majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Ров" Вознесенский.

Вознесенский
  Дочь учится в языковой гимназии. Хорошее место, лучший в городе уровень преподавания иностранных, остальные гуманитарные дисциплины не отстают. Там престижно быть умным и клеймо "ботана" не портит твою жизнь. Наоборот, побеждая в конкурсах и олимпиадах получаешь дополнительные возможности. От поездок в международные лагеря до денежных поощрений. Ей нравится, хотя историю любит больше литературы (я наоборот). Вчера после занятий поболтали немного, пока кормила ее обедом.
  Ребенок расспрашивал о лагерной прозе,  которую им задали читать (представьте, Шаламова), потом разговор перетек на серебряный век, потом как-то к Бродскому и я вспомнила это несчастное интервью, которое все цитировали на прошлой неделе. И стала говорить ей, что это такие мелочи и глупости, кто о ком что  и когда сказал. Мы не за то их любим и участниками противостояния Вознесенского с Бродским в моих глазах скверный отзыв второго о первом не делает. И тогда она спросила: "А Вознесенского ты любишь?"
  Я промямлила, что любила подростком, как без того и наизусть много знаю, но после не возвращалась к его стихам.
-Ну почитай что-нибудь.
-Ты меня никогда не увидишь, ты меня никогда не забудешь.
-Что, неужели его?
-И не только это, ладно, слушай.
Во время войны фашисты на трассе Симферополь-Феодосия расстреливали евреев, цыган и красноармейцев всех национальностей. Сбрасывали в танковый ров и засыпали. А в начале восьмидесятых черные копатели начали отрывать останки и выдергивать золотые коронки из черепов. И Андрей Вознесенский написал об этом поэму "Ров". А все деньги, вырученные за нее, отдал на помощь пострадавшим в чернобыльской аварии. И на то, чтобы на месте того нацистского преступления появился обелиск жертвам.
  Я много из той поэмы помню наизусть, но чтобы снизить градус пафоса, вот тебе (тут о Мандельштаме чуть-чуть вначале, не о нем, но к нему отсылка "век-волкодав").

Старый танковый ров, 
где твои соловьи? 
Танго слушает век-волкодав. 
«Если нету любви, 
ты меня не зови, 
всё равно не вернёшь никогда...» 
Про сегодняшнюю конъюнктуру любви 
рассказала мне повесть свою визави, 
в Вене пепел стряхнув с ноготка. 



Венская повесть


Я медлила, включивши зажиганье. 
Куда поехать? Ночь была шикарна. 
Дрожал капот, как нервная борзая. 
Всё нетерпенье возраста Бальзака 
меня сквозь кожу пузырьками жгло — 
шампанский воздух с примесью бальзама! 
Я опустила левое стекло. 
И подошли два юные Делона — 
в манто из норки, шеи оголённы. 
«Свободны, мисс? Расслабиться не прочь? 
Пятьсот за вечер, тысячу за ночь». 
Я вспыхнула. Меня, как проститутку, 
восприняли! А сердце билось жутко: 
тебя хотят, ты блеск, ты молода! 
Я возмутилась. Я сказала: «Да». 
Другой добавил, бёдрами покачивая, 
потупив голубую непорочь: 
«Вдруг есть подруга, как и вы — богачка? 
Беру я так же — тысячу за ночь». 
Ах, сволочи! продажные исчадья! 
Обдав их газом, я умчалась прочь. 
А сердце билось от тоски и счастья! 
«Пятьсот за вечер, тысячу за ночь». 

Tags: русская литература
Subscribe

  • Текстоцентрическое

    Текстоцентрическое Река эта – сплошной обман? Мнимая красота, скрывающая беспримерное уродство? Или, наоборот, – одна только правда? Чистая,…

  • iodb.ru

    iodb.ru Posted by Майя Ставитская on 7 июн 2018, 09:40

  • Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным.

    Майя Ставитская с Шамилем Идиатуллиным. Posted by Майя Ставитская on 18 май 2018, 11:57

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments