majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Зажмурься покрепче" Джон Вердон

Мысль, что ему не собирались предлагать больших денег, что никто не восхищался его проницательностью и талантом, внезапно ощутимо уколола его самолюбие. Психотерапевт однажды сказал ему, что силу какой-либо привязанности можно оценить исключительно по боли от ее утраты. Теперь стало ясно, что ему было настолько же важно, чтобы соблазны оказались чистой монетой, насколько ему было важно верить, что они его совершенно не интересуют.

Джон Вердон безумно интересный мужик. Живое опровержение расхожих принципов и правил, согласно которым успеха нужно добиваться молодым, а по жизненной стезе идти, никуда не сворачивая. Первый роман написал в шестьдесят восемь лет. До выхода на пенсию работал в рекламном бизнесе, к полиции вовсе никакого отношения не имел. И в занятия литературой погрузился не сразу, первое время занимался изготовлением и дизайном мебели в стиле шейкер (простота и функциональность, завоевавшие мир, теплые тона дерева, прямые линии, "лестничные" спинки стульев).

"Загадай число" написал, уступив уговорам жены, работа над романом взяла два года, зато уж и выстрелил детектив Гурни не по-детски: за десять лет семь романов переведено на двадцать языков. Что, так хороши книги? За все не скажу, но первые две определенно. Умный следователь в противоборстве с не менее умным преступником. Проблемы личных взаимоотношений с любимой женой, прошлые подавленные переживания, то и дело вторгающиеся в ткань повествования, создают фон, не раздражая избыточностью. Общее впечатление спокойной порядочности, без маргинальных закидонов алкоголя, наркотиков, нездоровой психики.

Итак, "Зажмурься покрепче". К отставному детективу Гурни по наводке бывшего коллеги обращается мать убитой девушки с просьбой о частном расследовании. Следствие зашло в тупик в попытках отыскать и привлечь к ответственности убийцу, личность которого не вызывает сомнений, однако он как сквозь землю провалился, словно бы и не существовало никогда в природе.

И вот тут начинаются подробности, от каждой из которых у потенциального читателя должны начаться ненормируемое слюноотделение, а собранные вместе, так просто фейерверк. 1. Жертва из немыслимо богатой семьи, красавица мать сверкает помолвочным кольцом стоимостью два миллиона долларов; 2. Убийство произошло во время свадьбы, где дочь была невестой. 3. Жених из не менее богатой семьи, к тому же очень известный психолог, а убийца его садовник мексиканец. 4. Прекрасной невесте отсекли голову и поставили прямо напротив туловища, найденного в позе сидящей, за столом. 5. Свадьба записывалась на видео с четырех камер, и ни одна не зафиксировала бегства преступника.

Как, цепляет? То-то же! Гурви берется за расследование, однако, не склонный причинять невниманием боль любимой женщине, которой тяжело далось его прошлое частное расследование, оговаривает, что заниматься им будет ровно две недели (если за этот срок ничего не нароет, значит и за более долгий срок ничего не найдет). Побочной линией всплывает привет из прошлого, галерейщица Соня, в прошлом дарившая Дэвида недвусмысленными авансами.

Он, видите ли, по выходе в отставку увлекся компьютерной обработкой фотографий преступников из полицейских архивов, род прикладной физиогномики,пытался определить, можно ли вывести преступные наклонности из внешности. Ерунда, как по мне, но Соню, искусствоведческий курс которой они с женой в то время слушали, заинтересовало (подозреваю, что больше личность героя, чем творчество) и она даже сумела толкнуть несколько его работ аж по две штуки баксов за каждую. И вот теперь она снова звонит с известием о том, что работами Гурни всерьез заинтересовался эксцентричный магнат коллекционер, готовый платить за эксклюзив, та-дамм! - по сто тыщ. Итоговая сумма должна выразиться семизначным числом. Как? То-то же.

Увлекательный детектив, в котором найдется место и грехам отцов, падающим на головы детей (буквально сносящим эти головы с плеч), и международной мафии, и кровавым преступлениям, и детским психотравмам (как без них), и елизаветинской кровавой драме, для популяризации которой равно много сделали Вирджиния Вулф и Джоан Роулинг.

Но также и тонкому стебу над собственным снобизмом, над склонностью нас, представителей условного среднего класса, условно независимых и свободных от предрассудков людей, подпадать под обаяние и поддаваться на самые немыслимые провокации, когда инициаторами выступают представители истеблишмента. Стоит ли говорить, что аудиокнига в исполнении Игоря Князева великолепна.

Tags: аудиокниги, детектив
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments