majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"К отцу своему, к жнецам" Роман Шмараков.

  Сначала  было:  "Уехал  славный  рыцарь  мой  пятнадцать  лет  назад".  Потом  чуть  ушибленный  головой  Айвенго  (зачем  он  предпочел  умничке  Ревекке  холодную  рыбину  Ровену).  После  немецкий  рыцарь  и  большая  любовь  юности  Рупрехт  из "Огненного  ангела"  Брюсова.  Еще  потом  "Крестовый  поход  детей"  Воннегута,  жуткая  вещь.  Неожиданно,  дамские  роман  неизвестного  автора,  о  печальной  участи  супруги  Ричарда  львиное  сердце.  Прославленный  в  веках  герой-да  предпочитал  мальчиков.

  А  в  пору  изучения  бухгалтерии   на  лекции  о  предпосылках  возникновения  европейской  банковской  системы,  новый  взгляд  на  крестовые  войны  и  крестоносцев.  Равно  как  и  понимание:  Европа  оттого  так  богата,  что  в  свое  время  удачно  ограбила  Восток.  В  позапрошлом  году  дочь  для  конференции  "Первые  шаги  в  науке"  делала  презентацию  о  взятии  Константинополя.  Меня  это  не  коснулось  бы,  если  бы  не  стон,  крик  и  скрежет  зубовный,  каким  встретила  она  отключившееся  электричество,  стершее  плоды  труда  целого  воскресенья.

  Тут  уж  пришлось  взять  на  себя  роль  секретаря,  как  быстро  печатающей  и  не  утомленной  солнцем,  и  под  ее  диктовку  два  часа  восстанавливать.  А  совсем  недавно  -  роман  Бэккера  о  Священной  Войне,  вовсе  даже  не  исторический,  фэнтези.  Но  аллюзии  прозрачны,  события  узнаваемы,  настроения  схвачены  точно.  Не  на  пустое  место  пришла  книга  о  крестоносцах  Романа  Шмаракова.   И...  сказать,  что  была  к  ней  готова  -  значит  жестоко  обмануть.

Это  о  крестовых  походах,  да.  Вернее  -  о  третьем,  том,  в  котором  принимали  участие  четыре  христианских  государя.  Куртуазный  Ричард,  в  том  числе,  оставлю  уж  на  совести  неизвестного  автора  смелую  догадку,  вроде  больше  ниоткуда  не  поступало  подтверждений.  Ты  -  священник.  оставшийся  в  замке  после  того,  как  господин  с  вассалами  отбыл  в  крестовый  поход.  Он  не  то,  чтобы  слишком  долгим  был,  не  помянутые  пятнадцать.  Но  три  года  -  тоже  срок.

  И  все  это  время твоим  заботам  и  попечениям  вверены  души  оставшихся.  Суетных,  темных,  грубых  людей.  Есть  госпожа  и  дама,  рангом  пониже  -  жена  управляющего,  в  отсутствие  сюзерена,  имением  рыцаря.  Сам  рыцарь  тоже  тут.  Но  ни  один  не  станет  тебе  достойным  собеседником.  И  дни  проводишь  в  молитвах,  а  вечерами  пишешь  дневник.  В  форме  писем  кумиру  своему,  Цицерону.

  Пока  странные  вещи  не  начинают  твориться  в  замке.  В  кои  ты  сам  вовлечен  непосредственным пугающим  образом.  И  опасаешься  уже  за  свой  рассудок,  и  такой  сладкой  кажется  прежняя,  наполненная  лишь  тоской  и  душевным  одиночеством  жизнь.  А  после  возвращается  с  войны  господин, однако  покой  не  воцаряется  в  милых  стенах  и  душах  их  обитателей.  Не  только  богатую  добычу  привезли  с  собой  воротившиеся,  но  загадочное  чужое  зло.

  Ах,  Роман  Львович,  кто,  как  не  вы  мог  сделать  из  этого  чтение,  от  которого  оторваться  невозможно  было  бы.  Неужто  вы  столь  высокого  мнения  о  своем  читателе,  что  полагаете  его  способным  воспринять  такого  рода  стилизацию?   Нет,  мне  понравилось,  наполовину  по  причине  Великого  Поста  и  все  чаще  посещающих  мыслей  о  необходимости  отрешиться  от  мирской  суеты  чтением  душеспасительной  литературы.  Наполовину  по  привычке,  закаленное  чтением  сотни  астрологических  трактатов,  восприятие  не  смутишь  сложным  чтением.

  Главным  образом  из  любви  к  тому,  что  вы  пишете.  И  все  же,  хочется  мейнстриму,  вы  уж  не  обессудьте.
Tags: русская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments