majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Трехгрошовая опера" Бертольд Брехт.


Для всего есть свое время  в этом движущемся по спирали мире. Разбрасывать и собирать камни, сеять и срезать колосья, ниспровергать авторитеты и укрепляться в уважении к ним. Актуальное время "Трехгрошовой оперы" в России было в конце девяностых. Вспомните обстоятельства сопровождавшие появление пьесы и ее первую постановку. Германия, двадцать восьмой год; в Веймарской Республике массы уже разочаровались: свободу-то нам дали. да не намажешь ее на хлеб, не закутаешься в нее на промозглом зимнем ветру. Время ремарковских "Трех товарищей" и "Черного обелиска". Народ чувствует себя обобранными и приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на месте, а нувориши, меж тем, раскатывают с красивыми девушками в шикарных авто, прожигают жизнь в кабаках и в ус не дуют. потому - нет на них управы.

А ведь на месте такого счастливчика мог быть я. Только бы чуточку везения, да вовремя оказаться в нужном месте. Ух, и завертелось бы все! Мораль? Какая мораль, вы о чем? Когда рушатся старые миры, а на обломках возникает манящее видение дивного нового, пропуском в который служит умение отказаться  от некоторых глупых вещей (мораль первым нумером), кто станет за нее держаться?. "Делай деньги, делай деньги, остальное дребедень".

  Чуть смещаются цензы и на время фигура благородного негодяя, как Мекки-Нож становится приемлемой в общественном восприятии, окружаясь чуть робингудовским ореолом. Н-ну, с поправкой на ветер: разбойник не столь благороден, каким хотелось бы его видеть и пойдет по головам, а понадобится - и по костям, так ведь альтернативаы все равно нет. Бери, что дают. Феноменальный успех "Бригады" в России нулевых выражает настроения такого плана. Мальчишеское братство, закрепленное братством боевым (мы страну не просили посылать нас в окопах гнить "От Гибралтара до Пешевара", но если уж пришлось, постараемся извлечь из обстоятельств всю возможную пользу.

  Ну и по мелочи: предай, пока тебя не предали; не верь, не бойся, не проси; все равно ведь не осталось ничего святого. Теперь другие времена, авторитеты вновь укрепились, а пафос "Трехгрошовой" воспринимается как гремучая смесь дикости и винтажа периода первоначального накопления. И я думаю, что это к лучшему. Не то, чтобы очень верила в нынешнюю искреннюю приверженность вчерашних ниспровергателей моральным ценностям, но лучше уж нарочитое благородство и показная порядочность, чем неприкрытый цинизм. Аллилуйя!
Tags: аудиокниги, драматургия, кино, музыка, немецкая литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments