majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Murther&walking spirits" by Robertson Davies.


  До Робертсона Дэвиса Канада на литературной карте мира приблизительно равнялась Албании или Гвинее Биссау. Он жил в Канаде и был гением, если не способным в одиночку составить конкуренцию сотням писателей сопредельного государства, то уж точно - избавить свою безнадежно провинциальную родину от статуса белого пятна. Я узнала о нем два года назад с "Мятежными ангелами" - могла бы чуть раньше, потому что "Азбука-Классика" начала издание "Корнишской трилогии" в 2012. Обмерла, пораженная величием, влюбилась насмерть, прочла все, переведенное на русский, земной поклон Татьяне Боровиковой, перевод под стать оригиналу. И стала читать на английском.

  Дэвис отдавал предпочтение трилогиям. Первая Салтертонская и три ее романа: "Tempest Tost", "Leaven of Mаlise", "A Mixiture of Frailties" у нас совсем не знают. "Депфортская" (по названию маленького канадского городка Депфорт)  и "Корнишская" (о семье Корнишей) уже известны и любимы; но была еще четвертая Торонтовская. Та, которую не успел закончить. И "Murther&walking spirits' первый ее роман. Неидентифицируемое "murther' в заглавии - архаичное написание для 'murder' (убийство). Таким образом,  название можно перевести. как  "Убийство и блуждающие духи".

Сюжет приводит на память "Тихий уголок" (A Fine and Private Place)  Питера Бигля: человек погибает по вине жены и обращается после смерти в призрак. Но это только поначалу. Успешный издатель Дэвид Гилмартин возвращается из поездки, застает жену с любовником; в приступе панического страха перед ситуацией, которая только в анекдотах бывает смешной, тот хватает свою пижонскую трость и убивает мужа. Новых лиц нет: красавица Эсме ведущий журналист в издании мужа, ее любовник Снуффер - колумнист и критик там же. Дело решают представить, как нападение грабителя, влезшего через балкон (семнадцатый этаж, хм) и дальнейшего разбирательства удается избежать. Кремация, похороны, а Гилмартин не видит перед собой никакого сияющего туннеля, болтается между небом и землей.

  Сопровождая убийцу на открытии кинофестиваля. который тот освещает по долгу службы. Фестиваль в Торонто, да будет вам известно - единственный в мире, на котором награды присуждаются не высоколобым жюри, но зрительским голосованием. Хотя к нашему роману это не имеет отношения. Ну, хотя бы потому, что Гил будет смотреть совсем другое кино. Перед ним развернутся сцены жизни предков: от далеких - времен Войны за независимость и Бостонского чаепития до приблизительно недавних - юности отца.

  Мне трудно судить о художественных достоинствах романа, все-таки английский мой далек от совершенства, а Дэвис автор весьма интеллектуальный и словарь, которым он пользуется, не дает расслабиться. Но это касается чувств и мыслей героев. Событийный план динамичен и ярок, а самая моя любимая история из показанных герою на этом странном фестивале - бегство вдовы английского офицера пра-пра-пра...бабки Анны с тремя детьми на каноэ из Бостона в Торонто.

  Знакомое каждому, кому довелось родиться в СССР, крушение империи, слом привычных отношений, резкая потеря в статусе, финансовом благополучии и главное - перспективах. Дочь богатого купца голландского происхождения, Анна делает вполне достойную партию, выйдя за майора британской армии, кто же мог предположить, что начнется революция, муж погибнет, а она и дети станут персонами нон-грата. К тому же, финансы семьи окажуться замороженными без надежды когда-нибудь добраться до них. И вот она действует.

  С тем немногим, что удается спасти, спасибо происхождению, голландская диаспора и в среде банкиров влияние имеет. Распродает потихоньку то, что можно обратить в деньги, зашивает золотые доллары в одежду - а это многие килограммы и надо просто учиться ходить с этой дополнительной тяжестью, не вызывая подозрений. А еще учиться грести и часами сидеть неподвижно, потому что в лодке придется именно так.. Покупает каноэ и с погодками сыном,  дочерью пятнадцати и шестнадцати лет, и  с младшей одиннадцатилетней болезненной дочкой отправляется  в Канаду.

  Отчего не сели на корабль? Оттого, что все их знакомые, которые пытались воспользоваться этим цивилизованным путем отступления, были ободраны таможенниками и солдатами до нитки. она, знаете ли, думает о том будущем, которое им придется начать на новом месте респектабельными людь ми или белой швалью и склоняется к мысли, что стоит на время отказаться от комфорта. Они не представляют уровня сложностей, с которыми придется столкнуться. Грязь, паразиты, страх, холод, часто голод и лошадиные дозы лауданума, которыми пичкают младшую - у девочки все время болят зубы.

  Но они добираются, цыганский табор оборванцев вваливается в кабинет владельца магазина - брата Анны. А через несколько лет у них собственное семейное дело, более успешное даже, чем у дядюшки.  Ах да, так что с Гилом? Н-ну он получил многие полезные уроки, оказывается способность к обучению не оставляет людей и за гробом. И узнал кое-что, что послужит ему утешением. Критики и публика приняли роман прохладно, их право. А мне нравится. Я уже следующий читаю The Cunning man - Хитрец
Tags: канадская литература, кино, язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments