majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Джек Лондон "Смирительная рубашка"

  В восемнадцать меня накрыло кризисом. Никаких внешних предпосылок: юная, хорошенькая, общительная. Есть друзья и мальчикам нравилась, хотя звездой отродясь не была. С учебой все в порядке. А жить - никаких человеческих сил. Внутри густая чернота, не привычная с детства серость даже. Хожу по улицам, смотрю на людей и не вижу лиц, образины. как у Гоголя. И всех ненавижу. А больше всех ту, что вижу в зеркале.
  Капкан, ловушка, безвыходность. Помню, в качестве слабого болеутоляющего использовала  "Швейка", такая толстая большого формата была книга, которую читала без конца снова и снова. Это не к тому сейчас, чтобы повертеть у лица красиво сложенными пальцами с отставленным мизинцем: какая тонкая натура. Просто так было, идиот-собакокрад, попавший на бессмысленную войну, представлялся единственным близким существом в целой Вселенной. И один мог утешить ненадолго.
  Как-то случилось ночевать в  бабушкиной квартире в ее отсутствие. Думала, что буду одна,  но неожиданно оказалась в обществе дальней родственницы, которая тоже хотела побыть там по своим каким-то причинам. Много старше меня, дочь академика, закончила один из лучших ВУЗов, престижная перспективная работа.   Такая вся тонкая, импортная, благоухающая неземным ароматом - небожительница.
  Мы редко и ненадолго пересекались прежде, и всегда общение было окрашено тем снисходительно-доброжелательным суррогатом внимания, каким наверное, одаривал всадник из блестящей кавалькады смышленого чистоплотного пейзанина. Семейное предание гласило, что на похоронах моего отца ее отец сказал, что поступлю в любой институт по своему выбору. Но на то они и легенды. чтобы оставаться таковыми. Проверять и в голову не пришло. А тут целая ночь вдвоем. Благо, квартира большая, можно тихо разойтись по разным комнатам.
  Вдруг разговорились и, совершенно неожиданно для себя, рассказала ей то, чем вообще ни с кем не могла поделиться. И со всегдашней своей доброжелательной отстраненностью она пересказала мне повесть Джека Лондона "Смирительная рубашка". Историю человека, сумевшего крайней степени мучительной несвободы, противопоставить абсолютную степень свободы. Затянутый мучителями тюремщиками в смирительную рубашку до судорог во всем теле, герой научился покидать телесную оболочку и странствовать по цепи собственных предыдущих воплощений.
  Всякий раз в новом теле, в другом времени-месте, в иных имущественно-сословных обстоятельствах. Джека Лондона к тому времени без счету перечитала и это было настолько непохоже на всех Смоков и Малышей, что уточнила даже. об одном ли писателе говорим?  Да, -был ответ, - Это он. Так сложилось, что попытка разыскать книгу тогда успехом не увенчалась. Нашла пару лет назад, читать не смогла, показалось нудным,  претенциозным и не соответствующим уровню писателя.
  С той ночи чернота вокруг начала высветляться, заостренные прежде до состояния шипов углы этого Мира - скругляться, а люди снова стали людьми. Это знание. что смерти нет и выход есть всегда, оно меня никогда не оставляло. С Гаухар, так зовут родственницу, мы после не встречались. Но все эти годы я благодарна ей за свет, который вошел в меня. За знание, что ночь бывает наиболее темна перед самым рассветом.  И любовь к жизни.
Tags: американская литература, экзистенция
Subscribe

  • "Малхолланд Драйв"

    "Молчи, скрывайся и таи... Другому как понять тебя, Поймет ли он, чем ты живешь?" Ф. Тютчев "Silentium" А теперь скажите…

  • "Головокружение" Хичкок.

    "А не замахнуться ли нам на Альфреда нашего Хичкока?" - такого рода мысли не посещают уже много лет. Просто есть кто-то, совершенно не…

  • "Человек дождя"

    Откровенно не люблю Тома Круза и более, чем прохладно, к Дастину Хоффману.. Не плохо, не хорошо, я не комитет киноакадемии и влияния на судьбу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments