majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Форма воды" Дэниэл Краус


Это шестидесятые, скоро мы будем жить в женском мире, вы получите все те же возможности, какие сейчас есть у мужчин. Мой совет: будь готова, ищи себе место. Впрыгивай в лифт прямо сейчас.

  -  Не понимаю, что за радость читать книгу, написанную по фильму.
- Ну, во-первых кино я люблю; во-вторых книга - это ведь не Гильермо дель Торо, он только для сценария адаптировал, а написал совсем другой человек: а в-третьих, книга всегда больше фильма, в этой интересная линия Лэйни, которая из фильма совсем выброшена.
- Лэйни, кто это?
- Жена того придурка Стрикленда, который с пальцами помнишь? (гримаса отвращения - помнит). В фильме красивая глупая кукла, стэпфордская жена, а в книге живой человек со своим пониманием происходящего, поиском собственного пути в жизни.

И еще обувь. Фриковатая Элиза фильма достаточно хороша, но из кино исчезла одна одна деталь, придающая ей в моих глазах дополнительного очарования - туфли. Некрасивая немолодая немая уборщица не может отказать себе в единственной страсти и слабости, она покупает в комиссионках и на распродажах невероятных фасонов туфли. За неимением специального гардероба, они висят на вбитых в стену гвоздях, хотя как квартиросьемщик женщина не имеет права вбивать в стену гвозди. Пройтись по тротуару в изумительной красоты туфельках - одна из немногих. едва не самая большая радость. которая есть в ее жизни.

  Была, до появления странного существа из джунглей Амазонии, звероподобного бога. богоподобного зверя, непостижимого в самой своей основе. Могучего пленника, который любит вареные яйца и без слов понимает о тебе то, что земной мужчина не понял бы, даже обладай ты возможностью сказать тысячу слов. Он станет первой и единственной твоей любовью, ты для него тоже единственной в своем роде, и вы оба должны умереть. Он. разъятый на части в ходе вивисекторских опытов. Ты, в тоске и одиночестве,много лет спустя. а коли так,не попытаться ли обыграть Судьбу?


  Шедавром эту книгу, в отличие от снятого по ней кино, я не назвала бы. Но довольно приятное чтение. Моей самой большой любовью в книге, как и в фильме, стал Хоффстетлер:
      С печалью он осознал, что любой близкий человек может стать заготовкой для шантажа. Поэтому у него не осталось выбора, и он был вынужден порвать с одной приятной женщиной, перестал ходить на веселые и дружелюбные вечеринки для преподавателей в университете.
      Он занялся домом, где жил, ликвидировал большую часть мебели, опустошил ящики и шкафы и, сидя на полу в ту первую ночь, один посреди вычищенного и простуканного пола, смотрел, как мокрый снег ложится на подоконник и повторял «Ya russkiy, ya russkiy», пока сам в это не поверил.
      Неплохим выходом стало бы самоубийство.
Tags: американская литература, кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments