majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Исчезание " Жорж Перек.



"Смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем человечеством. А потому не спрашивай никогда, по ком..."
Джон Донн.


"Алеф, борхесово место, где мир открывается весь разом. Что оно такое, если не алфавит?"
Перек "Пространства"



"Исчезновение" или "Исчезание" - что за странный лексический выверт? Нет выверта, второй вариант - попытка более-менее аутентичного перевода;  в оригинальном романе отсутствует литера "е" - наболее употребительная во французском языке. Зачем? Попробую объяснить, как я это понимаю, но для того придется обратиться к другой книге.  В "Солдатах Вавилона" Андрея Лазарчука описан мир, из которого исчезают привычные вещи и понятия, вымываютося смыслы. Как так? Перестают употребляться в речи некоторые слова и выражения из числа сложных или изысканных; забываются целые тома философских трудов. И никто не замечает: да кому они нужны, те мертвые поэты и философы?

Начавшись излишествами, доходит постепенно до вещей обыденных и повседневных, вот уже и радуга четырехцветная. А никто по-прежнему не замечает. Потому что лакуны немедленно заполняются вновь возникшими вещами (в широком смысле). Какими? Прозрачными безглазыми тараканами, способными питаться чем угодно. И человеческой плотью, почему нет? Еще? Кодонами - кибернетическим мусором, побочным эффектом качественного скачка технологий. Экраны во всю стену могут позволить себе самые скромные пользователи, а там не только звук и цвет, но объем, запахи, тактильность, эффект погружения. Хотя просмотр может вызывать галлюцинаторные состояния. Иногда острые. А однажды, очнувшись, не находишь рядом того, кто тебе дорог или саму себя не находишь

  Итак, "Исчезание", что это? Можно рассматривать, как диковинную литературную забаву. Игру, наподобие ребусов, шарад, паллиндромов и кроссвордов, в составлении которых эрудит Перек был большим мастером. Помните скабрезный спич про Отца Онисима, обходившего Онежское озеро? Ну вот, то же самое, вид сбоку, вернее не так - панорамный вид со многих точек, IMAX 3D.  Искушенного читателя ждут многие радости и приятные сюрпризы. Не имея возможности оценить оригинала, об обоих вариантах перевода скажу с восторгом: "Исчезание" Валерия Кислова - не только отказ от буквы ("о", в данном случае), это еще фейерверк филологических кунштюков всех возможных сортов. Как катание на американских горках. "Исчезновение" Александра Жгировского несколько сдержаннее, серьезнее, но и лиричнее.

  Сюжет: в мире начинают происходить жестокие и странные перемены, неимоверно возрастает градус агрессии и никого уже не пугают/не удивляют/не возмущают чудовищные преступления. Более того, они становятся частью обыденности. А потому исчезновение одного человека не должно бы стать резонансным. Однако становится - у него есть друзья, которым не все равно, что сталось а Антоном (Антом). В ходе расследования раскрываются многие страшные семейные, до девятого колена, тайны; извлекаются из шкафов скелеты всех степеней сохранности. Повествование соскальзывает от семейной саги к мыльной опере и взлетает к высотам сложнейших аллюзий, вынося читателя к финалу, который можно сформулировать, как: "в общем все умерли".

  В чем смысл? А для понимания, нужно вспомнить о том, кем был автор. Еврейский мальчик, лишившийся всех родных во время Второй Мировой. Отца убили, когда ему было четыре года, мать потерял в шесть, скитался по приютам, позже усыновлен был теткой. Они вдвоем только и остались от многочисленной веселой и богатой семьи. "Исчезание" - это отчаянный крик, обращенный ни много, ни мало, к человечеству. Нет, не боюсь пафоса,есть случаи, когда без него не обойтись. К целому, которое пожертвовало своей частью, потому что проще, удобнее и безопаснее (как казалось) было не заметить исчезновения, чем спасти и сохранить. А после предпочло сделать вид, что не замечает пустоты. Которая потихоньку заполняется безглазыми тараканами.


  Там есть вставная новелла - история которую вспоминает Антон о человеке по имени Измаил, лишенном родины парии, выживающем в одиночку на необитаемом острове. Однажды, исследуя местность, он натыкается на дом, оборудованный по последнему слову техники, прекрасно устроенный и наполненный чудесными излишествами. Однако предпочитает не вселяться в него, опасаясь подвоха, а какое-то время понаблюдать со стороны. И вскоре к островку причаливает яхта, а дом наполняется вальяжными гостями, которые наслаждаются жизнью всеми возможными способами. Есть среди них женщина, в которую Измаил влюбляется со страстью на грани одержимости. Он решает открыться, но никто не замечает нашего героя, Фаустина смотрит сквозь него, слуги сквозь него проходят, а подушки софы, на которой только что сидела прелестница оказываются тверже и холоднее камня. И оброненное ею золотое украшение он не может оторвать от ложа, они сплавлены намертво. Они части целого. Мира, который его отринул. Вот в этом смысл, если кто еще заинтересован в его нахождении.
Tags: Андрей Лазарчук, французская литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments