оттого, что все эти гастрономические чудеса и диковины, какие в материковую Россию прибывают большей частью в консервированном виде, там плавают и пресмыкаются свежайшими. Хочется попробовать, хочется готовить.

"Огонь на сопках Маньчжурии" военная история региона: от немаленькой и непобедоносной на окраине до событий 1969 года, которые могли перерасти в большую войну с Китаем, которой, слава богу, удалось избежать, Не в последнюю очередь благодаря самоотверженности наших военных. Выиграли бой, но отдали Китаю остров или продемонстрировали соседу военную мощь, избежав войны отдачей маленького никчемного островка? Лучше без войны.

"Слова" завершающая часть о культурной дальневосточной экспансии, о параллельных потоках, шедших сюда в тридцатые, комсомольско-патриотический: режиссер Довженко, писатели Фадеев, Гайдар, Фраерман, Диковский, Сельвинский и заключенные: Домбровский, Шаламов, Нарбут. После, в семидесятые, с романтикой БАМа. развитие бардовской песни. "Капитана Врунгеля" Некрасов писал здесь, сюда Юлиан Семенов отправил на заре карьеры Штирлица. И конечно Юл Бриннер, личная гордость всех уроженцев Владивостока.

Очень интересная книга, отдельно благодарна ей за развеивание совершенно идиотского, но оттого не менее живучего расистского убеждения в малом уме и как бы корректнее - недоразвитости чукчей. На самом деле они единственный непобежденный русскими в бою народ, и да, чукчи лучшие на свете стрелки.

Tags: география, нон-фикшн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments