majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Словарь Ламприера" Лоуренс Норфолк


Поговорим о деле
Причем начистоту:
Осада ля Рошели
Едва ль нужна Христу.

  Семантика утверждает. что отношения человека с предметом начинаются задолго до реального знакомства с его качествами и свойствами, основное (и чаще всего неизменное) представление о чем-либо мы получаем уже  на стадии называния, знакомства с именем. Первая ассоциация к "Словарю Ламприера": литературоцентризм, тамплиеры, родовое проклятие, несметные сокровища и тайные знания, теория заговора, конспирология, масоны. каббала, теневое владычество над миром. Вторая; "Лампа Мафусаила", Пелевин, литературоцентризм, постмодерн, смысловые галлюцинации, теория заговора, конспирология, масоны, каббала, теневое владычество над миром.

Англоязычному читателю повезло меньше, в нем не зажигается реакция ассоциативных цепей к пелевинскому творчеству, аналогом ментального слюноотделения на лампочку у собаки Павлова. Хотя возможно, звук имени Ламприера пробуждает другие, не менее ценные, воспоминания. Констатирую: предчувствия ее не обманули. В книге так или иначе появится все помянутое. Пусть не буквально, пусть отраженным в кривом зеркале постмодерна, побуждающего Толстого с Достоевским сражаться против зомби, а императора Павла при содействии Месмера создавать Страну Грез, коей станет Смотрителем.

  Этот реверанс Виктору Олеговичу был не от большой любви к нему, но для того. чтобы уточнить, Лоренс Норфолк пользуеться в романе приемом, знакомым русскому читателю по пелевинским "Т" и "Смотрителю", а наиболее продвинутые вспомнят "Посмотри в глаза чудовищ" Лазарчука-Успенского, где носителем сверхспособностей становится Николай Гумилев. Так вот, Джон Ламприер, автор "Классического словаря, содержащего полный отчет обо всех именах собственных, упоминающихся у классических авторов"; теолог, лингвист, учитель. директор школ, викарий - этот Джон Ламприер - реальный исторический персонаж. И он, разумеется, не имеет никакого отношения к описанным в книге приключениям очкастого нескладехи, облаченного в розовое в яблоках пальто.

  Для меня "Словарь" второе знакомство с Норфолком и первый роман "Пир Джона Сатурналла", вопреки уверениям поклонников, не произвел впечатления интеллектуальной прозы. Вторая книга лишь укрепила во мнении. Да, крепкий беллетрист. Да, закручивает сюжет, используя все имеющиеся под рукой отвертки, шуруповерты и шестигранники. Да, наталкивает в текст интересностей столько, что того гляди через верх хлынет: история, любовь,тайны, интриги, жуткие преступления, расследования, эзотерика всех возможных видов - все для поддержания читательского интереса.

  Нет, не мастер сюжета, как попало свалив на голову читателя кучу сведений, какие сумел урвать, бежит за следующими, в ложной уверенности, что механическое нагромождение большой кучи стоимостей может создать ценность. Не создает, сэр Лоренс, для ценности потребна алхимия литературы, которая переплавит небольшое количество исходного материала в тигле и отольет из него сокровище. Из предложенных вами материалов могло бы выйти при умелом убращении несколько шедевров, но вышло,что вышло и более всего это напоминает узоры ночных поллюций Императора на простыни, с таким знанием дела описанные вами. 

  Резюмируя: так себе роман, удручающе многословный, большей частью скучный до ломоты в скулах, несмотря на все усилия автора поддержать интерес; концы с концами нигде не сходятся и для авторских объяснений требуется целая развернутая глава; ожившие механизмы и обращенные в механизмы люди выглядят омерзительным ничем не оправданным анахронизмом (что бы ни говорили о стимпанке, к которому "Словарь" имеет такое же отношение, как к покорению космоса - читай: никакого). Но теперь уж пусть будет.
Tags: английская литература, мифология, язык
Subscribe

  • "Язык как инстинкт" Стивен Пинкер

    Ваш великий и могучий Структуральнейший лингвист Во все времена во всех человеческих сообществах язык изменялся, хотя разные части языка…

  • Beautiful World, Where Are You by Sally Rooney

    Где все мы будем счастливы когда-нибудь Dublin is, and I mean literally and topographically, flat. Дублин, я имею в виду: буквально и…

  • "Нечего бояться" Джулиан Барнс

    Жизнь и так далее Бог есть, но Он знает об этом не больше нашего Жюль Ренар Джулиан Барнс эссеист и он же рассказчик - это все-таки сильно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments