majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

В.В.Путин в литературе (из недавно прочитанного)


  Кому нравится не только проживать жизнь, но и наблюдать за тем, как все в ней устроено, знает, как  редко события происходят в соответствии с умозрительным графиком, по которому их ожидаешь. Чаще группами, где еще вчера ничто, казалось бы, не предвещало: "то пусто, то густо", "не было ни гроша, да вдруг алтын". И я не могу назвать президента России человеком, часто появляющимся в литературе. Вернее не так - может быть в той, которая рассматривает высокую геополитику, властные интриги и есть же целый кластер псевдолитературы, которая исключительно занята живописанием кремлевской жизни; у такой и читателей достаточно и там, наверняка, имя Путина на каждой третьей странице, но меня Бог избавил от таких преференций - не читаю.
Я сейчас говорю о книгах, хороших и разных. Очень хотелось бы, чтобы все они были хорошими и отменными, но так не бывает и отделять зерна от плевел в ходе чтения приходится. Случилось почти одновременно прочесть четыре, в которых Гарант моей Конституции появляется не фоном (неопределенное "власть"), а собственной персоной, они уютно объединились в группу, впечатление от которой было бы жаль растерять. С этой единственной целью - сохранить слепок ощущения, пишу этот текст.

  Итак, по хронологии чтения: Дэн Симмонс, "Флэшбек", антиутопия об экономическом коллапсе западной кредитной системы, разрушившем принципом домино прочие части нынешней стабильной жизни. Недалекое будущее, группа малолетней шпаны, которой нравится называть себя бандой, приценивается к принтованным футболкам, Симмонс хорош и заслуживает того, чтобы процитировать его:

В центре ее было одно-единственное пятнышко. Оно стало увеличиваться в размерах, пока не превратилось в человека, обнаженного по пояс и быстро идущего навстречу покупателю. Вскоре уже можно было разглядеть его лицо. Владимир Путин.

— Ну просто блеск, нах, — загудел Сули.

— Заткнись, Сули, — велел Койн.

Путин шагал к Койну до тех пор, пока мощный обнаженный торс и мускулистые руки царя Владимира не заполнили спину футболки целиком. Потом торс сменился лицом Путина, а лицо — прищуренными глазами.

— Ни хрена себе, ему же лет сто пятьдесят, — сказал Манк.

Голос его звучал приглушенно в присутствии силовика, дольше всех в мире сохраняющего власть. Путин был «силовиком» также и в смысле физической силы.

— Всего восемьдесят, — автоматически сказал Вэл. — Он родился в пятьдесят втором. На шесть лет старше моего деда.

— Заткнись, — приказал ему Койн. — Слушай.

Повернув голову, прищурившись и заглянув Койну прямо в глаза, Путин с футболки сказал по-русски:

—  Moio sudno na vozdushnoy podushke polno ugrey.

Каждый слог звучал, как выстрел. Койн бешено рассмеялся


  Дальше "Красный воробей" Мэтьюса, я читала по-английски и не озаботилась уточнить, имеется ли русский перевод, но этот шпионский роман не заслуживает цитат, довольно будет сказать, что эпизодчески появляющийся в нем российский президент пьет чай используя подстаканник, проявляет потрясающую осведомленность в деталях планирующихся внешней разведкой операций и личной жизни фигурантов, поправляет одного из руководителей службы, который в личном докладе произносит: "Мой человек в Штатах" - "Мой человек, - сказал Президент всей Руси"; и вообще, играет роль некоего мрачного бога, всеведущего и всемогущего, постукиванием пальца по столу вершащего судьбы героев, а заодно уж и мира. Ах да. там был еще удивительный момент в начале, когда малышка Доминика, истовая патриотка, придя домой, объявляет диссидентствующим родителям: "Я читала последнюю статью Путина и там говорится..." (не помню уж, какая очередная чушь Мэтьса говорилась в статье, но как россиянка, могу заверить, что статей Путина в центральной прессе видеть не доводилось.

 "Рамка" Ксении Букши, тут все не так однозначно, девушке, все же, жить в стране, активно издаваться и вообще она восходящая звезда. А Восходящим Звездам не стоит наманикюренным ноготком карябать Власть. Хотя, с другой стороны, лавры Либерального Писателя тоже блазят потому в удовольствии вывести в своей книге Первое Лицо государства она отказать не может, но предусмотрительно скрывает его за эвфемизмом "царь" и, чтобы уж совсем комар носа не поточил - псевдонимом "Серый" (не "Вовочка", кто понимает). В главе "Пресс-конференция царя" он эволюционирует от хитрована восьмиклассника с замашками уличной шпаны до старика, прежде он не хочет отвечать на вопросы символически представленного в Ксюшиной книжке народа, а после уж и говорит что-то, да никто ничего не слышит: власть ли поглотила человека, время ли?


  И теперь к главному, хотя очень коротко, времени совсем нет. "Агафонкин и время" Олега Радзинского, чудо, что за книга, о ней позже, отдельно и много. Но дело в том, что в ней В.В.Путин даже под собственным именем (в предуведомлении сообщаеться, что совпадение случайно и не имеет отношения, и бла-бла-бла). Там возможность проследить эволюцию на примере нескольких эпизодов детства и одного - юности. Решительный, бесстрашный беспринципный, умеющий любого подчинить своей воле и заставить поступать в соответствии с собственными представлениями о том, как все должно происходить. Дьявольская хитрость, изворотливый ум, который с пособен заставить служить себе существ высшего порядка, подчинить само время. Будем как боги... Но об этом позже и не здесь.
Tags: американская литература, русская литература
Subscribe

  • Текстоцентрическое

    Текстоцентрическое Река эта – сплошной обман? Мнимая красота, скрывающая беспримерное уродство? Или, наоборот, – одна только правда? Чистая,…

  • iodb.ru

    iodb.ru Posted by Майя Ставитская on 7 июн 2018, 09:40

  • Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным.

    Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным. Posted by Майя Ставитская on 18 май 2018, 11:57

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments