majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Бесы" Достоевский.



У Достоевского есть странное свойство, не имеющее отношения к остраненности, как признаку его прозы, но целиком лежащее в сфере моего читательского восприятия (за других не скажу). Кажется, что всё или почти все у него знаю. Отчасти виной тому Достоевское лето, лет восемнадцати взялась читать  подряд,  пока сильная ФМ-интоксикация не отвадила от такого рода экспериментов над собой на всю дальнейшую жизнь.
Отчасти -  уровень пронизанности им культурного пространства. Толстой законсервирован в сентенциозной безупречности: "дубина народного гнева", "небо Аустерлица", "всякая несчастная несчастлива по-своему". FM везде как радиоволна: сводка криминальных новостей; пример высокого самопожертвования; психическое заболевание; пьянство; педофилия; проституция; святость; лудомания; преступление и наказание; тварь дрожащая или право имею; бедный человек хуже ветошки; избавить мир от одной гадины; слеза ребёнка. Бесконечный круговорот достоевщины в природе.
В одном была уверена, "Бесов" не читала, а взявшись, не могла избавиться от ощущения, что знакома с текстом, будто и взаправду вступила в давний круг персонажей, ситуаций, рассуждений, словно бы автор писал один бесконечный роман и весь табор - марионеточный сундук его героев просто кочевал из одной книги в другую, наскоро меняя костюмы и причёски, прикалывая к шляпкам вишенки вместо искусственных цветов; бросаясь из крайности самоуничижения в крайность нигилизма, самопожертвования ерничества святости.
Ни в коем случае не с целью ниспровержения авторитета: я не в том возраста, не того склада ума, да и люблю Фёдора Михайловича той странной любовью, которая тянет жертвы к палачам, род стокгольмкого синдрома. Откуда иначе эта радость абсолютного узнавания: невыносимая жалкая нежность к Марье Лебядкиной и Шатову, ощущение человека, пришедшего домой. Дом этот неуютен и вряд ли кто сочтет его убежищем от житейских штормов, но другого нет и быть не может для  тебя, такое уж горе-злосчастие.
Дальше как у Высоцкого: "А потом рвал рубаху,бил себя в грудь и кричал, что все меня продали", мерзавец на мерзавце едет, мерзавцем погоняет Смеешься, не умея с собой совладать, над литературными потугами дурака Лебядкина; ужасаешься истории Ставрогина; жалеешь старика Верховенского и содрогаешься от гадливой ненависти к сыну. И "в общем все умерли" принимаешь, как закономерный финал. Шатова вот только жаль. И еще Кириллова,который говорит, что ежели бы люди знали,что они хороши, тотчас бы стали счастливы и зло творить перестали бы.
Tags: русская литература
Subscribe

  • "Рэкетир" Джон Гришэм

    Переиграть систему на ее поле Мотоциклов рокот. Городок над речкой. Из сберкассы вкладчика ведут взашей. Милицейский рэкет, милицейский рэкет…

  • "Писатели & Любовники" Лили Кинг

    Амперсанд Одно-единственное постоянное и верное в моей жизни – роман, который я писала. Это мой дом, место, куда я всегда могу удалиться.…

  • "Непосредственный человек" Ричард Руссо

    Посредственный человек – Нет ничего таинственного в женских желаниях. Они хотят всего. В точности как мы. Интереснее другое: чем они…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • "Рэкетир" Джон Гришэм

    Переиграть систему на ее поле Мотоциклов рокот. Городок над речкой. Из сберкассы вкладчика ведут взашей. Милицейский рэкет, милицейский рэкет…

  • "Писатели & Любовники" Лили Кинг

    Амперсанд Одно-единственное постоянное и верное в моей жизни – роман, который я писала. Это мой дом, место, куда я всегда могу удалиться.…

  • "Непосредственный человек" Ричард Руссо

    Посредственный человек – Нет ничего таинственного в женских желаниях. Они хотят всего. В точности как мы. Интереснее другое: чем они…