majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Пещера" Марина и Сергей Дяченко

Государство (не Платон)
Представь, что люди как бы находятся в подземном жилище наподобие пещеры, с малых лет у них на ногах и на шее оковы, так что людям не двинуться с места, и видят они только то, что у них прямо перед глазами... Разве ты думаешь, что, находясь в таком положении, люди что-нибудь видят, кроме теней, отбрасываемых огнем на расположенную перед ними стену пещеры?
"Государство" Платон

Старая истина, что как вы лодку назовете, так она и поплывет, работает даже в случае, когда назвавший вовсе не то имел в виду (ну, вы помните капитана Врунгеля и какая там вышла незадача с "Победой"). Называя книгу "Пещерой", авторы не могли не предполагать, как это откликнется в коллективном бессознательном.

А учитывая, что равноправным героем - часто более ярким, непредсказуемым и, в конечном итоге, более живым, чем персонажи-люди, выступает государство. И сам роман, в значительной степени попытка утопии - стоило ожидать, что платоново "Государство" с мифом о Пещере вмешается, наложит отпечаток. Так и вышло, хотя не в самом благоприятном для книги смысле.

Напомню, у Платона прикованные в пещере лицом к стене, люди могут видеть лишь непосредственно то, что у них перед глазами, не других людей и предметы, но лишь их тени в колебании огня и чаду факелов. Думая, что таков и есть реальный мир. С этим романом Марины и Сергея Дяченко так вышло, что ни его персонажам, ни читателю так и не удается увидеть сколько-нибудь убедительной и связной картины происходящего.

Некое общество, достаточно, хотя не запредельно, развитое технически, нашло способ вынести агрессию за скобки земного существования. Подавленная ярость, неудовлетворенность существованием, либидо реализуются в ночном мире Пещеры, куда время от времени попадают все граждане, чтобы вести предельно простую жизнь: есть, спариваться, охотиться, наслаждаться полнотой физических ощущений от бега и водопоя, недоступными человеку.

Одновременно мир Пещеры выступает естественным регулятором в достаточно жестоком дарвиновом смысле. В обществе нет больных, калек, немощных стариков, маргиналов именно в силу того, что в мире, регулируемом механизмами естественного отбора, они становятся первым и кандидатами в жертвы. Умерший в пещере, не просыпается утром. Есть формулировка: "Сон его/ее был глубок. Смерть наступила от естественных причин".

Понятно, что в дневном мире о Пещере не вспоминают. Тема эта отчасти табуирована, частью стигматизирована. Мир без насилия, где дневное эго и суперэго не ведают, что творит темный ночной ид, вполне всех устраивает. Тем не менее о равноправии и равном комфорте для всех граждан не идет и речи. Хищники мира пещеры на ключевых постах и в дневном, что до травоядных - они и здесь добыча.

Основная интрига строится вокруг Павлы, она сарна (вроде серны) и помреж на телевидении. Неловкая, неуклюжая, тридцать-три-несчастья и по всему, быть бы ей в пещере съеденной, но вот случается, что три ночи подряд сарне Павле удается ускользать от хищного саага (вроде саблезубого тигра). Причем от одного и того, хотя, казалось бы, безмозглые твари в пещере не должны были бы запоминать, кого они там в прошлый раз не доели.

Немыслимое везение девушки привлекает внимание спецслужб, которые принимаются решать, грохнуть ее для спокойствия, отдать ученым на опыты или пущай ужо поживет - понаблюдаем в естественных условиях. Побеждает гуманизм, после чего несчастную принимаются терзать разного рода фреймами, понемногу сводя с ума. Одновременно с этим, в нее влюбляются Главный Вивисектор, у которого в душе двадцать лет как незаживающая рана - не сумел помочь девочке из мира, не столь совершенного. как наш. А также - внимание - Великий Режиссер.

Ребята, ну вы чего. Вот в эту моль белую Павлу, которая о собственные ноги спотыкается? Да и ладно бы, сердцу не прикажешь, но книга откровенно скучна, мир_без_насилия где буйным цветом цветет харассмент неубедителен, мир-с-насилием (это такая антитеза) с жестокими нравами в нескольких днях пешего пути от идеального общества - еще более странен и дик. А все вместе производит удручающее впечатление.

Я читала "Пещеру" в год выхода, в то время от Дяченок ничего не пропускала, уже тогда не впечатлилась. Вторая попытка полюбить сделана была из-за аудиокниги театра Абуки, где дуэт любимому чтецу составила Вероника Райциз (которая начитала "Землю случайных чисел" Татьяны Замировской). Исполнение превосходное, но роман далек от уровня того, за что люблю соавторов.

Tags: Дяченко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments