majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

Лекция «Аля Эфрон – сбывшаяся русская мечта» Дмитрий Быков


А когда — когда-нибудь — как в воду
И тебя потянет — в вечный путь,
Оправдай змеиную породу:
Дом — меня — мои стихи — забудь.
"Але" Марина Цветаева"
Ничего о ней не знала до вчерашнего дня, даже, стыдно выговорить, не подозревала о том, что у Марины Цветаевой были дети. Хотя отчего стыдно? Я не большая поклонница Марины Ивановны. Так вышло, что мое сердце отдано Ахматовой на веки вечные, вот о ее семье, буде возникнет необходимость, могу говорить долго (жаль только, слушателей не найдется). Однако к теме. В самом конце лекции о Чехове, Быкову задают вопрос, как он относится к Ариадне Эфрон и не планирует ли прочесть лекцию, посвященную ей. «Люблю и восхищаюсь, считаю самым прекрасным, что было у русской литературы ХХ века – отвечает, и по голосу слышно,  искренне. – А что до лекции, это нереально, слишком не для всех имя. Ну, давайте мы с вами и еще все пять человек в современной России, которые ценят Ариадну Эфрон, соберемся и поговорим о ней»,  - продолжает саркастически. Я бы даже сказала, с горьким сарказмом.
Рада констатировать, он ошибался. Не самое дешевое удовольствие послушать лекцию Быкова об Ариадне Сергеевне собирало зал дважды, а такого немногие фигуры, и лишь из самых культовых, удостаивались. Ариадна, хотя парадное имя почти никогда не употреблялось, все называли Алей – дочь Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. Одна из троих детей. Была еще погибшая в детстве Ирочка и брат Мур, значительно моложе нее. Воспитание Али явилось в определенном смысле результатом педагогического эксперимента Марины (только Марина, никогда «мама»). Такое жесткое, совершенно исключающее всякого рода сюсю-мусю отношение, когда ребенок с самого раннего детства оказался заключенным в тиски железной дисциплины во всем, касающемся интеллектуального развития. Мать в этой системе ценностей была недосягаемым божеством, вершина пьедестала которого терялась в заоблачной выси, а маленькая Аля с благоговейным трепетом взирала на нее снизу.
Она читала с двух лет, писала дневник с четырех и, говорят, это был замечательно интересный, поражающий недетской глубиной мысли, дневник. Быков приводит диалог в письмах между матерью и пятилетней, что ли, дочерью, который потряс меня. Приведу, хотя за дословность не ручаюсь. Аля спрашивает мать запиской, отчего та не зашла к ней вечером, как обычно Марина отвечает: Потому что моему негодованию не было предела. Когда вчера я пообещала тебя нарисовать рысь, если ты хорошо выучишь урок, ты со злобным упрямством дважды (!) повторила: Кому нужны ваши рыси, кому нужны ваши рыси!» Аля писала стихи, замечательно хорошо рисовала и вообще блистала многими талантами. Эмиграция, когда девочка десятилетней выехала с матерью за границу, стала для нее драмой, а впрочем, она была из тех редких светлых людей, которые щедро делятся внутренним светом и умеют притягивать, привлекать к себе окружающих. В Чехии, а после во Франции, она умела не только сойтись с людьми, но к двадцати своим годам стала основным добытчиком в семье, где Марина ставила себе в немыслимую заслугу занятие бытом семьи (корыто со стиркой), а Сергей отсутствовал или пребывал в перманентной  депрессии, лежа на диване лицом к стене. А зарабатывала журналистикой и переводами Аля, Представляете. Она стала единственной, кто сумел взять интервью у Шаляпина, буквально остановив его на улице и очаровав  своим разговором.
Аля же стала первой из семьи, кто вернулся в СССР в тридцать седьмом, став на некоторое время модной востребованной журналисткой. И был этот безумно красивый роман с Самуилом Гуревичем. А потом, вы же обратили внимание на дату возвращения? Это страшно, больно, это рвет душу. И мне не хочется  даже повторять сказанное о  той части жизни Али Эфрон (любовью к ней Быков сумел заразить своих слушателей). Вторая лекция посвящена возвращению и тому страшному, что было с ней после. И если кто хочет подробностей, может послушать лекцию, а может воспользоваться софтовым вариантом Вики. Но есть другое решение, за которое я, читатель, обожаю  Быкова. Он таки сделал это, вернул любимую героиню в мир живых. Подарил ей вторую жизнь Он мой рыцарь в сияющих доспехах и я безмерно ему благодарна. Героиня центральной части романа «Июнь», взявшего «Большую книгу» нынешнего года – она, Аля. Он даже имени не менял. Спасибо, Дмитрий Львович и земной поклон. Вы вернули ее миру, а ей подарили созданный специально для нее мир. Вы сделали для нее то, что Маргарита для Фриды (хотя роман вообще и эту его часть, знаю, недолюбливаете) – Прощена!
Tags: история, русская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments