majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Сова" Эдвард Томас.


Теперь вы должны читать поэзию до конца жизни. Можем начать с поэта, о котором я сейчас говорил.
– Я уже забыла фамилию.
– Эдвард Томас. Чудо, что вы его не знали. У вас столько интересного впереди.
"Сластена" Макьюэн.


Speaking for all who lay under the stars,
Soldiers and poor, unable to rejoice.

Говоря обо всех, лежащих под звездами.
Лишенных радости, солдат и бедняков.



 Читаю Макьюэна и и подозреваю. что встреча с поэзией Эдварда Томаса станет сильнейшим впечатлением вынесенным из очередной встречи со светилом британской романистики. Нет, он определенно не мой писатель, с этой привычкой к многословному обсасыванию незначительных подробностей и раздуванием щек в попытке изобразить интеллектуальность, где ее в помине нет. Ну да сейчас не о нем.

  Томас в поэтической табели о рангах - военный поэт. Родился, учился, женился, дружил с Робертом Фростом, который считал, что ему непременно нужно писать стихи (большую часть творческого наследия Эдварда Томаса составляет критика и эссеистика) и даже посвятил другу стиотворение "Неизбранный путь" The Road not Taken, общался с Ласелиз Аберкромби и Уилфриддом Гибсоном, ничего общег,о кроме фамилий, не имеющими со светилами киберпанка и черного фэнтези наших дней. И я так и не поняла, зачем, будучи уже непризывного возраста, пошел добровольцем на Первую Мировую в 1915. В 1916 повышен до капрала, убит 9 апреля 1917 в чине лейтенанта пулей навылет.

  "Сова" - это как-бы не о войне. Человек спускается с холма. Он продрог, устал и голоден но не в крайней стадии и внутреннее тепло согревает его. А тут кстати придорожный трактир. Можно отдохнуть, поесть и отогреться. После растянуться под крышей в тепле на чистых простынях. Что еще нужно для счастья? Слышит тоскливый совий крик и внезапно понимает, как много лишенных этих простых радостей. И пока им там так плохо, его ужин горчит, и неуютно в мягкой постели. Все.

The Owl

DOWNHILL I came, hungry, and yet not starved,
Cold, yet had heat within me that was proof
Against the north wind; tired, yet so that rest
Had seemed the sweetest thing under a roof.

Then at the inn I had food, fire, and rest,
Knowing how hungry, cold, and tired was I.
All of the night was quite barred out except
An owl's cry, a most melancholy cry.

Shaken out long and clear upon the hill
No merry note, nor cause of merriment,
But one telling me plain what I escaped
And others could not, that night, as in I went.

And salted was my food, and my repose,
Salted and sobered too, by the bird's voice
Speaking for all who lay under the stars,
Soldiers and poor, unable to rejoice.
Tags: английская литература, поэзия
Subscribe

  • "Желание быть городом" Дмитрий Бавильский

    Желание подарить город(а) Иной раз существенна не «фактурка», а послевкусие и желание сравнить впечатления. Причем не только от…

  • О мясниковских миллионах.

    Хорошо быть богатой. А богатой наследницей еще лучше. Не в том смысле, что "вздыхать и думать про себя: Когда же черт возьмет тебя!", а в…

  • О возрасте.

    Недавно проходила тест. Что-то, вроде "Каков ваш реальный возраст" (или "психологический" - не суть). Вышло 33 года. Не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments