majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Ирина Андронати. Андрей Лазарчук. "Аська. Ведьма"

  Остапово  "Конгениально,  Киса"  поначалу  воспринимала  как  признание  некоего  действия  превосходящим  гениальностью  известные  пределы.  После  узнала,  что имеется  в  виду  не  превосходная  степень,  но  сходство  по  образу  мыслей,  стилю,  идейная  близость.  Произведения  Андрея  Лазарчука  конгениальны  настолько,  что  порой  теряюсь:  это  его  герои  думают,  как  я  и  употребляют  те  же  лексические  конструкции  или  полтора  десятка  лет  чтения  и  перечитывания  книг  писателя  повлияли?

  Ни  то,  ни  другое,  скорее  всего,  но  понемногу  оттуда  и  оттуда.  Да  и  какая  разница?  Есть  радость  абсолютного  узнавания  с  первых  строк,  чего  тебе  еще?  Честно?  Еще  много.  Виртуозное  скольжение  по  стилям,  как  в  "Ином  небе":  ух   ты,  да  это  Набоков.  Ну-ка,  ну-ка  -  сейчас  Хемингуэй.  А  вот  Аксенов,  самый,  любимый,  времен  "Острова  Крыма".  Угу,  Стругацкие,  "Пикник".  И  вдруг,  невообразимой  красоты  фейерверк  на  стыке.

  А  речь  о  простых  вещах.  И  непростых.  И  вообще  невозможных  для  понимания.  Но   где-то  в  глубине  себя  знаешь,  что  вернешься  к  этому  еще,  может  быть  не  один  раз.  Столько  будешь  возвращаться,  сколько  нужно,  чтобы  понять  очень  важное.  Потому  что  простота  гениального  доступна  подготовленным  уму  и  сердцу.  И  она  не  синоним  примитивности.

  Вот   в  "Транквилиуме"  эта  невообразимой  сложности-красоты  ажурная  конструкция  мира,  пронизанного  причинно-следственными  связями.  Тронешь  здесь  -  отзовется,  где  и  помыслить  не  можешь.  И  в  "Опоздавших  к  лету",  особенно  финальном  романе,  но  "Солдаты  Вавилона"  на  порядок  ярче,  когда  видишь  в  них  навершие.  И  в  "Кесаревне".

  Да,  еще  любовь.  Почему  "еще"?  Ею  все  начинается  и  заканчивается,  она  движет  Солнце  и  светила,  Бог  -  есть  любовь.  Он  может  говорить  об  этом,  как  другим  не  дано.  Плотская,  низкая,  темная  страсть  и  гриновская  романтичная  влюбленность.  И  любовь-отречение  с  невидимыми  миру  слезами  -  отказаться,  чтобы  не  погубить.  Потому  что  всякое  бывает.  И  в  книгах  Лазарчука,  и  в  жизни.

  Прочла  "Аську" и   "Ведьму"  и  это  по-прежнему  конгениально,  да  разве  может  быть  иначе?
Tags: Андрей Лазарчук
Subscribe

  • "Кареглазый Громовик" Шамиль Идиатуллин

    И матери сердце,упав на порог, Спросило его: Не ушибся, сынок? Помните историю Козетты из "Отверженных"? Помните. как маленькая…

  • "Псоглавцы" Алексей Иванов

    Мне на плечи кидается век-волкодав, Но не волк я по крови своей: Запихай меня лучше, как шапку, в рукав Жаркой шубы сибирских степей...…

  • "Чапаев и Пустота" Пелевин.

    Случайность - неосознанная закономерность, и спонтанное решение прочесть "Чапаева и Пустоту", созревшее аккурат накануне пятьдесят…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments