majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Дым" Вилета

Любите Диккенса и питаете слабость к викторианскому роману? Тогда вам не сюда. Предпочитаете готический с его мрачными тайнами и на особый лад стройной, хотя извращенной, логикой? Проходите мимо. Уважаете фантастические детали, коренным образом изменяющие обыденность? Как мир Саракша, в котором особенности атмосферы искажают рефракцию солнечных лучей и горизонт поэтому кажется поднятым кверху, что меняет всю космогонию у Стругацких; или горючему железу и невозможности огнестрельного оружия в "Кесаревне" Лазарчука? Не стоит брать эту книжку. Как же, а в аннотации написано, что все это будет в больших количествах. На заборе тоже написано. а там всего лишь дрова (в больших количествах).
Собственно, дрова, уголь, горящая нефть и что там еще способно обеспечить максимальное задымление в процессе горения, здесь есть. Автор позаботится натолкать в свой претенциозный роман столько всего, что крышка коробки не закроется: дедовщину в привилегированном учебном заведении; юношу, столь же порочного, сколь прекрасного (Стирфорт же!) он потянет у Диккенса. Сумасшедшего члена аристократического семейства, которого тщательно скрывают от мира - у Шарлотты Бронте. Благодушного толстяка, под личиной которого кроется прозорливый сыщик и несчастную затравленную женщину позаимствует у Уилки Коллинза. Галерею одержимых ученых подарит Вилете Мери Шелли. И еще много чего у кого: курочка по зернышку, а весь двор в говне.

  Оно бы и ничего, в конце концов, мировая культура знает ограниченное количество сюжетов, что не мешает ей создавать шедевры, а постмодерн вовсе сплошь цитируемость, интеллектуальная игра автора с читателем в "угадай откуда". Оно и было бы ничего, когда бы в романе господина Вилеты обнаружилась хоть тень внутренней логики, хоть один условно живой (как бывают условно съедобными грибы - в пищу не рекомендуется, но с голодухи и при длительной термической обработке можно) персонаж. Но нет, такого удовольствя автор международных бестселлеров своему читателю не доставит.

  Логика здесь отсутствует за ненадобностью и перемещения персонажей внутри романного пространства имитируют не то броуновское движение молекул, не то метание наевшихся дустом тараканов или бег по двору курицы с отрубленной головой. Единственным, хотя слабым, утешением, служит то, что герои совершенно картонные. Иной раз кажется, что в муляже полицейской машины или пластиковом полисмене у дороги (да что там - в лежачем полицейском) больше жизни, чем в этих Томасе, Генри и Ливии, я уж молчу о прочих "героях".

 Это вот зачем такое, на полтыщи страниц? К чему? В чем фишка? Собрать с миру по нитке персонажей, сюжетных ходов, деталей и склепать из них детский пластиковый конструктор? У всех идет дым из попы, а чтобы не шел, имеются волшебные леденцы, волшебные сигареты и волшебные противогазы (о, боги мои, яду мне!) Напоследок вспомним доброго русского графа, который не бреет бороды и другого русского бородатого дяденьку с его слезой ребенка, что здесь преобразуется в четыре галлона крови, которая должна выпустить из преисподней бесов революции. А впрочем - неважно. Этой книге ничто не способно навредить больше, чем сделал ее автор.

  Вердикт - в шредер, весь тираж, и немедленно.
Tags: канадская литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments