majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

American Dirt by Jeanine Cummins

- Связана ли причина вышего путешествия с насилием со стороны картеля? Лидия прочищает горло. - Дда, - тихо отвечает она. ‘Is the reason for your journey related to violence by a cartel?" Lydia clears her throat. ‘Yes,’ she says quietly.

О книге говорят, как о бомбе. Разделила-де, американское общество на полярные лагеря, страсти вокруг нее кипят недетские, несколько крупнейших издательств соперничали за право публикации, сумма авторского гонорара выражалась семизначной цифрой. Стивен Кинг хвалил, а Опра Уинфри выбрала роман для своего книжного клуба. Сторонники сравнивают с "Гроздьями гнева" и называют великим социально-политическим романом нашего времени. Противники говорят о конъюнктурной спекуляции, о подмене подлинной трагедии слезливой сентименталльщиной. О том, что благополучная американка Камминс не имела морального права писать на эту тему.

По поводу последнего пункта: а какое право имела Маргарет Митчелл писать о Гражданской войне? Что до благополучия, то внешность у писательницы не самая европейская, корни как раз пуэрториканские; ее муж десять лет пребывал в статусе нелегального эмигранта, хотя не из Мексики, а из Ирландии; а члены ее семьи подвергались насилию, что определило выбор темы для первого романа, задав тон всему, что делает теперь. Возвысить голос в защиту жертв, говорить от лица тех, кто сам за себя сказать не может. Коль скоро ей это удается, я имею в виду, привлечь внимание к положению чикано в Америке, заставить широкую публику увидеть в этих людях не безликую коричневую массу, но своих страдающих братьев - честь и хвала.

Жаль, конечно, что серьезные латиноамериканские авторы, пишущие на ту же тему, не получают сопоставимого резонанса и семизначных контрактов. Но тут уж как фишка ляжет. Я страстная поклонница чилийки Исабель Альенде, но ее "На краю зимы" Más allá del invierno, в значительной мере посвященный тому же. что American Dirt отчего-то не тронул меня. Хотя там девушка колумбийка тоже бежит от мести картеля, и все так трогательно, как любимая писательница умеет. А вот поди ж ты. В то время, как с "Американской грязью" обмирала от ужаса и надежды, читая.

История, впрямь, сентиментальная, и, как бы сказать, не совсем жизненная. В том смысле, что далеко не всякий нелегальный эмигрант пускается в опасную авантюру по тем же причинам. что Лидия с Лукой. Но по порядку. Умница, красавица, хорошо образованная и в меру деловая Лидия держит небольшой, книжный магазинчик в туристическом Акапулько. Муж, Себастьян, востребованный журналист. Сын, Лука - восьмилетний вундеркинд (демонстрирует немыслимые способности в географии). Кроме того, героиня все время ощущает подддержку многочисленной дружной семьи. В общем, жизнь удалась.

В один непрекрасный день в магазин входит некто Хавьер, человек, приятный во всех отношениях. К тому же, с владелицей у него масса точек пересечения, общие интересы, они удивительно совпадают во мнениях относительно книг и авторов. и все бы ничего, но: 1. Хавьер влюбляется и начинает настойчиво ухаживать; 2. Выясняется, что он глава наркокартеля. Угу, "не ходите, дети, в Африку гулять" и "знать бы, где упадешь, соломки бы подстелил". Может, как-то удалось бы разрулить ситуацию, но Себастьян, который не в восторге от интереса мафиози к любимой жене, тискает, не поставив ее в известность, статью о Хавьере.

Довольно безобидную, при определенных обстоятельствах ее можно было бы счесть пиаром, поскольку дон представлен в романтизированном робингудовском ключе и может претендовать на славу Аль Капоне или Эскобара нашего времени. Фотография самая выигрышная, кроме того, в статье приводятся скверные стихи Хавьера, которые он как-то декламировал Лидии (нет, Себастьян раздобыл вирши из другого источника, да мафиози, верно, и не отдает себе отчета, насколько несостоятельны пиитические потуги).

Результат оказывается чудовищным. Шестнадцать членов семьи - все родственники, включая мужа и маму Лидии убиты, а сама она с сыном, чудом избежав смерти, вынуждена спасаться бегством. Честно говоря, сопли-на-мармеладе с любовью гангстера заставили меня покривиться: что за... Но это только самое начало, дальше действие обретает необычайную динамику и высокий уровень вовлеченности Ощущаешь себя в шкуре загнанного зверя, обмираешь от страха, дрожишь, скулишь, преодолеваешь. Тебя швыряет волнами отчаяния, радости, безнадежности и новой надежды.

Как эскапистский триллер это бесподобно. Как величайший социально-политический роман - скорее всего нет, забудется через год. Даже хорошо, если год будет помниться. Но читается великолепно. и очень легкий для понимания английский. я бы рекомендовала тем, кто практикуется в чтении на языке оригинала.

Tags: американская литература, язык
Subscribe

  • Текстоцентрическое

    Текстоцентрическое Река эта – сплошной обман? Мнимая красота, скрывающая беспримерное уродство? Или, наоборот, – одна только правда? Чистая,…

  • iodb.ru

    iodb.ru Posted by Майя Ставитская on 7 июн 2018, 09:40

  • Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным.

    Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным. Posted by Майя Ставитская on 18 май 2018, 11:57

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments