majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Заморок" Алла Хемлин


  Жили-были две сестры. Настолько похожие, что даже мама иногда путала. и они все время были вместе, дети во дворе звали Риталлой. Девочки умненькие и талантливые настолько, что пресловутый пятый пункт не помешал им, провинциалкам из Чернигова, поступить в московский Литинститут. Дальше жизнь Маргариты принялась выделывать головокружительные кульбиты: ЖЭК, судомойка в кафе, потом театральный обозреватель в газете, работа на ТВ, первый литературный опыт в соавторстве (спортивный детектив, прошел незамеченным).

  Но потом обратится к корням и еврейская проза Маргариты Хемлин окажется достаточно яркой для того, чтобы оценили по достоинству. Детективные сюжеты хорошо удаются этой женщине и она создает цикл межевых-промежуточных ретродетективов: место между Россией и Украиной, время между сталинскими репрессиями и брежневским застоем. Книги хороши, кому по должности положено знать о хорошем, замечают, номинируют, награждают, Хотя широкого читателя пока не завоевали. Официальных соавторов у Марго больше нет, но неофициальным и неизменным редактором становится сестра Алла. Рита умирает, оставив последний роман неоконченным и заканчивает его сестра, А потом выпускает следующий, который должен продолжить линию межевых-промежуточных детективов Маргариты Хемлин, но выходит лишь межеумочным.

Такова история создания "Заморока". Теперь о книге. Она не то, чтобы очень. Точнее - очень не то. Начало войны и бомбежка застают разрешившихся от бремени черниговских рожениц  спящими. Очнувшись с переполоху, одна из них подхватывает первого попавшегося младенца и пропадает с малышкой без вести. А ее родная дочь оказывается у простой женщины Тамары, она и вырастит девочку. Признаки дщери Сиона проявятся во внешности подменыша довольно рано, что не добавит материнской любви. Но в остальном воспитание Маша получит обычное для девочки из небогатой семьи, росшей в те годы на окраине Союза: дома тяжелая работа по хозяйству, украинска мова, грубость быта, убожество интеллектуальных и духовных запросов: в школе невыносимая лживость официоза, среди прочего декларировавшего равенство всех наций, но существование "стыдных", как евреи, ни для кого не секрет.

  Эту составляющую мне, росшей в Казахстане, откровенно трудно понимать. у нас евреев всегда уважали и моего приятеля как-то спасло от близкого контакта с толпой воинственно настроенной казахской гопоты то. что на вопрос: "Орыс?" он с достоинством ответил "Еврей". Так или иначе, девочка вырастает, научившись в нужном окружении  использовать оптимально подходящую случаю знаковую систему (с русскими по-русски, с украинцами на украинском). Но для себя у нее третий, убогий суржик, низводящий имперскую пышность первого и поэтичную красоту второго к языковому аналогу "два аккорда, два аккорда я тебе сыграю гордо". Этим языком и прописан мутный поток сознания, в котором читателю придется барахтаться до самого конца.


  Сюжета пересказывать  не стану, если кому интересно, обратитесь ко мне приватно - посвящу. Скажу лишь. что Маша продемонстрирует редкое сочетание совершенной необучаемости с манкуртизмом, смотреть на которое будет тошно, но как-нибудь досмотришь. Скажу, что эпизод с Лениным, принесенным санитаркой Фросей с кладбища, будет смешным. А от рассказа о Якове, двинутом головой на идее создания боевой группы по налаживанию связей с загробным миром, повеет абсурдом и грустью. В целом же - рублевый замах на антисюжет с антигероиней,  воплотившийся в копеечный удар истории о юродивой маньячке. Здешняя Маша - Ардальон Борисыч в юбке. То же невыносимое убожество и духовный уровень пиявки прудовой, те же ублюдочные мечтания. Крайне утомительный для восприятия язык.
Tags: русская литература
Subscribe

  • "Малахольная" Галина Шестакова

    Оглянись не во гневе Чтобы словам было тесно, а мыслям просторно. Думала, что закончила с "Электронной буквой" На случай, если…

  • "Не обижайте Здыхлика" Людмила Потапчук

    Мелкие боги Я похож на помесь медведя с крокодилом, за это меня любит жена и обожают подчинённые. Среди соискателей интернет-премии…

  • "Ихтис" Елена Ершова

    Иерихонская труба Так и будем жить, заливая мертвой водой стеклянной графина мокрый пламень граппы, кромсая леща, а не птицу-гуся, чтобы нас…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments