majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Kasacja" Remigiusz Mróz



Нет правды на земле. Но нет ее и выше
На свете есть только такое правосудие, какое есть. Каждый играет свою роль: прокурор требует сурового наказания, мы пытаемся его смягчить, судья ищет что-то среднее. А прежде кто-то установил правовые нормы, вокруг которых мы пляшем, как индейцы вокруг тотемного столба, толкаясь и подставляя друг другу подножки.
Na świecie jest właśnie taka sprawiedliwość, jaką dostaliśmy. Każdy ma swoją rolę do odegrania. Prokurator wyolbrzymia, my pomniejszamy, a sędzia szuka czegoś pośrodku. A przedtem ktoś układa normę prawną, wokół której wszyscy tańczymy jak pieprzeni Indianie, odpychają się wzajemnie i podkładając sobie nogi.


Его зовут Кордиан Орыньский, он практикант в могущественной адвокатской фирме "Желязны и Мак Вей", а наставницей выступит молодая, но уже известная адвокатесса Иоанна Хылка. Все здесь напоминает бедному провинциалу о его незавидной роли последнего винтика: деловитая люксовость интерьеров, явная статусность штатных сотрудников. а более всего напористая бесцеремонность шефини, которая, очевидно, воспринимает свои полномочия охватывающими не только профессиональную, но и личную сферу. Нет-нет, ни о каком служебном романе речи не пойдет, скорее это будет вмешательство по материнскому типу: что за музыку ты слушаешь, фу, отстой, надо слушать такую, что ешь?, что пьешь?, во что одеваешься? В общем, агрессивное вмешательство в личную жизнь, которое способно напрочь оттолкнуть человека.

Не в случае Хылки. Она харизматичная: пилотирует пятый BMW, хлещет на отдыхе пиво упаковками, не пьянея; в одежде питает пристрастие к лодочкам на шпильке и юбкам фасона "карандаш" и беззастенчиво пользуется привлекательностью, если это может помочь в работе. Но при том, в голове у девушки суперкомпьютер, а интересы дела она ставит превыше всего. Даже то, что начальница с ходу переименовала практиканта в Зордона (персонаж "Космических рейнджеров") он легко прощает ей, Зордон так Зордон. В конце концов это тот сотрудник, который с самим небожителем Желязны обменивается приветствием !No Pasaran!

А вот с первым делом, в котором Орыньскому доведется участвовать под руководством Хылки все совсем непросто. Для начала, фигурантом выступает сын и тезка высокопоставленного чиновника Петра Лангера и обвиняют парня в чудовищном преступлении - убийстве с особой жестокостью двух человек. Все улики против него: трупы (пролежавшие десять дней!) найдены в его доме, на орудиях убийства во множестве отпечатки пальцев и следы ДНК Лангера, сам он пребывает в какой-то прострации, словно бы не сознавая, что происходит, показания давать отказывается, мычит что-то невразумительное. Знакомство с жертвами отрицает

Дохлое. в общем, дело. Такое оно и есть, ситуация усугубляется смертью старшего Лангера от инфаркта - сердце не выдержало, и теперь за молодым нет могущественной поддержки, какую могли бы обеспечить связи отца. Суд проигран, парню вынесен приговор двадцать пять лет строгого режима, но что-то со всем этим не так, у адвокатов четкое ощущение, что подзащитный невиновен, но кто-то запугивает его. Да ведь и на них самих неизвестные, но явно криминальные силы начинают оказывать давление: хватит копаться в этом деле, забудьте, и не вздумайте подавать кассацию.

Ну нет, не на такую нарвались, господа бандюки. Кассация будет. Хотя единственное, с чем можно на нее выйти в данном случае - ошибочная классификация правонарушения. Хлипкое основание, по правде сказать. И надежды на отмену решения суда очень мало, но на то она и Хылка, чтобы вцепляться в любое дело хваткой бультерьера. И вот, просматривая записи с камеры наблюдения во время своей беседы с подзащитным (не спрашивайте, как ей удалось получить в распоряжение эти файлы) за пару дней до заседания, Иоанна обращает внимание. что Лангер как-то странно моргает: три раза быстро, три медленно, снова три быстрых - SOS!

Золотой мальчик, с детства ходивший на яхте, Петр использовал азбуку Морзе, чтобы передать ей что-то, а она не поняла. Теперь уж поздно? Нет, поздно бывает только после смерти, а пока мы живы, надо пользоваться всякой возможностью изменить ситуацию к лучшему. И дальше все закрутится так, что мама не горюй. От эпизода на кладбище меня чуть не вытошнило, мощной изобразительной силой обладает Ремигиуш Мроз, автор. А сюжет вывернется наизнанку (и еще раз, но об этом, упс, молчу).

Интересная книга, динамичное действие, яркие герои. непредсказуемый финал. Так-то я не по детективам. И с особенностями судопроизводства совершенно незнакома, не то, что польского, а даже и российского (что к лучшему, по-моему). Аудиовариант в исполнении Кшиштофа Гоштылы бесподобно хорош.

Tags: аудиокниги, детектив, польская литература
Subscribe

  • "Медведь и Соловей" Кэтрин Арден

    Морозко Богат я, казны не считаю, А все не скудеет добро Я царство мое убираю В алмазы, жемчуг, серебро. Некрасов От настороженного…

  • "Что-то не так в городе Идеал" Хелена Дагган

    Не Степфорд, хотя очень близко Где розовые очки? Моя ракета, где ты? Мое кривое счастье. Времена, когда упоминание ирландской литературы…

  • "Икабог" Джоан Роулинг

    Бог отверженных – Поймите, нельзя обижать икабогов! – Люди молчали и внимательно слушали. – Если их обижать, каждое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments