majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

О фильмах Хаяо Миядзаки.

Мононоке

Не люблю мультфильмов. Никаких вообще. Не умилялась в детстве на союзмультфильмовских зайчиков и белочек, не пересматривала с маниакальным упорством гонки Волка за Зайцем в "Ну, погоди" (по одному разу посмотреть серию считала достаточным, чтобы составить представление о том, что между героями нового, может быть бессознательно ждала какого-то психологического развертывания?). Злоключения Тома и Джерри позже не затронули даже такого любопытства, этот шедевр вошел в жизнь советских людей, когда была в возрасте, исключающем иллюзии о возможности взаимоотношений между функциями (убегать-догонять - это функции, не персонажи даже). Череда диснеевских героев, похожих друг на друга, как две капли воды вместе с их замечательными возлюбленными, забавными приятелями и жизнеутверждающим пафосом стала чем-то вроде жвачки "Педро" из Лунапарка в детстве: пока это дефицит, может быть даже предметом вожделения, когда в достатке - ни уму, ни сердцу не дающая ничего резина, вкус и запах из которой быстро уходят.
Примерно такой же отношение к вышедшей из американской как русская литература из гоголевской "Шинели" новой российской мультипликации. Все алеши поповичи похожи на илюш муромцев, как их говорящие кони на шрекова осла, надо проникаться патриотизмом, да непонятно, в каком месте.
Есть три исключения. Лучший фильм всех времен "Ежик в тумане", первый "Шрек" и картины японского, ныне покойного режиссера Хаяо Миядзаки. Анимация Миядзаки отстоит от "мультипликации" примерно так, как "Солярис" Тарковского от "Свинарки и пастуха". Он хорош и по-своему глубок во всех своих работах. Но два фильма: "Унесенные призраками" и "Принцесса Мононоке" - это шедевры.
Второй, к тому же невероятно сложен по структуре и затрагивает такие темы, от которых серьезное кино и литература осторожно дистанцируются. Количество смысловых пластов, которые внимательный и подготовленный зритель может извлечь во время просмотра, одновременно превращает это действие в увлекательную интеллектуальную игру и серьезную работу - непростую, но оставляющую после себя весомые результаты.
Но самое невероятное - то, что одновременно с этим, все истории Миядзаки - это истории первой любви. Нежной, трепетной, на звенящей от напряжения ноте рассказанной. Трагичной в силу обстоятельств, но побеждающей зло такой силы, что представить страшно. Они глубокие, его герои. Сильные, нежные, ранимые, непреклонные и...живые.
Tags: культовое кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments