majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Тайна Эдвина Друда" Чарльз Диккенс


Тихий городок, словно бы неживой, весь пропитанный запахом сырости и плесени, исходящим от склепов в подземельях под собором; да и по всему городу то тут, то там виднеются следы древних монастырских могил; так что клойстергэмские ребятишки разводят садики на останках аббатов и аббатис и лепят пирожки из праха монахов и монахинь, а пахарь на ближнем поле оказывает государственным казначеям, епископам и архиепископам те же знаки внимания, какие людоед в детской сказке намеревался оказать своему незваному гостю – а именно: «Смолоть на муку его кости и хлеба себе напечь».

Я читала ее, сразу после телесектакля. Понимаю, что для ребенка не самое подходящее чтение. Но мне везло, мама не верила, чтобы от книг мог приключиться какой-нибудь вред, и позволяла читать без цензуры, руководствуясь принципом: плохую сама бросит, а хорошей от нее не спрячешь. Ко времени "Тайны Эдвина Друда" у меня уже было два Диккенса: "Лавка древностей" и "Большие надежды", это позволяло считать себя главным специалистом по нему. А Сергей Юрский так значительно говорил в эпиграфе спектакля: "Ваша проницательность, ваше умение разгадывать сложные человеческие характеры..." Наверно страсть к разного рода литратурным играм уже тогда была моим всем, а здесь такая. что ух! В общем. я взялась. И ни-че-гошеньки не помню. Кроме негашеной извести, ужас перед которой на долгие годы стал персональной страшилкой. Засев так глубоко, что даже во время летней школьной отработки, когда пришлось белить стены почему-то в РайОНО, надевала перчатки не для того, чтобы не пачкаться, а чтобы защититься от этой известки, кто ее знает, вдруг негашеная попадется?

Тут ведь, понимаете, в чем дело,если книга хороша. она так впечатается в память, что годы не сотрут. Да меня и теперь подними среди ночи и скажи; Крошка Нэлл, Квилп, Мальчишка Квилпа. Кит, Чарли и Герцогиня, отвечу - "Лавка". А Пип. Эстрелла, мисс Хэвишем - это "Большие надежды" Потому что те два романа по-настоящему великие. Что до "Тайны", то беда ее не в неоконченности. Хотя да, роман с исчезновением героя при странных обстоятельствах, с роковыми страстями, непонятными незнакомцами, прибывшими из колоний и в детстве претерпевшими многие беды, с мрачными склепами, с наркоманией - это в советское-то время!, так вот, роман со всем этим, да еще оставшийся незавершенным по смерти автора по всему должен бы приковывать к себе интерес. Но... не приковывает. Только и осталось в памяти, что яма с негашеной известью, способной без остатка растворить человеческое тело.

  Но я теперь читаю "Друда" Дэна Симмонса, о нем еще напишу, как закончу, а в этом романе, как легко догадаться из названия, речь пойдет о последней книге Диккенса. Симмонс литературоцентричен, он педагог, и не пренебрегает возможностью повысить образовательный уровень своего читателя. За что земной поклон (хотя "Друд" вещь в этом отношении куда как спорная). И я все вспоминала, читая, то давнее знакомство, все не могла вспомнить, пока не решилась освежить в памяти, да хоть пробежаться галопам-по-европам. Итак, молодые люди из хороших семей помолвлены с детства и любят друг друга искренней братской любовью. Ко времени описываемых событий, родители Эдвина и Розы умерли и они вольны расторгнуть помолвку, но к чему? Это удобно, уютно. да к тому же придает обоим дополнительной значимости в глазах окружающих, той, к которой так чувствительны все без исключения сердца, в особенности юные.

  У Эдвина есть родственник Джон Джаспер, небогатый. в отличии от своего молодого кузена и тайно страстно влюбленный в Розу. Он подвизается регентом в церковном хоре. обладает абсолютным слухом и может, например, по тону звяканья определить любой из ключей в связке церковного кладбищенского сторожа Дульса, с которым зачем-то сводит знакомство, хотя они явно не ровня друг другу: старый пьянчуга неглуп, но совершенный бирюк. И к чему Джаспер подпаивает его? Тем более странно, учитывая, что сам он раб иной. еще худшей страсти - курильщик опия. В книге смутно говорится о некоей тяжелой болезни, в лечении которой помогает опий, хм-хм. Как-то раз в порыве пьяной откровенности Дульс рассказывает приятелю о яме с негашеной известью, которая может за несколько дней совершенно растворить любую попавшую туда органикуу.

  А тем временем, в городок прибывает еще одна пара - молодые люди из колоний, опеку над которыми отобрали у их жестокосердного рабовладельца отчима и перепоручили солидному джентльмену, который и привез брата с сестрой в Клойстергем. Елена должна поступить в тот же пансион для благородных девиц мисс Твинклтон, где  живет до замужества Роза, Нэвил болтается без дела, по обыкновению богатых англичан того времени. Кстати, Эдвин не бездельник, он учился на инженера и готовится ехать в Египет, где возьмет на себя управление фирмой отца. Перспектива такой поездки страшно не нравится Розе. Так вот, Нэвил с Еленой ненавидели отчима и несколько раз предпринимали попытки бежать от него, во время которых девушка переодевалась мальчиком. Но теперь в милой Англии все спокойно и недюжинные актерские способности ей не пригодятся. Или наоборот?

  Вы уже догадались, что Нэвил тоже влюбится в Розу? И это не заставит его питать особой нежности к Эдвину? Ну вот, а когда на следующий день после ссоры между молодыми людьми Эдвин исчезнет, подозрения падут на соперника. Тем более, что последним, в обществе кого видели Друда, был молодой цейлонец. Нэвила арестовывают, впрочем, скоро отпускают за отсутствием состава преступления - Эдвина нигде нет но подозрение тяготеет над ним, пачкая доброе имя, а репутация для джентльмена - Альфа и Омега. И в городке появлется несуразный персонаж с копной седых волос, который все что-то разнюхивает. А дальше Диккенс не успел написать, потому что умер.


В качестве иллюстрации я выбрала обложку первого издания, нарисованную Чарьзом Коллинзом, зятем писателя и братом того самого Уилки, которого так жестоко аттестует Симмонс на страницах своего "Друда". Выбрала не случайно, исследователи склоняются к мысли, что под личиной лохматого незнакомца скрывается Елена, решившая спасти брата от подозрений (помните, она и во время побегов все переодевалась?). А обложка рисовалась с учетом пожеланий Диккенса и следовательно может содержать намек на разгадку. Особо усердные диккенсоведы даже находят в приезжем сходство с Еленой, изображенной в правом верхном углу под руку с братом. Не стоит забывать, что Диккенс писал "Тайну", будучи тяжело больным и крайне вымотанным турне с публичными чтениями. Я не могу, при всем желании. поставить книгу в один ряд с "Дэвидом Копперфильдом" или двумя, о которых говорила прежде. Но он был мастер, книга хороша, а тайна остается тайной, покуда кто-нибудь не разгадает ее.

Tags: английская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments