majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Jack London. "Love of live"

    Трудно  представить  менее приятный  сюжет  для  чтения  на иностранном  языке,  которым   владеешь   на уровне,  далеком  от  совершенства.  Что  заставило  выбрать  из всего  именно  этот - не  знаю.  Так было  нужно  зачем-то.  Разумеется,  читала  "Любовь  к жизни"  в детстве, когда  было время Джека  Лондона.  И этот  слился  с  чередой  других  таких  же тяжелых:  "Белое  безмолвие",   "Тропой  ложных  солнц".  То ли дело  гавайские  рассказы. " Алоха оэ" или "Только кулаками"  (этот вообще любимый).
  Клондайк  тоже много  приятных  моментов  подарил. Чего  стоит марафон  старателей ,  призом победителю  в  котором  станет  возможность  застолбить  золотоносный  участок. Из "Смока", кажется.  Три десятка  лет  прошло,  а когда  случается  идти в метель,  нет-нет мелькает  мысль,  что мы  сейчас как они.
  Этот рассказ  другой.  Он тяжелый.  Начинается  с предательства,  проводит (правильнее сказать - тащит)  героя  сквозь череду  неразумных  поступков,  заставляя  его  все больше  деградировать.  Завершается  волчьим  горлом, которое перегрыз  человек и  чудесным  спасением.    Переставшего  уже  внешне  походить  на  человека.
  Язык  был  труден  после  Стейнбека.  Нагромождение  сложных  составных  прилагательных  и  непривычных  глаголов.  Винила  себя,   отсутствие  интереса  к происходящему, которое  отталкивает  и от  несчастного  героя,  и  от  всего,  с  ним  связанного.  Но после  окончания  страшной  одинокой  эпопеи и  возвращения  в  условный социум,  читатель  обретает  куда  более приятное  и  комфортное  чтение.  Язык  из  череды  ледяных  торосов  и  противотанковых  надолбов  превращается  в  орудие общения.
  Гротескного,  окрашенного жалостно-пугливым  любопытством,  но обмена  информацией.  В  то время,  когда человек  идет-ковыляет-бредет-ползет  один, слова, которыми  об  этом  говорится,  превращаются  в  дополнительное  орудие  пытки,  усугубляют  страдание.  Только  вот  в  чем  тут  дело.  Прошедший  круги  ада  герой,  и  впрямь,  внешне  перестает  походить  на человека.  Но  мрачный  "угрюмый  тусклый  огнь  желанья", который  тлеет  в нем,  что он, если  не искра  Божья?
Tags: американская литература, система ценностей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments