majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Семья Тибо" второй том. Роже Мартен дю Гар.

Продолжаю суммировать впечатления от "Семьи Тибо". "Второй том", не совсем точно отражает то, о чем собираюсь говорить. Формально части "День врача" и "Смерть отца" разнесены по двум книгам и даже не следуют одна за другой непосредственно - между ними "Сестренка": сплав вялого детективного расследования, инцестуальных мотивов запретной страсти, мильона терзаний трепетной девичьей души и повести о настоящем селфмейдмене. Но между четвертой и шестой частями книги настолько очевидная связь, что пренебречь ею не могу, они словно бы выталкивают пятую, втиснутую между них. Обе повествуют о боли, страданиях, мучительных и большей частью бесполезных процедурах, предпринимаемых медициной, чтобы отсрочить неизбежный конец.

Не люблю про болезни: отчасти потому, что, подобно герою Джерома К.Джерома тотчас нахожу у себя симптомы всех, о которых слышу (за исключением родильной горячки); частью руководствуясь принципом "не буди лиха". А что, кто-нибудь любит? Разумеется. Люди, которые сладострастно описывают симптомы, ход протекания, методы лечения, мнения врачей, если приходится созывать консилиум. Такие, как Роже Мартен дю Гар. Современники и коллеги-писатели говорили, что он стал бы врачом, не стань писателем, а сцену с операцией из "Поры расцвета" относили к вершинам мировой литературы, повествующей о медицине. Не смею спорить - в силу описанных выше причин, сама я лишена возможности составить представление о литературе такого рода.

  Итак, Антуан с блеском выдержал все положенные экзамены, и с упоением отдается врачебной практике, которую не без оснований считает своим призванием, хотя в глубине души лелеет честолюбивые планы о медицинских исследованиях, которыми посвятит себя, когда. Когда что?  Ну, времени и средств будет побольше. То есть? То есть, когда смертельная болезнь папы одержит верх над сопротивлением крепкого организма и противостоящим ей усилиям врача. Его, Антуана, усилиям. Отец покинет юдоль земных страданий и вот тогда... Но об этом не следует думать ибо жизнь священна и мы будем сражаться до последнего. Длить муки обреченного человека, лгать ему о новых лекарствах, которые, вот именно теперь применим против незванного пришельца, подчинившего себе организм. 

  "День врача" - множество визитов к больным разной степени тяжести, относящимся к различным социальным группам, по-разному воспринимающим свою болезнь и вынужденную необходимость подчинять ей жизненный уклад. Традиционные осмотр и наставления отцу; мучительная процедура впрыскиваний видному политику, такому вальяжному и уверенному со всеми окружающими и только он. доктор, видит этого человека с лицом, искаженным гримасой страдания, скулящим от боли, дергающим ногами, как препарируемая лягушка.  Жуткая сцена с "грехами отцов" - слепой ребенок, рожденный невесткой по причине наследственного сифилиса, ген которого достался сыну от свекра. Совершенно очаровательная и оптимистичная  - о двух братьях-подростках, оставшихся сиротами, но не павшихз духом. Мальчишки взяли свою жизнь в собственные руки и не только не канули в море житейских невзгод, но еще и намереваются преуспеть.

  Меня заинтересовал и многое объяснил визит богатой красавицы, жены шапочного знакомого доктора, привезшей на ежемесячный осмотр дочь. У девочки доктор диагностирует туберкулез костей и предписывает ей гипсовый корсет позвоночника, своего рода экзоскелет, которым медицина начала прошлого века пыталась противостоять этому заболеванию. Вспомнилась Пат, возлюбленная героя-рассказчика в "Трех товарищах" Ремарка, которая рассказывала Роби о том, что два года провела, прикованной к постели. Я читала ту книгу по-немецки, когда учила язык и неумение соотнести это с чахоткой. от которой в результате девушка умрет, списывала на свое малое владение языком. Оказывается, это было в то время обычной врачебной практикой. И страшная вечерняя сцена, безжалостной волей автора разыгранная в доме Николь (помните племянницу г-жи  Фантонен?), теперь красивой молодой женщины, у которой... Не могу об этом.

"Смерть отца" - описание мучительной агонии Оскара Тибо, растянутое на две сотни страниц. Качели, на которых он уносится от надежды к отчаянию и к новой несбыточной надежде на выздоровление. Бодрая ложь сына, уверяющего, что новое средство непременно поможет - и это тогда.  когда метастазы уже распространились по всему организму. Мышиная возня малых мира сего, которых падение этого колосса тоже погребет, оставив без средств к существованию и нужно, пока не поздно. хотя бы попытаться выговорить себе небольшую долю в наследстве. Гордыня умирающего и нежелание поступиться прежними принципами даже для того, чтобы утешить несчастного секретаря, о достойном обеспечении будущности которого он уже позаботился. И богоборчество. И примирение с собой. И новые волны отчаяния, которое переживает дух, насильственно заточенный в темницу разлагающегося тела. И невольный крик читательской души: Да кончайте вы уже с ним, кто посмел назвать священной жизнь, способную приносить одни только страдания?!


  В общем, та еще мука. Но Антуан молодец. Мда.
Tags: французская литература
Subscribe

  • "Криппен" Джон Бойн

    Ужасные невинные Всякая женщина — зло; но дважды бывает хорошей: Или на ложе любви, или на смертном одре. Джон Бойн не мой автор. Для…

  • "Лестница в небо" Джон Бойн

    Вниз по лестнице, ведущей вверх (британское издание) Неужто издавать книги никогда не перестанут? – спрашивал себя Гор. Быть может,…

  • "После войны" Ридиан Брук

    Хороший левак укрепляет брак Русское убеждение, что в малом количестве немец пошл, а в большом - пошл нестерпимо, было, он знал это,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments