majstavitskaja (majstavitskaja) wrote,
majstavitskaja
majstavitskaja

Category:

"Учитель фехтования" Артуро Перес-Реверте.



  У Дюма-отца есть роман с тем же названием. И, помня о любви Переса-Реверте к писателю, ("Клуб Дюма или тень Ришелье" - самая знаменитая его книга), ждала аллюзий к тому давнему роману. Который уже и забыться успел за давностию лет: смутно вспоминается Россия, куда небогатый французский дворянин приезжает, чтобы поправить материальное положение, подвизаясь в качестве учителя фехтования. Еще более смутно - что в центре сюжета  восстание декабристов.

Помню - понравилось, хотя выбор места действия показался странным: ну кому может быть интересной наша  заснеженная Россия? То ли дело Италия в "Асканио" или Голландия в "Черном Тюльпане". Самое яркое воспоминание - огромный русский мужик хватает в охапку французика, у которого побелели на морозе щеки и кончик носа (первый признак обморожения) и принимается растирать его снегом. Жила в уверенности, что так и надо поступать, пока на курсах медсестер не объяснили, что ни в коем случае - можно повредить сухими твердыми  кристаллами снега без того обмороженные ткани.

  Однако к Пересу нашему Реверте. Нет, это самостоятельное произведение, проникнутое подлинно испанским духом и повествующее о событиях испанской истории. Хотя в центре тоже учитель фехтования - великий  мастер рапиры и человек чести. Что мало способствует финансовому благосостоянию, живет дон Хайме Астралоа
скромно, за модой не гонится: добротная и качественная одежда; вечерние посиделки на тертулии и никакой политики. Знаете, что такое тертулия? Разновидность клуба  по интересам, составляют завсегдатаи какого-либо заведения, которые из вечера в вечер собираются постоянной компанией, беседуют и по очереди платят за напитки.

  Впрочем, у дона Хайме и на социальную активность лишнего времени нет, он пишет Трактат. О фехтовании, разумеется. Жемчужиной которого должен стать неотразимый удар. Надо торопится, маэстро немолод и кто знает, сколько у него впереди времени, а великое искусство фехтования умирает, потесненное по всем позициям подлой дальнобойностью огнестрельного оружия. За окном, меж тем, революция и твое нежелание участвовать в политике вовсе не означает, что она ответит взаимностью ("Тогда мы идем к вам").

  Потому что среди учеников блистательный маркиз де Айала и - с недавних пор - таинственная Одела де Отеро. Красавица, умница и фехтовальщица того уровня, о каком среднестатистическая женщина мечтать не может. А теперь сложите два и два: яркая, сильная, сексуальная молодая женщина и мужчина шестидесяти лет, но в прекрасной физической форме; их экзерсисы в опасном искусстве, коего оба мастера; непосредственый контакт - ну, сложили? И кто бы на его месте остался глух к зову лебединой песни?

  Роман, который я читала, назывался "El Maestro de Esgrima", потому что в оригинале. И хвастовства здесь самую чуточку, главным образом - точности ради. После "La Tabla de Flabdes" ("Фламандской доски") не ждала очень многого от признанного мастера интеллектуально-авантюрного жанра. Счастлива, что ожидания не оправдались, эта книга на порядок лучше.

  Даже несмотря на необходимость много гуглить об Изабелле II, Норваэсе и Хуане Приме; и о событиях Славной Революции в Испании 1868. Даже несмотря на необходимость продираться на чужом языке через  подробности фехтовальных поединков (вспомнила свой скромный опыт занятий, встала у зеркала в стойку, сделала несколько выпадов, сокрушенно вздохнула - таких не берут в космонавты и до доньи Оделы далеко мне)).

  Может оно и к лучшему? Судя по тому, какой оборот примут события - да. А все-таки он невероятно хорош, синьор Астралоа. И он таки написал этот свой Трактат, есть такая книга на свете.
Tags: испанская литература, язык
Subscribe

  • Живая Земля Андрей Рубанов

    Хранители - Сугробы есть, да. Но мы их убираем. - Сами, что ли? - Конечно. А как еще? Это же наши сугробы. Наш снег падает с нашего неба на…

  • "Хлорофилия" Андрей Рубанов

    Всякая плоть - трава Ты никому ничего не должен Литературный тренд экотемы пришел к нам не с разнузданного Запада и не со сдержанного…

  • "Неучтенная планета" Дарья Бобылёва

    И снится нам не рокот палиндрома Муза, ранясь шилом опыта, ты помолишься на разум. На случай, если кто не догадался - в эпиграфе палиндром…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments