majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Categories:

"Тайная жизнь пчел" Сью Монк Кид.



      – Негры хотят стать людьми. Вы против этого?
      – Что вы, сэр! Боже избави! Но для того, чтобы стать людьми, им придется воевать с теми, кому этого недостаточно.     
  – Вы бы хотели, чтобы они стали людьми?
      – Да. Но понять это мне будет трудно. У меня слишком многие «здесь покоятся». Как бы вам объяснить? Ну, вот допустим, ваша собака… она, кажется, очень умная.
      – Да, очень.
      – Допустим, ваш пес умеет говорить и стоять на задних лапах. Допустим, он и во всех прочих смыслах молодчина. И, может быть, вы пригласите его к обеду… Но увидеть в нем представителя людского племени… это как?
      – То есть, что я скажу, если моя сестра выйдет за него замуж?
      Он засмеялся.
      – Я только стараюсь вам втолковать, насколько трудно человеку изменить свое отношение к вещам. И поверьте, неграм будет так же трудно смотреть по-другому на нас, как и нам на них.

"Путешествие с Чарли в поисках Америки" Дж. Стейнбек.
Такие вещи редко, но случаются в литературе. Никому не известная зрелая дама, в прошлом медсестра, после окончания писательских курсов кропает понемногу о духовном прозрении, любви к себе, о новом понимании христианства в свете феминизма. Приобретая определенную известность в определенных кругах. А потом в сорок четыре года выстреливает дебютным художественным романом, который мгновенно становится бестселлером, переживает адаптацию для сцены и ставится на театре; по книге снимают фильм со звездным актерским составом. Жизнь удалась? Несомненно.
В чем причина такого феерического успеха? Хорошо написано. Сью Монк Кид дарит истомленному велеречивой бессмыслицей постмодерна читателю историю со связным сюжетом и понятными героями, совершающими осмысленные поступки. Очень грамотно выстроенный сюжет, который каждая дополнительная деталь двигает вперед не одним, а двумя, тремя способами, вплетаясь в прежние события и становясь частью следующих. Многообразие поднятых тем, каждая из которых найдет отклик в  большинстве сердец: семейное непонимание и отчуждение; чувство вины; обида на родителей; феминизм; расовые проблемы. Обращение к совершенно беспроигрышному архетипу - Золушки.  Одновременно это роман взросления, авантюрная история с осуждением невинного, заключением под стражу и побегом; история Ромео и Джульетты; детективная интрига; ненавязчивый научпоп о жизни и повадках насекомых.

  А не слишком ли много для одной книжки? Нет, там все очень компактно упаковано, для всего найдены простые убедительные слова иллюстрирующие простые действия, а если аккуратный налет потустороннего и присутствует, ему тотчас находится убедительное объяснение сразу с двух точек зрения: бытовой (простое совпадение) и христианского феминизма (такова была Высшая воля). Вот Лили вспоминает эпизод из детства: отец с матерью ругаются, на полу открытый чемодан с набросанными впопыхах вещами, рядом пистолет. Потом грохот, дальше она ничего не помнит, а после мамы не стало. И она вынуждена жить с ненавидящим ее отцом, который такой уж изверг: одежды не покупает и сиротка сама шьет ее себе, похожая на пугало среди чистеньких ухоженных американских подростков своего класса; без конца орет, а то и поколачивает; заставляет торговать персиками из своего сада у дороги, а читать в ожидании покупателя книги запрещает; за малейшую провинность ставит на колени на крупу. Ну не изверг ли? И как не пожалеть бедную девочку?

  И в голову сердобольному читателю не придет, что четырехлетний ребенок не мог случайно выстрелить из пистолета. Опустим вопрос, почему валявшееся (!) в кладовке огнестрельное оружие оказалось заряженным, но его прежде нужно снять с предохранителя, а после нажать тугой спусковой крючок. Пальчикам четырехлетней девочки это не под силу. Но "Тайная жизнь пчел" допускает многие вещи, которых в реальной жизни не может быть, потому что не может быть никогда. Понимаете, разного рода мысли о том, что единственное различие между черными и белыми в цвете кожи, они просто не могли возникнуть в голове девочки-южанки в 1964. Это были особые, столетиями складывавшиеся отношения, глубоко порочные в сути, но допускавшие единственное отношение к происходящему, если ты хотел сохранить целостность - принять как есть.

  Невозможен был поступок Розали, вылившей табачные плевки на ноги белых мужчин. Еще более невозможен побег чернокожей женщины из-под стражи и бегство белой девочки с ней в другой город. И тем более невозможно по тем временам было бы остаться для девочки жить в доме ч ернокожих пасечниц. Все строится на допущениях максимальной адаптации, примерно так, как в моем советском детстве рассказывали историю про злого царя, который расстрелял демонстрацию рабочих, а потом добрый дедушка Ленин сверг царя и стало всем счастье. а потом злая Фанни Каплан застрелила Ленина и толпа разорвала ее в клочья. Ленина.конечно, не вернуть, но хоть не обидно. Так же и здесь, максимальное упрощение для удобства массового потребителя. И это себя оправдало.


  Ах да, главное, о чем забыла упомянуть. "Тайная жизнь пчел" - это "Приключения Гекльбери Финна", вывернутые наизнанку. Мождет потому еще такой успех.
Tags: американская литература, феминизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments