majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Среди других" Джо Уолтон



Если вы любите книги, книги отвечают вам любовью
Джо Уолтон не для всех. Загляните на ее страничку английской Вики и задайте себе вопрос, хотели бы вы иметь в друзьях такую фриковатую, антигламурную тетку. Я-то да. Потому что она лучшая, самая умная, невероятно эрудированная, и пишет книги, в которых чувствую себя дома. Но не берите «Среди других», если ждете зрелищного волшебства с полетами на драконах, метлах, коврах-самолетах; превращений; порталов между мирами; фантастических тварей; волшебных помощников и магических предметов; страшной мести, верной дружбы и вечной любви. Что, этого всего не будет? Будет. Но по-настоящему.

  В смысле? Объясняю. В жизни не работает «Авада Кедавра!», даже если вы сотрете до основания язык, тренируясь произносить его с разными интонациями. И артефактов, подобных волшебным палочкам не существует в природе, как ни грустно. Мир пронизан магией и сплошь заплетен тончайшими нитями, соединяющими все со всем: людей, предметы, места и события. Прозревать их в полноте человеку не дано, но некоторые могут видеть быстрый промельк, отблеск, отражение. Интуитивно чувствуют, куда нажать, чтобы в другом месте соединилось или разомкнулось. Ощущают магию предметов и их связь с владельцами. Могут общаться с фейри и разглядеть сумасшедшую ведьму в собственной матери.

Близнецам из глубинки Южного Уэллса, в семьдсят девятом было по четырнадцать. Отца не знали, ничего о нем, кроме того, что сбежал, как только они родились. От их матери кто угодно сбежал бы. Просто так не повезло. Зато у них были замечательные дедушка и бабушка. А главное – они были друг у друга. И еще фейри. Не то, чтобы Морвена и Моргана как-то особенно ценили возможность видеть, а иногда играть и общаться со странными существами. В этом, некогда промышленном, угледобывающем и рудоплавильном регионе (Горноуральская заводская цивилизация, Павел Бажов с Хозяйкой Медной Горы и Алексей Иванов с Золотой Бабой, кто понимает), ресурсы теперь иссякли, производство потихоньку загибается («все развалили» - у нас сказали бы).

   Но этих созданий много, для умеющих видеть: малая часть отдаленно похожа на эльфов, какими их описал Толкиен, большая - на страшненьких диковинных звериков, пауконогих или покрытых древесной корой. Почему иной раз не перемолвиться с ними, не выполнить поручения? Знают они многое, а делать сами не могут. И они не говорят, как эльфы во «Властелине колец», однако когда им чего от тебя надо, сумеешь понять. Что, например? Уничтожить химзавод, для чего близняшки должны тайно бросить в заводской пруд два лютика, данных им фейри. Шутите? Нисколько, назавтра газеты выйдут с известием о том, что природоохрана добилась закрытия предприятия и тысяча человек лишилась работы. Волшебство действует непрямыми, неочевидными путями. А в благодарность они помогут избавиться от материного хахаля, который тянет к девочкам свои поганые грабки. Кинь в болото его гребешок и Фред исчезнет, сначала в Лондон, а там и вовсе, но нам до этого нет дела, правда?

  Год назад свихнувшаяся ведьма Лиз что-то сделала. Что-то очень нехорошее, о чем фейри предупреждали, да сестры не до конца поняли, не сумели правильно защититься. И Морвена теперь на всю жизнь калека, обреченная ходить с палкой, никогда ей не танцевать, не прыгать и не бегать. Морганы больше нет. А дедушка пережил инсульт, парализован, в богадельне. Формально  девочка должна остаться под опекой матери, но жить с ней невозможно, это не капризы мелкой избалованной сучки, как вам понравится мать, которая шлет своей дочери семейные фото, из которых фигурка девочки выжжена? То-то же, всякое бывает. И всякие. Материнский статус сам по себе не трансформирует гиену в ангела, чего бы ни утверждали социальные стереотипы.

  Сбежала. Поймали. Поместили в приют. Опека разыскала отца и пятнадцатилетняя нескладная девочка с тростью оказалась в одном доме с чужим мужчиной и тремя женщинами, о существовании которых в природе не подозревала. В Англии. Там, где она выросла, "сакс" - худшее оскорбление и повод для драки. Все пятеро с радостью не знали бы друг друга и дальше, но деваться некуда. Тетки богаты, в отличие от отца, он от другого брака и в полной зависимости от сестер. Мори сплавят в элитный интернат для девочек. Мелкая хромая чужачка со странным акцентом из семьи со скромным достатком. сирота приживых родителях, в девичьем мире, где марка автомобиля твоего отца - род визитной карточки. Нет, Арлингхерст ни разу не Хогвартс.

  Она читает. Много, по книге в день. Преимущественно фантастики и фэнтези. Не нужно объяснять, почему? Всякое различие разъединяет, а подобие стремится к подобию. Потому что умеющий находить в книгах прибежище пересидит в них почти любой ад. почерпнет сил идти дальше.  И, уверяю вас, я, со своим недурным багажом знаний в области англоязычной фантастики, не прочла десятой части книг, мнением о которых Мори будет делиться по ходу романа.


  Галина Юзефович (а книга рекомендована ею), говорит о трех слоях, в которых развивается действие: видимая реальность, невидимая реальность, книги. Можно классифицировать иначе, по социальным взаимодействиям: родственники, школа, книжный клуб. Или так: прошлое: Уэллс, здоровье и сестра; настоящее - одиночество, книги и боль; будущее - каррас (группа единомышленников, близкие люди. отношения с которыми строишь сам). Видите, какое упоительно непростое плетение. А я теперь читаю другой роман Джо Уолтон, My Real Children, совсем об ином, но тоже прекрасный.
Tags: англоязычная литература, канадская литература, фантастика, фэнтези, янгэдалт
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments