majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Город Мечтающих Книг" Вальтер Моэрс


Где грезят о былой свободе книги.
О днях, когда деревьями их звали.
Пусть вас не обманет внешняя простота книг Вальтера Моэрса о Замонии. То, что на поверхностный взгляд кажется незатейливым фэнтези, на деле лютый постмодерн, с присущими ему особенностями: пастиш, метапроза, фабуляция, интертекстуальность, пойоменон. С русского на понятный: пародировать известные произведения и стиль знаменитых писателей не с целью насмешки, но в качестве оммажа; делать искусственность сюжета очевидной читателю; переставлять местами и смешивать куски известных фабул, мешая с обыденностью; допускать бесконечные перекрестные отсылки к другим литеатурным произведениям; рассказывать о том, как кто-то пишет, читает, издает, разыскивает, спасает книгу.

  "Город мечтающих книг" четвертый роман замонийского цикла (третий, если считать переведенные на русский) и этой частью я склонна закончить знакомство. Н-ну. потому что питаю идиосинкразию к книгам о книгах. Впервые со всей очевидностью поняла это с кинговым "Секретным окном. Секретным садом". Стивен Кинг к тому времени большую и лучшую часть моей жизни был намбе ван в личной табели о рангах и этот роман оказался первым, который буквально домучивала. Коротко: к писателю в творческом кризисе начинает наведываться неприятный гость. в котором он с ужасом опознает порождение собственной фантазии, книжного злодея. Прежде у Кинга только с "Мизери" накатывали приступы такой тоски и желания бросить, не дочитав. Сказала это сейчас и подумала: ведь "Мизери" тоже история несколько, хм, неожиданного способа стимуляции писательского дара и в сути - о том, как автор пишет книгу.

  Так вот, пойоменонами категорически не интересуюсь. Они низводят книги, которые для меня целые миры, до плоских брусочков из прошитых или проклеенных бумажных листков, стиснутых обложкой. Крадут у книг магию. изначально им присущую, заставляют меня, читателя, тыкаться слепым щенком в углы творческой мастерской писателя. "О чем вы!? - хочется спросить, - Неужто и впрямь уверены, что все эти замечательные истории появляются в результате того. что вы как-то по-особому нахмурите лоб, подопрете щеку кулаком или запустите руку в шевелюру? Они слетают к вам на плечо и рассказывают себя вашими устами, когда и если находят достойными такой чести. Писатель - передаточное звено (при всем моем уважении к пишущей братии) и не стоило бы ему самовольно присваивать статус Творца миров. В лучшем случае выйдет смешно. А про худшие и говоритьне стоит. имя им легион.

  Потому истоия дракона-писателя, который устремляется в книжный город на поиски таинственного автора, написавшего  самый великий в замонийской истории рассказ - большей частью оставила меня равнодушной и заставила скучать, несмотря на обилие ужасных приключений и смертельных опасностей. Согласна, нашему брату читателю, который всегда ощущает себя одиноким в окружении сплошь нечитающей публики, хочется почувствовать себя частью большого и сильного целого, ощутить ненапрасность своего увлечения, служение им некоему высшему идеалу. Вы действительно служите и несете просветительскую миссию, разбавляя косные обывательские массы вечным светом чистого разума. И Ужаски с Червякулами для осознания этого совсем не нужны. 
Tags: немецкая литература, постмодерн, фэнтези
Subscribe

  • Текстоцентрическое

    Текстоцентрическое Река эта – сплошной обман? Мнимая красота, скрывающая беспримерное уродство? Или, наоборот, – одна только правда? Чистая,…

  • iodb.ru

    iodb.ru Posted by Майя Ставитская on 7 июн 2018, 09:40

  • Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным.

    Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным. Posted by Майя Ставитская on 18 май 2018, 11:57

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments