majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Снеговик" Ю Несбё


В лучших историях рассказывается не о великих победах, а о ярких поражениях. Посмотрите на Иисуса. Он попрал смерть, символом Христа должно было бы стать изображение над могилой с поднятыми к небу руками, но вместо этого христиане во все времена предпочитали яркое поражение: он висит на кресте, готовый сдаться. Почему нас трогают только истории о проигрыше?
Занятная мысль, хотя неточна в самой своей сути. Стоять с победно вскинутыми руками кто угодно может, а вот видишь там, на горе, возвышается крест. Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем - такое не каждому под силу. Дело не в поражении, а в попрании, преодолении, перемещении на иную иерархическую ступень в сравнении с теми, кто не страдал. Хотя любителям детективов вряд ли удастся объяснить разницу, у них просто отсутствует встроенный механизм понимания. Чтение "Снеговика" было попыткой преодоления двух читательских идиосинкразий: к норвежской литературе и к жанру детектива. В обоих случаях неудачной: нежно любя шведскую и датскую - норвежской так и не научилась понимать. Детектив, как квинтэссенция литературы поражения, остался не моим жанром.



 Почему поражения? Объясню: зло уже свершилось и в львиой доле детективов речь об убийстве (кража пятисот рублей из общественной кассы мало кому интересна, разве только в ходе расследования появится связанный с этим делом труп, два, три). Мне возразят, что те, кто "наша служба и опасна и трудна" ратуют как раз за то, чтобы убийца не совершил новых преступлений. "Да неужели? - отвечу,- А у меня складываеться впечатление, что они реализуют в погоне за преступником охотничий инстинкт, которому условия жизни в современном мире не оставляют других шансов проявиться. Что до страданий и возможных смертей невинных, вовлеченных их усилиями в расследование: лес рубят - щепки летят. И дальше, когда преступник таки пойман, в чем выразится торжество справедливости? Убиенные воскреснут? Его исправит наказание? Зло, раз и навсегда, будет искоренено? Нет, нет, нет.

  - Ты же любишь Шерлока Холмса.
- Холмс мое все, но он из тех уникальных сыщиков, которым силой интеллекта удавалось предотвратить новые преступления, а не приумножить их снежным комом. Хари Холе, сколько его понимаю, как раз из тех, кто в ходе расследований громоздит вокруг себя убийства в промышленных масштабах. Такой Глеб Жеглов по-норвежски: "Вор должен сидеть в тюрьме!", чрезвычайно обаятельный, живой и доступный пониманию - признаю. Но с кучей головных тараканов и алкогольной зависимостью, чтобы жизнь совсем уж малиной не казалась. Ни ему, ни окружающим. Задайте себе вопрос, до какой степени гипертрофированная активность Снеговика была спровоцирована личностью и действиями Холе? Вы будете удивлены, честно ответив себе: процентов на восемьдесят.

  Что же, по-твоему, не нужно было ловить этого жуткого маньяка, надо было позволить ему безнаказанно убивать несчастных женщин? Конечно надо ловить. Не нужно делать из этого шоу. А "Снеговик" - роман о том, как действующие лица, включая широкую публику, с упоением смакуют подробности. Не случайно ток-шоу-составляющая в нем настолько сильна на всех уровнях. И еще одно, ребят, вы что, в самом деле верите в существование серийного убийцы, которого прихотливая авторская фантазия заставила обставлять преступления с такой тупой помпой?

  Все эти снеговики, которых нужно было, как минимум, слепить. Взрослому человеку, всякую минуту рискуя привлечь к себе нежелательное внимание? Он удовлетворил свою патологическую тягу, получил выброс своей порции адреналина, эндорфина, допамина или что там у них поступает в кровь в результате успешно осуществленного преступления. За каким хером ему лепить снеговика на виду у всего света? Я уж молчу о последнем, невероятным образом доставленном на второй этаж (о, боги мои, яду мне) Но финальная сцена с петлей это вообще что-то с чем-то.


  Резюмируя: норвежская литература не стала моей; детектив не стал моим жанром; литературе поражения предпочитаю литературу преодоления и победы. Хотя бы даже совсем неброской: Но, Учитель, на касках сверкают рога. черный ворон кружит над крестом. Объясни мне сейчас, пожалей дурака, а распятье оставь на потом. Побледнел Спаситель и топнул в сердцах по водной глади ногой: Ты верно дурак! И Андрей в слезах побрел с пескарями домой.

 
PS Мне жаль разочаровывать дам, которых ввело в заблуждение описание многих постельных подвигов Хари, но с тем уровнем потребления алкоголя, который для него норма, у него, скорее всего, не стоит. Это в обратной пропорции.
Tags: детектив, скандинавская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments