majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Подземная железная дорога" Колсон Уайтхед

Белокожие любят черное мясо
- В Исходе сказано, что сынам Израилевым не должно порабощать друг друга. Но к потомкам Хама это не относится, они другого роду-племени. На них лежит проклятие, отсюда и черная кожа, и хвост. Когда в Писании осуждается рабство, речь идет совсем не о рабах-неграх.
– Кожа у меня черная, но хвоста никакого нет, – возразила Кора и добавила, – по крайней мере, я не замечала, хотя специально не искала, конечно. Но рабство – зло, тут все правильно.

Колсон Уайтхед любит механизмы и охотно вводит описание их работы в свои книги. В его дебютном романе "Интуиционист" женщина-инспектор пытается выяснить причину падения лифта; в "Днях Джона Генри" реальный исторический персонаж путейщик Джон Генри побеждает в соревновании с паровым молотом, однако скоро умирает, надорвавшись. Колсон Уайтхед не впервые обращается в своем творчестве к теме расовых проблем, его "Саг Харбор" о том, как двое чернокожих братьев проводят летние каникулы в городе, преимущественно населенном белыми.

"Подземная железная дорога" соединяет две этих темы, явив результатом немыслимый успех. Роман собрал все возможные премии, включая престижную Пулитцеровскую. И проторил дорогу "Парням из Никелевой академии", книге, написанной в следующем году, о которой говорят, как о продолжении "Железной дороги", хотя ни тематически, ни временем-местом действия они не связаны. Очевидно имеется в виду тема насилия, подавления и безграничной власти одного человека над другими, закрепленная законодательно и поддержанная социальными установлениями. Так или иначе, The Nickel boys тоже отмечены Пулитцером.

Однако теперь о "Подземной железной дороге". История рожденной в рабстве молодой женщины, которая упорно стремится к свободе. Увлекательный, полный сложных перипетий рассказ, горький, трагичный, но и жизнеутверждающий. На самом деле, линия Коры закономерно продолжает историю ее бабки Аджарри, черной рабыни, первой в роду ступившей на землю американского континента, претерпев все мытарства дороги, бесчисленных переходов из рук в руки, приравнивающих человека к вещи, изнуряющий труд на плантации. Аджарри, пережила трех мужей и родила пятерых детей, выжила из всех одна Мэйбл. Аджарри, как тигрица билась за клочок земли между двумя хижинами, который застолбила под огородик, благодаря которому сама она, дочь и внучка могли получать прибавку к скудному хозяйскому пайку.

Ее дочь Мэйбл, красотка Мэйбл, которая нипочем не стала бы спать с надсмотрщиком Мозесом, не пригрози он, что замену найдет в лице ее, тогда восьмилетней, дочери Коры. Мэйбл, исчезнувшая одной безлунной ночью из хижины, где спала бок о бок с уже десятилетней Корой, да так и не возвращенная на плантацию для показательной экзекуции. Единственная рабыня, которой удалось ускользнуть, девушка-легенда. Думала ли она, затевая побег, каково придется дочери, которая осталась одна в целом свете, без помощи и поддержки в мире, где человек человеку волк, а за бабкин клочок земли чернокожие братья так же охотно раздерут ее в клочья?

Кора, отчаянная, смышленая, предприимчивая Кора, унаследовавшая фамильную привлекательность и фамильную же удачливость. Не надо хмыкать, все относительно, мы куда больше зависим от стартовых условий, чем принято признавать: где одному удача помогает стать мировой знаменитостью, там другому просто выжить. Рожденная в рабстве, не признает его для себя. Да и то сказать, не будет ей жизни на плантации, слишком тяжело переживает побег матери Риджуэй, ловец беглых рабов; слишком многим влиятельным в местной общине она перешла дорогу, пытаясь отстоять бабкин огород - сживут ее здесь со свету.

Сильная книга, где реальность жизни черных рабов на хлопковой плантации переплетается с фантастикой сабвея спасения. То есть, Колсон Уайтхед создает мир, в котором "Подземная железная дорога" - название для аболиционистской организации, сети подпольных убежищ, посредством которых беглых рабов переправляли в безопасные места - эта идиома овеществляется, буквально превращаясь в тысячи километров под землей, где между станциями курсируют поезда. С одним "но" остается принцип неопределенности: ты не знаешь наверняка, в какое место попадешь и насколько благоприятно сложится твоя судьба в дальнейшем. Все как в жизни.

И да, я понимаю, что роман своевременный, что расовый вопрос в сегодняшней Америке достаточно остр и болезнен, но меня не может не смущать настойчивое педалирование линии "белым нельзя доверять", "белые в неоплатном долгу", "белый никогда не поймет черного". Разве это не тот же расизм, вид сбоку?

Tags: американская литература
Subscribe

  • Текстоцентрическое

    Текстоцентрическое Река эта – сплошной обман? Мнимая красота, скрывающая беспримерное уродство? Или, наоборот, – одна только правда? Чистая,…

  • iodb.ru

    iodb.ru Posted by Майя Ставитская on 7 июн 2018, 09:40

  • Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным.

    Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным. Posted by Майя Ставитская on 18 май 2018, 11:57

  • Повесть настоящем человеке

    Повесть настоящем человеке Ты думал, это может быть круто? Невероятная сила, мгновенная регенерация, движение со скоростью мысли?…

  • Первым делом самолеты

    Первым делом самолеты Небо было для Бога. В небе жил только Бог со своими несметными ратями ангелов. Я уже говорил, что пилоты обитают в раю?…

  • added_photos

    added_photos Posted by Майя Ставитская on 16 май 2018, 11:02

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments