majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

"Женщина в песках" Кобо Абэ.


  Присутствие Японии в моей жизни до недавнего времени ограничивалось фильмами Хаяо Миядзаки да роллами: "Унаги маки, абокадо маки, с собой" Ни увлекательное аниме "для взрослых", ни черно-белые манги, ни гёрл-группы в разноцветных сейлормунистых париках, ни тамагочи с покемонами - ничто не трогало льда, намерзшего на сердце в том месте которое соприкасалось с великой японской культурой. Очень долго сторонилась, а началось, как ни странно, с Кобо Абэ. Лет восьми или девяти, угораздило меня взять его книгу; "Человек-ящик" и "Чужое лицо" под одной обложкой. Уж и не помню, что надеялась найти, но нашла только диковинное слово "вуайеризм", да процесс подглядывания в щелку за писающей женщиной на первых страницах, отвратившие от всего японского всерьез и надолго.

  Для всего приходит свой срок, пришел и этому льду тронуться. Осторожно начав с Харуки Мураками и Акиры Куросавы, продолжила Рюноскэ и подумалось: если внезапно такой интерес к японской культуре, а не замахнуться ли вновь на Кобо не нашего Абэ? Теперь мне не восемь и не девять и в читательском активе много общепризнанно непростых книг в придачу к астрологическим трактатам (которые сложны по определению), но даже с моим уровнем подготовленности это оказалось трудным чтением.

Так бывает: понимая, что автор совершенно не твой, понимаешь, что роман не просто хорош - это великая книга. Ты можешь любить или не любить ее, это не отменит того, что артефакт по имени "Женщина в песках" существует, неуловимо микронно изменяя мир. В какую сторону? А Бог его знает - в правильную. Великие книги всегда способствуют вращению мира в правильном направлении, даже если на первый взгляд стороннего наблюдателя это не очевидно. Даже если неочевидно на второй и на третий.

  Сюжет одновременно кафеиански фантасмагоричен и прост до примитивности. Учитель математики берет короткий отпуск, чтобы посвятить его своему хобби - энтомологии. Конкретно, насекомым песков. Энтомология, дети, это такая наука. в которой открытия продолжаются по сей день, а герой не чужд амбициозности и ощущает некоторое превосходство над окружающими (кто ж запретит). И вот, он едет. Потом идет. Моря не видать, но песка много. Насекомых, впрочем, почти нет и приходится признать выбранное направление неудачным. Да и в любом случае, нужно передохнуть. Вот кстати полузасыпанная песком деревушка. Осторожные расспросы пейзан, не с инспекцией ли господин: "Нет-нет, я частное лицо, мне бы переночевать".

  И все, сладкий, начинается для тебя новая жизнь, назвать которую веселой и интересной не рискнет человек с самым извращенным воображением. Потому что отныне ты раб лампы. Ну, то есть не лампы, а песчаной ямы, на дне которой хижина, засыпаемая песком. И всякую ночь ты станешь отгребать песок лопатой и засыпать в корзины, которые селяне (другие, относительно свободные селяне, "верхние") втаскивают наверх. А днем спать, утомленный тяжким трудом. И есть скудную пищу, которую готовит твоя товарка по несчастью, укрывшись под бумажным зонтом от сыплющегося со всех сторон песка, который все равно приправит любое блюдо. А если захочешь саботировать работу - уморят жаждой. А будешь трудиться хорошо - сумеешь купить радио (и зеркало).

  Ты пройдешь все стадии: недоумение, возмущение, обида, бунт, горе, отчаяние, ненависть к тюремщикам и той, кем воплощены они в твоих глазах - той, что рядом. Новая надежда, побег и новое отчаяние. А потом придет муджрость и бессмысленное прежде существование не то, чтобы обретет смысл - станет интересным. Как такое может быть? Ну, ты ведь немного изобретатель, помнишь? И кажется тебе, частью методом тыка, частью используя преимущества фундаментального математического образования, удалось найти способ спасти безнадежную деревню. Надо только еще поработать настойчиво и упорно. Что? Лестницу забыли убрать? Ну пусть висит, не до нее теперь.

  Это трудная для чтения и непростая для понимания книга и она не из тех, которые называют жизнеутверждающими. Но в ней алмазной твердости и алмазной ценности внутреннее ядро, отрицающее бессмысленность чего бы то ни было. Все, что ты делаешь правильно, хотя бы даже результат не был очевидным. Главное - делай что-нибудь.

 

  
Tags: японская литература
Subscribe

  • "Движение" Йон Айвиде Линдквист

    "11.22.63" от шведского Кинга Если мы не можем собраться вокруг света, то собираемся вокруг тьмы. Смерть Улофа Пальме не стала…

  • "Тревожные люди" Фредрик Бакман

    Мятный синдром Мы не хотим, чтобы у наших детей были свои мечты и не хотим, чтобы дети пошли по нашим стопам. Мы сами хотим идти по их…

  • "Росмерсхольм" Генрик Ибсен

    Белые кони Росмерсхольма - Самых важнейших моих произведений никто не знает, никто, кроме меня самого. - Почему же? - Потому что они не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments