majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Шайтан-звезда" Далия Трускиновская


Аллах сохранил мне жизнь, и всякий раз, как я избавлялась от смерти, я как бы слышала его голос: «Я храню тебя ради того, чтобы и ты кого-то спасала и сохраняла»
Детская встреча со сказками Тысячи и одной ночи осталась единственной: скучно, нудно, рассказано излишне цветистым языком о людях и реалиях, страшно далеких от меня. И без конца трахаются. Знакомства с творчеством Далии Трускиновской не случилось. Купленная лет двадцать назад книга "Жалобный маг" была открыта, закрыта, поставлена на полку, да там и осталась. Неделю назад до "Круговых объездов..." Данилкина и в голову бы не пришло, что роман Далии Мееровны в стилистике сказок тысячи и одной ночи окажется землей обетованной, куда стану сбегать во всякую удобную минуту от тоски и бесприютности среднерусской осени. Некоторый навык понимания критической литературы полезен человеку, который любит чтение, он позволяет отделять козлищ, похвалы которым автор мечет с унылой обреченностью галерного раба, от агнцев - у критика загорается глаз, а восторги льются потоком - в пору ирригационными канавками разреживать.

Такая поливная ассоциация не случайна и не мне первой в голову пришла. Лев Данилкин в главе, посвященной книге, сравнивает ее со стамбульской цистерной Йеребатан, где за казенной, ничего интересного не предвещающей дверью скрывается рукотворное озеро с тысячью колонн и подземным чертогом. Русскому читателю лучше объяснит сравнение с известной квартирой по Садовой 302 бис, тот же эффект: беспредельно распахнутое пространство с дворцами и трущобами, пустынями и караванами там, куда заглядываешь, рассчитывая максимум на погребок в этническом стиле.

  И нет, нисколько не раздражает языковая стилистика арабских сказок, в которой выдержан семисотстраничный роман. Напротив, рассказ о древнем Востоке единственно уместен тем и языковыми средствами, которые автор для него избирает, где веют древними поверьями ее упругие шелка... Дело даже не в атмосфере, но в телесности, тактильности, зрительной, слуховой, обонятельной и осязательной плотности. В мгновенном переключении ритма жизни, в переходе от телетайпно-телеграмного к  расслабленно-вальяжному, бархатному, шелковому, плиточно изразцовому, к разлитой во всем неге. Даже когда погоня, битва. вычерпывать в безумной спешке бассейн для омовений кожаным ведром, хлюпать по болоту за пленившим тебя охотником. Не для красного словца сказала, что сбегала в роман от осенней тоски, плохо или хорошо, но привычно читаю несколько книг в одно время, с выбором обычно везет, совсем скверные попадаются редко, однако такого уровня погружения не доводилось испытать очень давно, со времен идиатулинского "Убыра".

  А все-таки. что за книга, о чем она, ну. помимо атмосферности? Феминистские сказки тысячи и одной ночи. Нет, не оговорилась и в данном случае не оксюморон. Вполне себе сочетаемые, как оказалось, вещи. Уточню, никакой дискриминации по гендерному принципу, мужчины здесь хороши, благородные воители, серьезные ученые, предриимчивые купцы и даже владелец хамама, сохранивший девственность своей лучшей банщицы. Ну и просто выпить не дураки. Но действующая сила романа женщины. Три героини, каждая хороша по-своему, обладает набором свойств и качеств, присущих ей одной и ни одна не злодейка. То есть, одна злокозненная гадюка есть, но роль ее в происходящем невелика, появляется ненадолго в начале, совсем ненадолго в конце, играет роль слепого инструмента судьбы и не стоит серьезного упоминания.

  Хорошо, а как с сюжетом? О, это именины сердца. Незатейливая тема обетованных возлюбленных и подмененных детишек оплетается, обвивается и закручивается в сложную спираль, подобие ДНК. Не пружину, готовую взметнуться и распрямиться, но одинаково напряженный во все время чтения сосуд с ощутимой пульсацией живой крови внутри. у меня только в третьей четверти внимание к происходящему чуть ослабело, но к финалу, как и положено в лучших историях, все вернулось, многократно умножившись. Все узелки связались, подарив потрясающей красоты восточный ковер.

  Чудесная книга, я понимаю, почему была в шорте Большой книги. Не понимаю и никогда не пойму, отчего не взяла награду, ну да не в цацках и побрякушках дело, а в том, что хороший роман насыщает правильной информацией океан коллективного бессознательного. Спасибо Далие Мееровне за то, что написала, спасибо Льву Александровичу за то, что рассказал.
Tags: история, русская литература, сказки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments