majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Katar" Stanisław Lem


О, хищные вещи века.
На душу наложено вето...
Душа моя, мой звереныш,
Меж городских кулис
Щенком с обрывком веревки
Ты носишься и скулишь.
Вознесенский.

Слушала повесть аудиокнигой и прогнала по кругу (она небольшая по объему) раза три, прежде чем сдалась и обратилась к русскому переводу. Моего умения понимать польский на слух с лихвой хватало на бытовые ситуации, характеристики персонажей, последовательность их действий внутри фрагментов, но изгиб центральной линии никак не ложился на понимание. Ясно, что имеет место расследование, в котором принимает участие бывший астронавт. В фокусе ряд смертей во время и непосредственно вслед за проживанием в одной из неаполитанских гостиниц, обстоятельства застявляют предположить, что все погибшие стали жертвой серийного преступления.

Между жертвами мало общего, кроме того, что все они одинокие иностранцы, преимущественно хорошо обеспеченные, мужчины между сорока и пятьюдесятью, спортивные, ухоженные, следящие за состоянием организма. Во всех случаях фиксировались изменения в поведении, наводящие на мысль  о голлюцинаторном психозе, который заканчивался суицидом. Герой, привлеченный к расследования методом ловли на живца, проходит маршрутом одного из одиннадцати погибших, на которого внешне похож, снабженный его документами и его гардеробом. До мелочей повторяя зафиксированный в записях Андерса (который был военным журналистом и привычно фиксировал все происходящее), даже тогда, когда тот, казалось бы ведет себя алогично - в особенности тогда.

  И в какой-то момент кажется, что внимание неведомых злодеев удалось привлечь: вот с хрупкой девушкой, следовавшая тем же маршрутом, что и герой, на одной из промежуточных остановок для заправки арендованного авто и перекуса происходит странный приступ, вроде малого эпилептического припадка. Или симулирует с расчетом продолжить путь в его обществе? Вот при посещении развлекательного парка с лабиринтным комплексом оказывается объектом покушения со стороны японского туриста со взрывным устройством - кстати оказалась тренированность астронавта, спасшая не только его самого, но и девочку-подростка, что шла рядом. Но все нити,за которые принимается тянуть следствие, никуда не ведут.

  Впору отчаяться и тут приходит спасительная идея обратиться к профессору кибернетики - доверить специалисту по искусственному интеллекту решение проблемы, с которой не удается справиться естественным. Вот для сведения воедино всех линий мне и понадобился русский перевод. И да, все стало ясно. Вообще, еще до того, как получила книжное объяснение происходящего, в голову настойчиво застучалось: "Хищные вещи века" - все закончится концепцией этой книги Стругацких. И так да, предчувствия ее не обманули. Напомнить?

  В меленький курортный городок прибывает (та-дамм!) бывший космодесантник, привлеченный к расследованию бывшим сослуживцем, ныне работающим в буро по борьбе с наркотиками. Цель - выяснить все о новом мощном синтетическом наркотике, употребление которого ведет к тяжкому депрессивному психозу, заканчивающемуся в большинстве случаев суицидом. Не буду пересказывать, тем более, что Стругацкие настолько хороши, что возможность новой (или повоторной,а я Хищные вещи перечитывала) встречи с ними для любого думающего читателя праздник.


  Ограничусь тем, что концепция безобидных по отдельности обиходных вещей, в комбинации дающих неожиданный и страшный эффект полностью совпадает в обоих произведениях. Стоит добавить, что Стругацкие написали свою повесть в 1964 году,книга Лема увидела свет спустя четырнадцать лет, в 1978. Нет, далека от мысли о какой бы то ни было форме плагиата, просто пересечение идей. И таки да, Кшиштоф Гоштыла читает потрясающе хорошо, а польский Станислава Лема в его исполнении - это райские кущи,вполовину не такие изобильные, как текст русского перевода.

  Может быть моя прежняя нелюбовь к Лему (а НЕ любила крепко) отчасти связана с впечатлением от "Соляриса", который прочла подростком, потрясенная глубиной и многозначностью тарковского фильма, которой не могла постичь в полноте, но не могла не почувствовать, потому что у талантливого читателя есть такие чувствительные бугорки в районе гипофиза (салют, Холмс), а я льщу себя надеждой, весьма талантлива. Так вот, продолжив попытку знакомства Йоном Тихим, вовсе отвратилась от писателя - душа просила романтики межзвездных перелетов, а вы мне этого плоского придурка подсовываете. С аудиокнигой и Голтыштой поняла, какое богатство заключается в прозе Лема, примирилась с ним, и однако же, как причудливо тасуется колода...
Tags: аудиокниги, польская литература, фантастика, язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments