majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Штурмфогель" Андрей Лазарчук.

В  рейтинге  фраз,  запускающих  реакцию  отторжения,  с  детства  лидировала:  "стань  проще  и  люди  к  тебе  потянутся".  Не  то,  чтобы  не  хотелось,  но  подозревала,  речь  о  таких  же  людях  и  все  они  будут  хотеть  одного  -  упростить  тебя  до  предела.  В  глубине  души  зная:  сложность,  так  неугодная  доброхотам  -   что-то  важное,  суть.  И  отказаться  от  нее  -  отречься  от  лучшего  в  себе.  Улыбалась  в  ответ,  веря,  что  выглядит  это  снисходительно-холодно,  а  не  жалко.  И  продолжала  жить  до  следующего  внушения.

  Время  от  времени  получая  подтверждения,  не  одна  такая  непростая.  Вот  книга  или  фильм,  критики  хвалят,  нормальные  люди  ругают,  а  ты  понимаешь  -  хорошо,  хотя  сложно.  Поговорить  об  этом  почти  не  с  кем,  но  можно  о  чем-то  другом,  попроще  и  все  довольны.  А  если  случается найти  совсем  свое,  это  ведь  можно  и  для  себя  хранить,  радуясь  -  есть.  Первая  книга  Лазарчука   куплена  была  в  черном  безнадежном  вакууме,  в  каком  прежде  оказываться  не  случалось.

  Очень  скоро  после  переезда  в  Россию,  когда  поняла  -  разговоры  о  "попроще"  там,  дома,  были  таким  оазисом  чистого  ментального  восторга,  о  каком  здесь  мечтала  бы.  Тогда  "Священный  месяц  Ринь"  и  случился.  и  это  было  хорошо.  Такое  совершенное  попадание  в  резонанс,  открывшаяся  дверь,  когда  все  другие  со  стуком  захлопнулись.  Дело  не  в  том  даже,  что  лучше  ничего  читать  не  доводилось,  но  в  ощущении  обретенного  после  долгих  скитаний  дома.  Твой  для  тебя  всегда  лучший,  потому  что  родной.



Долгое  получилось  вступление,  о  книге  короче  будет.  Потому  что  из  читанного  у  писателя  (а  прочла  все,  как  иначе)  эта  вещь  меньше  всего  запомнилась.  Если  бы  не  узнала  о  фильме  "Первый  отряд",  каким-то  мудреным  образом  соотносящемся  со  "Штурмфогелем",  так  и  вспоминала  бы   о  романе  -  смутно.  Освежить  в  памяти  перед  тем,  как  смотреть,  нужно  бы.  За    тем  и  взяла  перечитывать.

  Это  называется  не  альтернативной  даже,  а  криптоисторией:  вы  ничего  не  знаете,  все  было  так,  так  и  так,  а  причины  происходящего  лежали  глубже  и  выше  тех,  о  которых  вам   говорили,  как  о  реальных.  Вторая   Мировая,  взгляд  сверху,  нет-нет,  упаси,  из  верхнего  мира,  надстоящего  нашему,  Асгард,  Авалон,  Валгалла  (отчего  Китежа  не  было?)  Ах  да,  очаровательная  тевтонофилия  автора,  подмеченная ohatey.


Есть  Верх  и  знают  о  нем  немногие  живущие  (люди  с  высокой  восприимчивостью,  они  видят  яркие  сны  и  они  же  пополняют  контингент  психлечебниц).  Еще  меньше  тех,  кто  может  попадать  туда,  много  избранных,  да  мало  званных.  Истинные  правители  -  Властители,  вершат  истинную  политику,  учитывая  интересы  Верха  в  большей,  чем  Низа  степени.  Могущественные  маги  на  службе  у  них.  Простому  человеку,  обладающему  латентной  восприимчивостью,   достаточно  бывает  показать  Верх  и  то,  каков  он  там,  чтобы  заслужить  неизбывную  благодарность  и  готовность  оказывать  услуги.

  Штурмбанфюрер   Эрвин  Штурмфогель  пользуется  этим  способом  для  вербовки  агентов.  Наряду  с  другими.   Алягер  ком  алягер,  Мужчина  делает  свое  мужское  дело.  Блестяще.  Он  вообще  мужик,  что  надо.  Не  красавец,  но  та-акой.  Смелый,  сильный,  умный,  харизматичный.  Сострадание  порой  стучится  в  его  сердце.  Но  алягер...

  Сюжет  на  сей  раз  ухватила.  Не  то,  чтобы  прониклась,  мне  вообще  кажется,  что  война  -  это  жуткая  путаница  и  наслоение  последующих  линий.  Что  там  война,  любая  масштабная  операция,  битва,  бой.  Победитель  получает  преимущественное  право  интерпретации.  Такой  убогий  женский  взгляд.  Но  спасаем  мир,  Мир.  Теряя  друзей,  убивая  врагов,  создавая  неожиданные  альянсы,  алягер...

  Приятными  бонусами  круговерть  флиртов  и  романов,  не  всегда  даже  с  представительницами  человеческой  расы,   широта  взглядов  и  диапазон  охвата  необыкновенные.  Крапицы,  правда,  в  стандартной  упаковке:  беленькая,  черненькая  и  рыженькая,  но  без  присущей  человеческим  женщинам  словоохотливости.  Дерутся  замечательно  и  могут  в  считанные  минуты  доставить  в  любую  точку  Земли,  чистый  мужской  восторг.  Но  то  снова  убогий  женский,  см.  выше.

  Так  о чем  я?  Ах  да,  зачем,  ну  зачем,  дорогой  автор,  отобрали  вы  у  женской  части  своих  читателей  того  же  рода  золотую  приманку?  Читая  впервые,  невольно  ассоциировала  героя  со  Штирлицем.  А  какая  особа  женскага  полу  не  была  влюблена  в  него,  от  пионерок  до  пенсионерок?  Я  так  лет  пяти  прониклась.  Отчего  не  оставить  было  в  этом  сладостном  заблуждении?  Померк  волшебный  свет,  убитый  финальной  сценой.  Не  оттого  ли  и  книга  не  полюбилась?

  И  о  простоте.  Не  думаю,  что  с  годами  опростилась,  скорее  заслужила  право  на  свою  самость.  А  может  понимать  начала,  что  те,  кто  казался  простецами   не  убоги  вовсе.  Другие,  каждый  со  своим  набором  присущих  ему,  и  только  ему  качеств.  Никто  не  сор  и  ни  один  не  заслужил  быть  разменной  монетой  в  чужих  играх.  Потому  и  не  полюбилось.

Tags: Андрей Лазарчук
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments